Ильская стоянка первобытного человека – Ильская стоянка древнего человека | Социальная сеть работников образования

Детская школа искусств пгт Ильского

Ильская стоянка первобытного человека

Рис. 1 Место Ильской стоянки на левом берегу
р. Иль (слева западный, справа восточный
участки стоянки). Вид с юго-востока.

Ильская стоянка находится в Западном Закубанье, в п. Ильском Северского р-на Краснодарского края, в 50 км к юго-западу от г. Краснодара. Поселок Ильский в основном размещается на равнине, прилегающей к р. Кубани, и только небольшая юго-западная часть его тянется по долине ныне небольшой р. Иль в предгорья Северо-Западного Кавказа. В этой горной части поселка, в довольно узком месте речной долины и непосредственно на выходе ее из предгорий на равнину, и располагается стоянка.
При этом она нахо­дится низко над рекой, в основании довольно крутого левобережного склона долины, обращенного на юг (рис. 1). Хорошо видно, что стоянка связана с древней излучиной реки, с северо-запада и юго-востока ограниченной мысами. Учитывая топографию стоянки, едва ли можно сомневаться, что место для нее было выбрано первобытными людьми не случайно. Позиция ее хорошо согласуется с их охотничьим образом жизни. Основное преимущество места расположения стоянки, по всей вероятности, заключалось в том, что оно было совсем близко от сужения речной долины и как нельзя лучше подходило для устройства здесь засад для убоя стадных животных, периодически откочевывавших с равнины по долинам рек на пастбища в гор­ные районы и обратно на равнину.
Ильская стоянка была открыта случайно, и произошло это в связи с развитием нефтяных промыслов в бывшей станице Ильской в конце XIX в. Здесь местные рабочие-неф­тяники при земляных работах постоянно находили кости ископаемых животных. Правда, большого инте­реса к ним они не проявляли и ско­ро о них забывали. Но вот осенью 1898 г. в Ильскую по пути из Ново­российска заехал известный тогда французский археолог и путешест­венник барон Ж. де Бай. В то время на нынешнем 5-м участке Ильского нефтепромысла французской ком­панией «Русский стандарт» заклады­вался один из новых колодцев для добычи нефти. В выбросах земли оказались древние кости, на которые обратил внимание исследователь. По его предварительному заключению, кости принадлежали мамонту и гип­попотаму, на них могли охотиться первобытные люди. И небольшие раскопки, предпринятые исследова­телем, подтвердили это. Вместе с костями он нашел и каменные орудия (Вауе, 1899, р. 12). Так была открыта Ильская стоянка. Кости мамонта исследователь определил правильно. Но вот с распознанием костей других животных он явно ошибся. Находки из Ильской были переправлены во Францию, где были показаны на одной из выста­вок в Париже. С профессиональной точки зрения их описал там же во Франции Л. Капитан (Capitan, 1899, р. 325). Однако само место стоянки, открытой де Баем, никто из специа­листов не видел. Уже в начале XX в. о ней стали забывать и появились сомнения в ее существовании.
Всерьез заинтересовались Иль­ской стоянкой лишь в 1925 г., когда С. Н. Замятнин — аспирант Государ­ственной Академии истории мате­риальной культуры, только что при­ступивший к изучению палеолита Кавказа и работавший при этом в составе Северо-Кавказской этно-лого-археологической экспедиции под руководством А. А. Миллера, — решил все же отыскать эту таинст­венную стоянку. Недалеко от окраи­ны станицы Ильской ему показали место, где в 1923 г. при рытье нефтеотстойного котлована были найдены бивень и зубы мамонта. Заложенные им шурфы оказались с находками (Замятнин, 1925, с. 11—19). Де Бай, с которым связался С. Н. Замятнин, подтвердил, что раскопки проведены как раз там, где он проводил работы в 1898 г. (Zamiatnine, 1929, р. 283). Таким образом, Ильская стоянка вновь была открыта. Последующими раскопками (1926 и 1928 гг.) на сто­янке был обнаружен мощный куль­турный слой (в среднем 40—50 см), залегавший, по заключению почво­веда С. А. Захарова, в ископаемой почве,

Рис. 2 Ильская стоянка. Ножи с двусторонней
обработкой из VII культурного слоя.

образовавшейся в древности на пойме речной террасы (Замят­нин, 1934, с. 209). Геологи отнесли эту почву, равно как и культурный слой, к концу последней межледни­ковой эпохи (Gromova, 1932, S. 309), датируемой сейчас 120—130 тыс. л. н. В общей сложности было раскопа­но около 225 м2 площади стоянки и получены большие коллекции кост­ных остатков животных, на кото­рых охотились обитатели стоянки, и каменных изделий.

Рис. 3 Ильская стоянка. Круглая наковальня
из плиты доломита из VII культурного слоя.

Значительно полнее и по-новому предстает Ильская стоянка сейчас после открытия и изучения на ней ранее неизвестного восточного участка (Ильская 2) с целой серией хорошо сохранившихся культурных слоев, залегающих, как оказалось, не только в покровных делювиальных отложениях, но и в аллювиальных отложениях древней речной террасы (Щелинский, 1993, с. 7 – 11). Этот участок располагается в 170 м к востоку и ниже по реке от места прежних раскопок (теперь западный участок или Ильская 1) (рис. 1). Сам факт открытия его

показывает, что стоянка в действительности имеет гораздо большие размеры, чем пред­полагалось первоначально ее пер­выми исследователями. Она занима­ет внушительную территорию пло­щадью примерно 250 X 50 м, которая протягивается вдоль берега реки. В связи с этим встает вопрос, почему стоянка заселялась среднепалеолитическими охотниками столь интен­сивно и длительное время? Очевид­но, были какие-то благоприятные палеоэкологические причины. С большой долей вероятности можно назвать некоторые из них. В первую очередь, надо думать, в окрестностях стоянки продолжительное время было изобилие промысловых живот­ных, а топография местности позволяла относительно легко и продук­тивно охотиться на них. Важно, что в сочетании с этим обстоятельством на стоянке и поблизости от нее всегда в достатке было каменное и раститель­ное сырье для изготовления орудий и оружия. Кроме того, есть основа­ния предполагать, что среднепалеолитические охотники уже знали и использовали как горючее вещество имеющуюся здесь самопроизвольно вытекающую нефть. На это косвен­ным образом указывает удивитель­ное совпадение места стоянки с основными в долине р. Или выхо­дами нефти и газа на поверхность.

В толще отложений третьей террасы, общая мощность которых составляет более б м, сейчас выявле­но семь культурных слоев среднего палеолита.

При таких условиях накопления культурных остатков эти культурные слои, казалось бы, должны были быть полностью разрушены рекой. Однако они сохранились и только в незначительной степени были повреждены водой.

Нет сомнений, что оставившие их среднепалеолитические охотники жили близко у воды на низкой периодически подтопляе­мой древней пойме и непосредствен­но на песчано-галечном пляже реки.

Самый древний VII культурный слой Ильской стоянки располагается в верхней части слоя занефтеванного в древности руслового галечника террасы. Несмотря на такие условия залегания, культурный слой в основ­ном сохранился in situ.

В нем довольно много костных остатков животных и каменных из­делий, встречены также крупные и сравнительно небольшие глыбы до­ломита, возможно, принесенные людьми. Примечательны костные остатки животных, на которых охоти­лись люди. Среди них отчетливо преобладают остатки мамонта ран­ней формы (Mammuthus cf. chosaricus) (Hoftecker etal., 1991, p. 124, 125), что несомненно указывает, по край­ней мере, на умеренный климат и является важным дополнительным аргументом в пользу послемежледникового возраста этого слоя. Распро­странение мамонта в Предкавказском регионе началось, по 

Рис. 4 Ильская стоянка. Фрагмент V культурного слоя с костями мамонтов ранней формы и каменными изделиями из доломита и кремня. Вид с юга. На переднем плане верхней

фотографии видна лопатка молодой особи
мамонта.

всей веро­ятности, несколько раньше отложе­ния VII культурного слоя, во время весьма холодной стадии (5d), последовавшей­ межледниковой эпохи. О материальной культуре охотников рас­сматриваемого культурного слоя сви­детельствует интересная коллекция каменных орудий. Особенно обраща­ют на себя внимание хорошо сделан­ные отщепы, выполненные в левал-луазской технике обработки камня, и двусторонне обработанные ножи (рис. 2). Совершенно уникальным изделием является крупная, круглая как колесо наковальня, тщательно изготовленная из плиты доломита (рис. 3). Диаметр ее 33 см, высота — 9 см, вес — около 10 кг. По всему периметру она оббита многочислен­ными крупными и мелкими вертикальными сколами, придающими ей правильную круглую форму. Нако­вальня интенсивно использовалась. На обеих плоских поверхностях ее сохранились следы стертости, старые царапины, а также лунки от ударов, образовавшиеся от раскалывания костей и других не очень твердых материалов.

Рис. 5 Ильская стоянка. Фрагмент IV культурного
слоя со скоплением костей и бивней мамонтов
ранней формы. Сверху вид с северо-запада;
Снизу вид с юго-запада.

VI культурный слой, залегающий на 50 — 60 см выше VII слоя, связан с сине-серым глинистым речным песком, также пропитанным нефтью. Раскопан на малой площади, и впечатления о нем предварительные. По составу костей, представленных исключительно костями мамонта, и малочисленным изделиям из камня, этот слой имеет признаки кратко­временной стоянки небольшой груп­пы охотников. Однако по технико-типологическому облику остатков материальной культуры он, похоже, не отличается от VII слоя.
Пачку культурных слоев, сфор­мировавшихся в аллювиальных отло­жениях речной террасы, завершает V культурный слой. Он лежит в бурой гумусированной и отчасти занефтеванной супеси, слагающей древнюю пойму реки. В ряде мест супесь со­держит линзы ископаемого битума, которые в древности были лужами
 нефти прямо на стоянке охотни­ков. Стратиграфически эта супесь с V культурным слоем сопоставляется с нижней погребенной почвой за­падного участка памятника, с кото­рой В. А. Городцов увязывал ниж­ний культурный слой стоянки (12-й условный раскопочный горизонт Н. Д. Праслова). V культурный слой имеет значительную мощность и включает в себя довольно многочис­ленные костные остатки животных, которые вместе с каменными изделиями в целом равномерно распреде­лялись на исследованной площади (рис. 5). Все говорит о длительном обитании людей на стоянке. Кости принадлежат мамонту, но, наряду с ними, встречены остатки бизона, гигантского оленя и лошади. Пред­ставлены разные части скелетов животных.
В самой нижней части делювия террасы, в плотной голубовато-серой (сизой) глине находится IV культурный слой стоянки. Это мощный слой, наиболее насыщенный костны­ми остатками животных в основном раннего мамонта (рис. 5). Зафикси­ровано обширное скопление костей, в котором они располагались хао­тично, нередко с налеганием одной на другую. Многие трубчатые кости почти целые, есть бивни, в том числе необычайно крупные. Не исклю­чено, что они имеют отношение к жилому сооружению, конструктив­ные элементы которого, однако, четко не прослеживаются. Матери­альную культуру охотников этого слоя характеризуют многочисленные выразительные орудия разных кате­горий, изготовленные из доломита, алевролита, кремня, лидита и других пород камня. Налицо заметные тех­нико-типологические

Рис. 6 Ильская стоянка. Орудия (остроконечники, леваллуазские отщепы) из IV культурного слоя.

 особенности этих орудий, отсутствующие в других культурных слоях стоянки. Двусторонне обработанных орудий всего два, но они демонстрируют высокую технику обработки камня. Одно из них — треугольный удлиненный наконечник дротика с утонченным основанием, другое — миниатюрный овальный нож с коротким диаго­нальным обушком. Основная масса орудий изготовлена на сколах. На­ряду с разнообразными скреблами выделяются удлиненные остроко­нечники асимметричной формы. К ним примыкают ножи со специаль­но оформленным обушком. Важной составной частью комплекса орудий из слоя являются хорошо сделан­ные крупные леваллуазские отщепы и остроконечники (рис. 6). Это были готовые ножи, полученные специ­альной техникой, а остроконечники использовались также в качестве наконечников копий и дротиков. Наконец, нельзя не упомянуть со­вершенно неожиданную для этого слоя находку, возможно, пролива­ющую свет на духовную жизнь сред-непалеолитических охотников. Я имею в виду, на первый взгляд, обыкновенную гальку из плотного песчаника (размеры: длина — 9 см, высота — 8,5 см, толщина — 2 см), лежавшую в слое среди костей (рис. 7). Однако, присмотревшись внимательно, можно увидеть пора­зительное сходство ее с позднепале-олитическими фигурками мамонта, изготовленными из мергеля, и изве­стными, например, по материалам стоянки Костенки I на Среднем Дону. «Фигурка» имеет все характер­ные признаки мамонта, передавае­мые палеолитическим искусством: маленькую шишковатую головку, резко отделенную от горбатой изо­гнутой спины, просматривается и слегка изогнутая линия хобота. Осо­бенно примечательно, что выпукло­сти головки и горба спины зверя образованы удивительно удачным сколом края гальки. Правда, негатив этого скола окатан так же, как и вся галька. Случайна ли эта «подработ­ка» края гальки или она была пред­намеренной, сказать трудно. Очевид­но, что галька была подобрана чело­веком на пляже реки, куда она могла попасть из более раннего культурно­го слоя. Как бы то ни было, человек, по-видимому, обратил внимание на сходство очертаний гальки с теми животными, которые окружали его в повседневной жизни.

Рис. 7 Ильская стоянка. «Фигурка» мамонта
из IV культурного слоя.

Выше IV культурного слоя зале­гает исключительно интересный III культурный слой стоянки. Он связан с несколько более темной корич­невато-серой глиной, насыщенной рыхлыми карбонатами, что указыва­ет на более сухой климат. О карди­нальном изменении климатической ситуации во время накопления этого культурного слоя (распространение
степных ландшафтов) свидетельст­вуют и сохранившиеся в нем костные остатки животных, на которых охотились люди. Они принадлежат главным образом бизону (Bison cf. priscus) (Baryshnikov, Hoftecker, 1994, p. 3). Таким образом, в отличие от нижележащих культурных слоев, оставленных охотниками на мамон­тов, в III культурном слое мы имеем дело с материальными остатками деятельности и культуры уже других охотников — охотников на бизонов.

Каменные орудия этих охотников многочисленные и многообразные. В слое обнаружена подлинная обшир­ная мастерская по обработке мест­ного каменного сырья — доломита, из которого на основе весьма раз­витой леваллуазской техники рас­щепления камня изготавливались в большом количестве высококаче­ственные отщепы, пластины и треу­гольные остроконечники (рис. 10). Однако этим не ограничивается спе­цифика слоя. Бесспорной особенно­стью состава орудий в нем является наличие длинных узких, но при этом толстых, обработанных интенсивной ретушью, остроконечников, удли­ненных двойных скребел и пластин с крутой ретушью почти по всему периметру, напоминающих оринь-якские пластины позднего палеоли­та. Для других культурных слоев сто­янки такие орудия не характерны.

II культурный слой стоянки, рас­полагающийся выше по разрезу и в той же самой глине, что и III слой, также содержит остатки материаль­ной культуры охотников на бизонов. Однако характер их в этом слое несколько иной. По-видимому, можно говорить о других культурных тра­дициях у охотников. Прежде всего сам слой довольно тонкий. Кости бизонов, иногда в анатомических группах, распределялись отдельны­ми пятнами, что свойственно кратковременным стоянкам охотников. Как будто, не противоречит этому и набор орудий, обнаруженных в слое. Среди них нет такого обилия левал-луазских типов орудий, характерно­го для III слоя. Орудия в основном простые: скребла, асимметричные остроконечники, отщепы с ретушью. Большинство их имеет удивительно

Рис. 8 Ильская стоянка. Орудия из доломита
(леваллуазский остроконечник, пластины,
отщепы) из III культурного слоя.

 мелкие размеры (отдельные экземп­ляры — до 2 см и меньше).

Таким образом, Ильская стоянка предстает сейчас в совершенно новом свете. Впервые удалось определить хронологические рамки этого многослойного памятника. Стоянка оказалась не столь древней, как представлялось раньше, но и не слишком поздней в пределах среднего палеолита. Самый нижний ее культурный слой, по-видимому, не древнее 100 тыс. лет, а верхний культурный слой — не моложе 80–85 тыс. лет. На стоянке нет оснований видеть плавное развитие одной культуры. Напротив, культурные слои на ней во многом не похожи один на другой и в большей мере указывают на то, что среднепалеолитические охотники, посещавшие место стоянки на протяжении тысячелетий, имели разные культурные традиции, характеризующиеся высоким развитием техники обработки камня и изготовления орудий труда и оружия.
Дальнейшие раскопки Ильской стоянки, несомненно, позволят еще больше обогатить и конкретизировать наши знания о технических и культурных достижениях охотников далекого среднего палеолита на территории Европейской России.

Щелинский В.Е. Ильская стоянка на Кубани.
Уникальный памятник среднего палеолита на территории России. - В:  Н.А. Макаров (редактор)
Археологические открытия 1992-2004 гг. Европейская Россия. М.: ИА РАН, 2009, с.23-34.

ildshi.krd.muzkult.ru

Восстановите картину жизни древних людей на ильской стоянке

Всемирную известность имеет, находящаяся в посёлке Ильский стоянка первобытного человека, относящаяся к эпохе среднего палеолита. Точнее, Ильская стоянка первобытного человека датируется периодом 100-30 тыс. лет до нашей эры, когда в пещерах, под открытым небом или в примитивных жилищах жили неандертальцы. Расположение стоянки отнюдь не случайно. Посёлок Ильский, где она была обнаружена, раскинулся на равнине, примыкающей к реке Кубань, и лишь его малая юго-западная часть вытянулась по долине реки Иль. Ильская стоянка первобытного человека была обнаружена именно в этой горной части посёлка, на выходе зауженной долины реки Иль на равнину. Стоянка расположена довольно низко относительно реки, у крутого склона долины и тесно связана со старой излученной реки Иль. Топографически расположение древней стоянки прекрасно соотносится с образом жизни первобытного человека-охотника, позволяющее ему не только устраивать засады на стада животных, но и периодически кочевать с равнины в пастбищные горные долины рек и обратно.Открытие Ильской стоянки.    Ильская стоянка первобытного человека была открыта благодаря развитию в конце 19 века в станице Ильская нефтяных промыслов. Во время земляных работ люди там часто находили кости древних животных, однако, особого интереса у местных жителей они не вызывали. Но вот в 1898 году, посетивший закладку нового колодца нефтепромысла французской компании «Русский стандарт», французский путешественник и археолог Жозеф де Бай обратил внимание на древние кости в земляных выбросах. Предпринятые небольшие раскопки подтвердили, что обнаруженные кости принадлежат гиппопотаму и мамонту и обнаружили некоторые каменные орудия труда. Таким образом, была обнаружена Ильская стоянка.   Ископаемые находки путешественник переправил в Париж, где они были выставлены на одной из выставок. Кроме Жозефа де Бая стоянку профессионально никто не осматривал и уже в начале 20-го века о ней позабыли, что поселило сомнения вообще о её существовании.Начало серьёзного изучения Ильской стоянки.    Серьёзное изучение Ильской стоянки началось только в 1925 году, когда аспирант Государственной Академии С.Н.Замятин, занявшийся изучением палеолита на Кавказе и принимавшем участие в этно-археологической экспедиции  на Северном Кавказе, решил отыскать забытую стоянку. Близ станицы Ильская Замятину показали место, где пару лет назад были обнаружены зубы и бивень мамонта при рытье котлована для нефтеотстойника. С.Н.Замятин связался с Жозефом де Баем, который подтвердил, что данное место именно то, где сам археолог проводил раскопки. Раскопки, проведённые в 1926-28 годах, обнаружили на Ильской стоянке мощный культурный слой, залегавший на ископаемой почве, который образовался ещё в древности. В итоге, раскопки были проведены на площади в 225 м2 , что позволило обнаружить огромную коллекцию каменных изделий и костных остатков древних животных.   

Оцени ответ

shkolniku.com

Архивы Ильская стоянка первобытного человека

25.04.2015 · 10:11

Археологические находки из Ильской стоянки. Раскопки В.А. Городцова. Иллюстрация из сборника Материалы и исследования по археологии СССР. № 2. М.; Л., 1941. С. 21.

Наблюдая за развитием исследования палеолита в пределах Восточной Европы и Северной Азии легко заметить у исследователей некоторую склонность к преувеличению дат открываемых ими памятников. Склонность эта иногда так велика, что побуждает выдавать пережиточные формы изделий из камня и даже простые осколки за руководящие и замалчивать те находки, которые указывают на более позднее и более верное время. Первый пример такого отношения явил В.В. Хвойко. Желая внушить, что им открыты в Кирилловской стоянке самые древние человеческие орудия, он демонстрировал и издавал только осколки, уверяя, что это и есть орудия, так как иных форм орудий в стоянке нет, да и не может быть. Когда же раскопку провели другие лица, то им удалось найти вполне типичные орудия, определявшие время стоянки в верхнем палеолите. Продолжить чтение →

28.10.2014 · 12:10

исследование археологических артефактов

Большое количество материалов об истории Северского района хранится в запасниках Северского историко-краеведческого музея вот уже долгие годы. Всего в музее более 4 000 экспонатов: предметы быта, документы, фотографии, картины, воспоминания — все они являются свидетелями различных исторических событий на протяжении последних 150 лет. Продолжить чтение →

Сохранен как Новости

По таким тегам, как археологический памятник "Карское", археология, археология Северского района, Ильская стоянка первобытного человека, МБУК "Северский историко-краеведческий музей", Нина Решетова, проект "Ты - археолог", просветительская деятельность Северского музея, Северский музей, Северский район, сотрудники Северского музея, х. Карский Северского района

churh-history.cerkov.ru

Восстановите картину жизни древних людей на ильской стоянке. Ильская стоянка первобытного человека



Ильская стоянка первобытного человека

Археологические находки из Ильской стоянки. Раскопки В.А. Городцова. Иллюстрация из сборника Материалы и исследования по археологии СССР. № 2. М.; Л., 1941. С. 21.

Наблюдая за развитием исследования палеолита в пределах Восточной Европы и Северной Азии легко заметить у исследователей некоторую склонность к преувеличению дат открываемых ими памятников. Склонность эта иногда так велика, что побуждает выдавать пережиточные формы изделий из камня и даже простые осколки за руководящие и замалчивать те находки, которые указывают на более позднее и более верное время. Первый пример такого отношения явил В.В. Хвойко. Желая внушить, что им открыты в Кирилловской стоянке самые древние человеческие орудия, он демонстрировал и издавал только осколки, уверяя, что это и есть орудия, так как иных форм орудий в стоянке нет, да и не может быть. Когда же раскопку провели другие лица, то им удалось найти вполне типичные орудия, определявшие время стоянки в верхнем палеолите.

Второй пример явил французский археолог Ж. де-Бай (de Baye), который очень неосторожно отнес стоянку Афонтовой горы ко времени мустьерской культуры, когда в действительности она относится к гораздо более позднему времени. Ошибка де-Бая, по-видимому, произошла вследствие его торопливости: он поспешил поставить определение времени на недостаточных материалах. Но плохо то, что его неверное определение времени стоянки поддержали в более поздних работах русские исследователи (И.Т. Савенков и др.), в руках которых уже были типичные формы, ясно указывающие на более позднее время. Ошибку И.Т. Савенкова исправил Н.К. Ауэрбах. Другую ошибку де-Бая, в отношении времени стоянки в Ильской, очень долго не только не исправляли, но и подтверждали, вводя неверно определенную стоянку в тип, с которым начали сравнивать другие стоянки. Неправильное представление об Ильской стоянке получило распространение не только среди археологов, но и работников других научных дисциплин. Вот так, например, пишет В.И. Громов: «Фауна единственной здесь [в русской равнине] мустьерской стоянки Ильской, по данным В.И. Громовой показывает совершенно отличный фаунистический комплекс от верхнепалеолитического прежде всего своим характерным преобладанием Bovidae». Из этой цитаты видно стремление установить особый фаунистический тип для мустьерской культуры русской равнины. решив совершенно правильно, что Ильская стоянка относится ко второй половине более теплой предвюрмской эпохи, В.И. Громов все-таки относит ее ко времени мустьерской культуры, хотя бы уже известны факты, указывающие, что к предвюрмской теплой эпохе относится культура, не имеющая ничего общего с мустьерской.

Неверное определение времени Ильской стоянки мною лично замечено еще в 1928 г., когда впервые удалось увидеть орудия из этой стоянки в Краснодарском музее, которые ясно указывали, что они не мустьерского времени. Это побудило меня тогда побывать на месте самой стоянки, которую в то время раскапывал С.Н. Замятнин, и там я еще больше убедился в том, что не только орудия, но и условия геологического залегания памятников Ильской стоянки указывают на принадлежность ее не к мустьерскому, а к более позднему времени.

В 1936 г. я решил произвести раскопки в Ильской стоянке, чтобы более основательно решить вопрос о времени ее. Работа велась с 18 июля по 12 августа, и достигнутые результаты оправдали ожидания: стоянка, действительно, оказалась не мустьерской, а солютрейской; ее время совпадает с средним горизонтом средней поры палеолитической эпохи нашей классификации.

Географические и геологические условия

Стоянка занимает место в расстоянии трех километров к югу от центра Ильской станицы, расположенной при железнодорожном пути, километрах в 30 от г. Краснодара. Станица стоит на берегах речки Или, у выхода ее из горного ущелья в поемную долину р. Кубани. Палеолитическая же стоянка находится в одном километре к югу от южной окраины станицы, на левом берегу р. или.

Местность представляет вогнутый береговой скат, обращенный к юго-востоку. Вогнутость ската сообщает местности некоторую обособленность. С севера она охватывается береговым гребнем, с юга – речкой Илью, с запада – ущельем пересыхающего ручья, впадающего в Иль, и только с востока остается более открытою. В древности тот же характер местности был еще более выражен, так как северный береговой гребень тогда являлся во много раз круче и неприступнее. Слагающие его скалы, теперь закрытые осыпями, выдавались наружу в виде навесов, один из которых еще наблюдается здесь и в настоящее время. Иль, судя по ее террасам, временами принимала вид очень мощного потока, воды которого в период рисского оледенения поднимались метров на 20, а в период вюрмского оледенения – метров на 10 выше современного ее уровня. Высокие воды сильно разрушали доломитовые известняки коренного берега, образуя недоступные кручи и навесы, которые могли служить для первобытных людей не только защитой от диких животных, но и убежищем от непогоды.

Хорошие питьевые воды и хорошие климатические условия способны были привлекать сюда человека, и в древнее время он долго пользовался местностью для своих стоянок.

Идя от современной реки Или к гребню коренного берега, легко заметить на подъеме три террасы: 1) нижнюю аллювиальную, 2) среднюю или первую надпойменную и 3) вторую надпойменную, перекрытую осыпями и делювиальными отложениями. Аллювиальная терраса здесь имеет совершенно незначительное развитие как в высоту так и в ширину.

К истории исследования стоянки

Ильская палеолитическая стоянка открыта в 1898 г. известным французским археологом Ж. де-Баем; первые же находки предметов стоянки сделаны при разведках на нефть; материалы были предоставлены Ж. де-Баю, который и определил их мустьерский тип. Производил ли он раскопки на месте вновь обнаруженной стоянки, неизвестно, но, вероятнее всего, не производил. Коллекцию предметов он переправил во Францию. Русские археологи того времени коллекции, насколько мне известно, совсем не видали и весть об открытии приняли на веру. В 1908 году, т.е. спустя десять лет, стоянку посетил геолог Н.И. Криштафович, определивший правильно принадлежность стоянки к межледниковой эпохе, но раскопок им не производилось. В последующие 15 лет Ильскую стоянку как будто никто из исследователей не посетил. В это время у некоторых русских исследователей являлось сомнение в самом существовании стоянки, но ее отнюдь не забывали и вводили в курс археологических институтов и университетов, и лишь отсутствие средств являлось препятствием к ее раскопкам, которые удалось осуществить в 1926 и 1928 гг. С.Н. Замятнину. С.А. Захаров первый установил связь нижнего горизонта стоянки с ископаемой почвой,

greecehist.ru

Восстановите картину жизни древних людей на ильской стоянке

Всемирную известность имеет, находящаяся в посёлке Ильский стоянка первобытного человека, относящаяся к эпохе среднего палеолита. Точнее, Ильская стоянка первобытного человека датируется периодом 100-30 тыс. лет до нашей эры, когда в пещерах, под открытым небом или в примитивных жилищах жили неандертальцы. Расположение стоянки отнюдь не случайно. Посёлок Ильский, где она была обнаружена, раскинулся на равнине, примыкающей к реке Кубань, и лишь его малая юго-западная часть вытянулась по долине реки Иль. Ильская стоянка первобытного человека была обнаружена именно в этой горной части посёлка, на выходе зауженной долины реки Иль на равнину. Стоянка расположена довольно низко относительно реки, у крутого склона долины и тесно связана со старой излученной реки Иль. Топографически расположение древней стоянки прекрасно соотносится с образом жизни первобытного человека-охотника, позволяющее ему не только устраивать засады на стада животных, но и периодически кочевать с равнины в пастбищные горные долины рек и обратно.Открытие Ильской стоянки.    Ильская стоянка первобытного человека была открыта благодаря развитию в конце 19 века в станице Ильская нефтяных промыслов. Во время земляных работ люди там часто находили кости древних животных, однако, особого интереса у местных жителей они не вызывали. Но вот в 1898 году, посетивший закладку нового колодца нефтепромысла французской компании «Русский стандарт», французский путешественник и археолог Жозеф де Бай обратил внимание на древние кости в земляных выбросах. Предпринятые небольшие раскопки подтвердили, что обнаруженные кости принадлежат гиппопотаму и мамонту и обнаружили некоторые каменные орудия труда. Таким образом, была обнаружена Ильская стоянка.   Ископаемые находки путешественник переправил в Париж, где они были выставлены на одной из выставок. Кроме Жозефа де Бая стоянку профессионально никто не осматривал и уже в начале 20-го века о ней позабыли, что поселило сомнения вообще о её существовании.Начало серьёзного изучения Ильской стоянки.    Серьёзное изучение Ильской стоянки началось только в 1925 году, когда аспирант Государственной Академии С.Н.Замятин, занявшийся изучением палеолита на Кавказе и принимавшем участие в этно-археологической экспедиции  на Северном Кавказе, решил отыскать забытую стоянку. Близ станицы Ильская Замятину показали место, где пару лет назад были обнаружены зубы и бивень мамонта при рытье котлована для нефтеотстойника. С.Н.Замятин связался с Жозефом де Баем, который подтвердил, что данное место именно то, где сам археолог проводил раскопки. Раскопки, проведённые в 1926-28 годах, обнаружили на Ильской стоянке мощный культурный слой, залегавший на ископаемой почве, который образовался ещё в древности. В итоге, раскопки были проведены на площади в 225 м2 , что позволило обнаружить огромную коллекцию каменных изделий и костных остатков древних животных.   

shpora.org

Такие близкие достопримечательности. Стоянка древнего человека ильский



ИЛЬСКАЯ СТОЯНКА — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

ИЛЬСКАЯ СТОЯНКА - стоянка среднего палеолита на левом берегу реки Иль (Краснодарский край).

От­но­сит­ся к вюрм­ской (вал­дай­ской) лед­ни­ко­вой эпо­хе, ра­дио­уг­ле­род­ные да­ты: 37200(+/–1800) и 40800(+/–1200) лет на­зад.

От­кры­тие и пер­вые рас­коп­ки ра­бо­тав­ше­го в Рос­сии французского ар­хео­ло­га Ж. де Байа в 1898 году, французский ар­хео­лог Л. Ка­пи­тан оп­ре­де­лил най­ден­ные ору­дия как от­но­ся­щие­ся к Му­стье (1899). По­втор­но от­кры­та С.Н. За­мят­ни­ным в 1925 году, рас­коп­ки его (1926, 1928), В.А. Го­род­цо­ва (1936-1937, ус­та­но­вил мно­го­слой­ность Ильской стоянки), Н.Д. Пра­сло­ва (1963-1969), В.Е. Ще­лин­ско­го (с 1979 года).

Ка­мен­ная ин­ду­ст­рия верх­них сло­ёв ха­рак­те­ри­зу­ет­ся тех­ни­кой Ле­вал­луа, зна­чительным ко­ли­че­ст­вом пла­стин и ору­дий верх­не­па­лео­ли­ти­че­ских форм, ма­лым ко­ли­че­ст­вом скрё­бел и дву­сто­рон­не об­ра­бо­тан­ных ору­дий. В ниж­нем слое ле­вал­лу­аз­ская тех­ни­ка вы­ра­же­на сла­бее, мно­го скрё­бел и би­фа­сов, сре­ди ко­то­рых ост­ро­ко­неч­ни­ки (в т.ч. лис­то­вид­ные), дву­сто­рон­не об­ра­бо­тан­ные скрёб­ла и но­жи. Пре­об­ла­да­ют кос­ти би­зо­на, есть кос­ти ма­мон­та, пе­щер­но­го мед­ве­дя, вол­ка, ги­гант­ско­го и бла­го­род­но­го оле­ня, пе­щер­ной гие­ны, сай­ги, ка­ба­на, ло­ша­ди, ди­ко­го ос­ла. Го­род­цо­вым об­на­ру­же­ны оча­ги и ду­го­об­раз­но (ра­диу­сом до 5 м) рас­по­ло­жен­ные кам­ни, с оча­га­ми и ско­п­ле­ни­ем кос­тей внут­ри (воз­мож­но, ос­тат­ки жи­ли­ща).

Ильская стоянка - один из опор­ных па­мят­ни­ков для изу­че­ния куль­тур восточного Ми­ко­ка.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Литература
  • Па­лео­лит СССР. М., 1984
  • Ще­лин­ский В. Е., Ку­ла­ков С. А. Иль­ская му­сть­ер­ская сто­ян­ка. Рас­коп­ки 1920-х – 1930-х гг. СПб., 2005
Статью разместил(а)

Артёмов Александр Юрьевич

редактор

w.histrf.ru

Ильская стоянка Википедия

Название «Ильский» в 1869—1906 годах носила станица Дербентская.

И́льский (И́льская) — станица, с 1947 года официально именуется «посёлком городского типа»,[3] в Северском районе Краснодарского края, административный центр Ильского городского поселения. Население — 25 502[2] чел. (2018).

История

Станица Ильская была основана раньше всех других населённых пунктов Северского района. 16 июня 1863 года по приказу командующего войсками Кавказской армии сводный эскадрон Северского драгунского полка приступил к возведению станицы, названной Ильская, наименование дано по реке Иль (по-адыгейски — блестящая). Уже 27 июня 1863 года появилась первая партия казаков-переселенцев. Эта дата стала считаться днём основания станицы.

Переселенцев было 234 семьи: казаки бывшего Черноморского войска из правобережных станиц Кубанской области (Крыловской, Кущёвской, Стародеревянковской, Новонижнетеблиевской, Елизаветинской и Киляковской), казаки упразднённого Азовского войска, казаки Донского войска и крестьяне Полтавской и Черниговской губерний (40 семей). Чтобы облегчить участь переселенцев правительство предоставляло различные льготы: денежные вознаграждения, земельные участки в потомственную собственность и т. д.

Сначала станица представляла собой восемь улиц, идущих по четыре на север и на юг от центральной площади, чёткой планировки не придерживались. Дома строили на быструю руку, чтобы успеть до холодов, крыли камышом, соломой и болотной травой, отчего ни красотой, ни удобствами они не отличались, а изгороди вокруг усадьб обносили плетнём из орешника и кизила. Первые три года казаки станицы, в обязанность которых входило периодическое несение кордонной службы на южных рубежах России, находились на содержании Кубанского войска, получая так называемые «порционные» (различные продукты питания), но вскоре им пришлось осваивать земледелие (выращивать зерновые культуры) и разводить скот. Богатые казаки приступили и к строительству мельниц. Первую из них на реке Иль возвёл Поликарп Чумак. К 1866 году в станице уже было четыре торговых лавки, пять трактирных заведений, одна кузница, общественная баня и небольшой кирпичный завод. Появились общественные здания, в том числе дом станичного правления из сырцового кирпича, хлебный магазин, служивший одновременно хранилищем запасного хлебного фонда, создаваемого из «взносов» каждой станичной семьи, часовня для богослужения (в 1867 году на её месте на общественные средства построили молитвенный дом, а в 1871-м — церковь). К 1886 году в станице появилась деревянная школа, а первое школьное здание по типовому проекту (с квартирой для учителя) построили в 1876 году, в 1896 году на углу нынешних улиц Победы и Советской появилось здание министерской казачьей школы, а к концу 19-го века открылось и женское церковно-приходское училище. В 1905 г. появилось иногороднее училище имени Тургенева, в 1908-м — иногородняя школа[4].

После большевистского переворота станица Ильская находилась в составе провозглашённой советской Кубанской народной республики, а уже с 16 февраля 1918 года в составе независимой казачьей Кубанской Народной Республики[5].

Во время Гражданской войны основная масса кубанских казаков во главе с генералами Шкуро и Улагаем с оружием в руках боролись против большевиков. Этому способствовала конфискация и передел войсковых земель, политика большевиков, способствовавшая разжиганию национальной розни, что привело к расстрелам и грабежам казаков со стороны иногородних, мародёрство красноармейских отрядов, состоявших из иногородних, акты «расказачивания» в период «Триумфального шествия Советской власти» (1918).

3 марта 1920 года Красная армия начала Кубано-Новороссийскую операцию. Измотанные в боях Добровольческий корпус, Донская и Кубанская армии отходили под натиском превосходящего противника. 17 марта Красная армия взяла Екатеринодар, Кубанская армия была прижата к границе Грузии и 2-3 мая капитулировала. Кубанская Народная республика, её правительство и Кубанское Казачье Войско были упразднены.

Кубанские части, избежавшие капитуляции, эвакуировались в Крым. В Русской Армии генерала Врангеля эти части вошли в Кубанский корпус под командованием генералов Абрамова и Улагая. После поражения Русской армии уцелевшие в боях эти казаки оказались в эмиграции[6][7][8].

24 сентября 2011 в Ильской во дворе Свято-Никольского храма был открыт памятник жертвам Гражданской войны[9].

Во время Великой Отечественной войны, осенью 1942 года, станица Ильская была оккупирована немецкими войсками. 19 февраля вечером была начата операция по освобождению Ильской. В результате ночных боёв, к утру 20 февраля 1943 года Ильская была освобождена.

14 августа 1947 года по Постановлению Президиума Верховного Совета РСФСР станица Ильская была переименована в рабочий посёлок Ильский. В бытовом обиходе[значимость факта?] по-прежнему называется станицей Ильской[10].

Население

Численность населения1959[11]1970[12]1979[13]1989[14]2002[15]2009[16]2010[17]
17 086↗18 

greecehist.ru


Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о