О великом человеке судят только по его главным деяниям эссе: “О великом человеке судят только по его главным деяниям, а не по его ошибкам” (Ф. Вольтер)

Содержание

Задания высокого уровня сложности на ЕГЭ по обществознанию

1. Задания высокого уровня сложности на ЕГЭ

Из опыта работы обучению написания эссе по
обществознанию учителя истории МАОУ
Боровской СОШ№2 Меркушиной Ларисы
Валентиновны
2013 г.

2. Что такое эссе?

Эссе – с французского – опыт, проба,
попытка, набросок. Это размышление на
оригинальную тему с использованием
имеющихся обществоведческих знаний

3. Признаки эссе

Наличие конкретной темы или вопроса
Личностный характер восприятия проблемы и её
осмысления
Небольшой объём
Свободная композиция и непринуждённость
повествования
Парадоксальность
Внутреннее смысловое единство
Открытость

4. Особенности эссе по обществознанию

Эссе выполняется по конкретной
проблеме, относящейся к определённому
разделу обществознания
Цель эссе – раскрытие смысла
высказывания, предоставление и
обоснование собственной позиции.

Аргументами могут являться
обществоведческие термины и понятия,
теоретические положения и выводы,
факты из социального или личного опыта

5. Критерии оценки эссе

Демонстрационный вариант
Кодификатор
Спецификация работы
Тренировочные задания
К1 – раскрытие смысла высказывания -1б
К2-представление и пояснение собственной позиции
выпускника-1б
К3-Характер и уровень приводимых суждений и
аргументов-3б

6. Организация работы по написанию обществоведческого эссе

Выбор темы
Написание черновика
Анализ содержания текста
Проверка стиля, логичности и
последовательности изложения материала
Внесение необходимых изменений и
написание окончательного варианта

7. Выбор темы

Прочитать все цитаты
Определить проблематику и смысл ( О чём хотел
сказать автор)
На основании этого выбрать понятную выпускнику
цитату
Мысленно ответить на вопросы: с какими
основными проблемами обществоведческого
знания связана данная тема; какие у меня есть
аргументы, термины для раскрытия данной темы.

8. Черновик

Цитата
Проблема, поднятая автором, её
актуальность
Смысл высказывания
Собственная точка зрения
Аргументация на теоретическом
уровне (использование различных
точек зрения)
Примеры. (Не менее двух из
различных видов источников.
Например, СМИ, учебник,
историческая литература)
Вывод
«В пользе безработицы больше всего
уверены те, кто не знаком с ней по личному
опыту» (Дж. Гэлбрейт, амер. экономист)

9. Содержание эссе

Определить проблему высказывания,
раскрыть тему позволяет алгоритм
действия:
Мысль автора в форме тезиса (тезисов)
аргументы (факты, явления , события,
научные доказательства)
вывод

10. Достоинства эссе

Краткая информация об авторе
Имена предшественников, последователей,
научных противников
Описание различных точек зрения на проблему
Указание на многозначность используемых
понятий и терминов
Указание на альтернативные варианты решения
проблемы
Использование нескольких различных источников
(исторических, литературных,СМИ)

11.

Основания для более низкого балла Формально отражена личная позиция
Ответ и аргументация ушли в сторону
Изложение, аргументация на бытовом
уровне
Проблема поясняется отчасти
Допущены ошибки в содержании
Утверждения общего характера

12. Поэтапная работа над эссе Первый этап (7 класс)

Использование рабочей тетради,
проблемных вопросов после параграфов,
дискуссионное решение заданий на уроке.
Главная цель: научить понимать выражение
и пытаться доказать свою точку зрения

13. Второй этап (8класс)

Используется рабочая тетрадь
Проводится обучающее задание по написанию
эссе
Целый год закрепляется сокращённый вариант
написания эссе:
о чём идёт речь в высказывании; выразить своё
отношение к проблеме; привести на своём уровне
примеры из истории и литературы; сделать вывод

14. Третий этап (9 класс)

До учащихся доводится алгоритм действия при
написании эссе
Отдельные уроки изучения теоретического
материала готовят учащихся к написанию эссе на
теоретическом уровне
Увеличивается объём эссе
Поощряется использование терминов и
аргументации на теоретическом уровне
В помощь ученику – фразы – клише

15.

Четвёртый этап (10-11классы) 1. На вводном уроке в начале учебного года
доводятся критерии написания эссе,
объясняется необходимость черновика и
его форма
2. Отводится урок обучения написания
эссе.(особое внимание уделяется
проблеме, оформляется черновик под
контролем учителя)
3. Домашнее задание – написание чистовика

16. Четвёртый этап (10-11классы)

4. Отдельные уроки в 10 и 11классах
посвящаются накоплению материала для
эссе ( Например, «Роль народных масс и
личности в истории» расширяет кругозор
об исторических личностях. После этого
предлагается написать эссе по теме «О
великом человеке судят только по его
главным деяниям, а не по его ошибкам»).
Все уроки способствуют накоплению
терминологии, аргументации.

17. Четвёртый этап (10-11классы)

5. Проверка работы – кропотливое дело.
Работа проверяется по критериям
В тетради вначале оформляется черновик, следом
чистовик. Учитель видит как ребёнок работал над
эссе.
В 11 классе на полях выставляются баллы по
критериям: нет сформулированной проблемы – 0
баллов («двойка»)
Учитель ведёт индивидуальный журнал учёта работы
над эссе

18. Индивидуальный журнал учёта критериев эссе


п/п
Фамилия имя
Проблема
к1
Собственная
позиция
к2
Аргументы
к3
Общест
.
термин
ы
оценка
1.
Алексеева В.
+
_
+
_
_
3
2.
Гарцуева О.
+!
+
+
_
+
5
3.
Иванов И.
_
+
+
Бытовой
ур.
_
2

19. Обучение работе над эссе (определение проблемы)

Самая главная задача – обучение определению
проблемы. Этому помогает серия вопросов,
которые ученик ставит по выбранной теме
Пример: Тема «Свобода состоит в том, чтобы
зависеть от законов» (Вольтер)
Вопросы: В чём выражается свобода человека в
обществе?
Может ли свобода быть абсолютной?
Что ограничивает социальную свободу
человека?

20.

Обучение работе над эссе (определение проблемы) Из вопросов следует суждение о смысле
высказывания: С одной стороны, свобода это независимость человека. С другой
стороны, свобода – это зависимость
Проблема (осознанная формулировка
вопросов, возникающих в ходе познания и
требующих ответа) высказывания: свобода
личности в обществе и её соотношение с
законом, ограничивающим эту свободу

21. Обучение работе над эссе (аргументация)

Из вопросов, поставленных учеником перед собой
следуют аргументы (факты, примеры, доводы,
суждения)
В черновике, например, пишем примеры из
документов (Конституция, Кодексы, законы, где
зафиксированы санкции за нарушение нормы
права. Примеры из жизни – школа, семья,
предпринимательская деятельность. Примеры из
истории и СМИ)
Аргументация на теоретическом уровне
(фиксируется в виде тезисов в черновике):
понятие свободы,, ответственность, гарантии
свободы, закон, правовое государство.

22. Обучение работе над эссе (оформление мысли)

В помощь ученику на вводном занятии учитель
приводит фразы – клише, которые можно
использовать при написании эссе:
В данном выражении…
Данная проблема…
Я согласен (не согласен)…
На мой взгляд…
Хорошо, если ученик установил парадоксальность
высказывания, не соглашается с автором. Чаще
всего выпускник не прописывает проблему, а
пересказывает то, о чём говорит автор.

23. Анализ эссе

Учитель обязательно обращает внимание на
характерные ошибки, недочёты, читает (с
разрешения учащихся) удачные эссе или
фрагменты работ
Один урок посвящается работе над ошибками.
Учащиеся прямо на уроке под контролем учителя
доделывают то, что неудачно выполнили или
переделывают всё эссе.
В 11 классе проводятся уроки написания эссе на
время. Учитель видит сколько времени ученик
тратит на эссе, кто успел, кто не успел.
Сам учитель анализирует этот вид деятельности и
прогнозирует результат на экзамене, может
сориентировать родителей

24.

Результат работы Если писать эссе без всякой системы, то
можно рассчитывать, что слабые ученики
не справятся с данным видом работы и
потеряют баллы, сильные в состоянии
набрать за написание эссе 3-2 балла из 5.
Если придерживаться системы, то есть
шанс, что даже слабый ребёнок может
сработать по алгоритму и выполнить
данную работу на 3 балла из 5.

25. Литература

Брандт М.Ю. Эссе на экзамене по
обществознанию. Журнал «История и
обществознание в школе» №1, 2004
Пазин Р.В. Обществознание. Сборник
олимпиадных заданий. Легион. Ростов – на Дону,
2012
Рутковская Е.Л. Обществознание. Типичные
ошибки при выполнении заданий ЕГЭ.М., Русское
слово, 2009
Чернышева О.А. Эссе, сложный план
развёрнутого ответа. Обществознание. Задания
высокого уровня сложности на ЕГЭ (С8,
С9).Легион. Ростов – на – Дону.2011

Афоризмы и цитаты Вольтера

Атеизм — порок некоторых умных людей, суеверие — порок глупцов.

Библиотека, вверенная невежде, все равно что гарем под управлением евнуха.

Бог вовсе не должен страдать из-за тупости своего священника.

Бог не на стороне больших батальонов, а на стороне лучших стрелков.

Боюсь, что земной шар — желтый дом Вселенной.

Брак — единственное опасное приключение, доступное даже трусам.

Ваши уши слишком целомудренны, а ваши нравы слишком развращены.

Вера — это триумф богословия над человеческой слабостью.

Верить в Бога невозможно, не верить в него — абсурдно. (Видоизмененный Вольтер.)

Власть чисел тем могущественнее, чем меньше в них разбираются.

Врач — это человек, пичкающий лекарствами, в которых он мало что понимает, организм, в котором он ничего не понимает.

Все главнейшие иностранные языки можно выучить за шесть лет, но для изучения своего недостаточно целой жизни.

Вся наша история — вымысел, с которым все согласны.

География — единственное искусство, в котором последние творения всегда самые лучшие.

Генерал, одержавший победу, в глазах публики не совершал вовсе ошибок, так же как разбитый генерал всегда не прав, как бы ни был уместен его образ действий.

Глаза читателя более строгие судьи, чем уши слушателя.

Горе тем, кто переводит буквально и, передавая каждое слово, обескровливает смысл. Именно здесь можно сказать, что буква убивает, а дух животворит.

Государственного мужа создает характер, а вовсе не исключительная проницательность.

Государственное образование, называвшееся Священной Римской империей, не было ни священным, ни римским, ни империей.

Девушки быстрее учатся чувствовать, чем юноши мыслить.

Для большинства людей исправиться — значит поменять свои недостатки.

Доверить другому чужую тайну — предательство, доверить свою — глупость.

Догмат бессмертия души есть самая утешительная и в то же время наиболее устрашающая идея из всех, которые человеческий дух мог воспринять.

Договаривать все до конца — верный способ наскучить.

Достаточно было одному мужчине влюбиться в женщину, чтобы мир стал таким, каков есть.

Если Бог сотворил человека по своему образу и подобию, то человек отплатил ему тем же.

Если Бога нет в нас, то его нет нигде.

Если бы в Англии была только одна религия, следовало бы опасаться ее деспотизма; если бы их было две, представители каждой перерезали бы друг другу горло; но их там тридцать, а потому они живут в благодатном мире.

Женщина может сохранить лишь одну тайну — тайну своего возраста.

Женщина — это человеческое существо, которое одевается, болтает и раздевается.

Идеальное правительство невозможно, потому что люди наделены страстями; а не будь они наделены страстями, не было бы нужды в правительстве.

Идеи Бога среди людей столь же различны, как их религии и законы. Все люди рождаются с носом и пятью пальцами, но ни один из них не появляется на свет со знанием Бога; прискорбно это или же нет, но таково, несомненно, человеческое состояние.

Излишек — вещь крайне необходимая.

Именно наша любовь к самим себе помогает любви к другим. Разумеется, Бог мог бы создать тварей внимательными единственно только к благу другого. В этом случае купцы находились бы в Индии исключительно в благотворительных целях, а каменщики дробили бы камни, чтобы доставить удовольствие своему ближнему. Но Бог устроил вещи иначе.

Искатель счастья подобен пьяному, который никак не может найти свой дом, но знает, что дом у него есть.

Искусство медицины состоит в том, чтобы помогать пациенту коротать время, пока природа излечивает болезнь.

Книга во времена Гомера и Гесиода была такою же редкостью, как в наши времена хорошая книга.

Когда чернь начинает рассуждать — все пропало.

Короли знают о делах своих министров не больше, чем рогоносцы о делах своих жен.

Корысть еще более слепа, чем любовь.

Кто не имеет что сказать, всегда говорит плохо.

Лучше поздно, чем плохо.

Люди пользуются умом лишь для того, чтобы оправдать свои дурные поступки, а языком — чтобы скрывать свои мысли.

Маленькие машины работают лучше больших, потому что в последних сильнее трение. Так же и относительно государств.

Маленькие ручейки прозрачны, потому что неглубоки.

Метафизики и теологи весьма напоминают тех гладиаторов, которых заставляли сражаться с повязкой на глазах.

Метафизические системы для философов — то же, что романы для женщин.

Монархия — лучший из худших видов правления.

Настоящие похвалы — это духи, которые приберегают для бальзамирования покойников.

Не бедность невыносима, а презрение. Я могу обходиться без всего, но я не хочу, чтобы об этом знали.

Не неравенство тягостно, а зависимость.

Не следует говорить человеку о недостатках его возлюбленной, объяснять истцу слабые стороны его дела или приводить доводы рассудка ясновидцу.

Не следует громко говорить о милостях, которыми одаряют нас женщины и короли.

Нередко спрашивают, почему те, кому служение повелевает быть учеными и терпимыми, столь часто бывали невежественны и бессердечны.

Они были невежественны потому, что слишком долго учились, и жестокими потому, что чувствовали, как их никчемные занятия становятся объектом презрения мудрых людей.

Нет ничего неприятнее, как быть повешенным в неизвестности.

Ничто не пользуется таким уважением, как застарелое зло.

О себе: Мы с Господом Богом кланяемся, но бесед не ведем.

О трактате Руссо «Рассуждение о происхождении неравенства между людьми»: Когда читаешь вашу книгу, разбирает охота побегать на четвереньках.

Образование развивает способности, но не создает их.

Одежда изменяет не только фигуру, но и нравы.

Он был великим патриотом, гуманным человеком, истинным другом — если, конечно, это правда, что он умер.

Опасно быть правым, когда правительство ошибается.

Отчаяние часто выигрывало сражения.

Политика во все времена сохраняла злоупотребления, на которые жаловалось правосудие.

Поэзия говорит больше, чем проза, при помощи меньшего количества слов.

Предрассудки — разум глупцов.

Прекрасное не требует доказательств.

Равенство есть вещь самая естественная и в то же время химера.

Развод, вероятно, почти столь же стар, как и брак. Хотя я полагаю, что брак на несколько недель древнее.

Разум говорит мне, что Бог существует, но разум также говорит мне, что я никогда не узнаю, что это такое.

Разъясненная шутка перестает быть смешной; любой комментатор остроты — просто глупец.

Религиозная догма всегда в безопасности, когда ее опровергают только философы: все академики вселенной ничего не изменят в веровании народа.

Римский календарь был необычайно запутан. Римские полководцы всегда побеждали, но никогда не знали, в какой день это произошло.

Когда слушающий не понимает говорящего, а говорящий не знает, что он имеет в виду, — это философия.

Своим почитателям: Вы хотите удушить меня розами.

Сердце не стареет, но как мучительно селить божество в развалинах!

Сила женщин в слабостях мужчин.

Скромность — знаменитейшее достоинство, если ты знаменит.

Слепой следовало бы изображать не любовь, а самовлюбленность.

Словари составляются из словарей.

Счастье — отвлеченная идея, составленная из нескольких ощущений удовольствия.

Там, где речь идет о деньгах, все одной веры.

Те, кто грешит исключительно против Бога, должны быть наказаны на том свете; те, кто грешит против людей, должны быть наказаны на этом.

Тот, кто умирает при многих свидетелях, умирает всегда мужественно. (По поводу смерти Людовика XIV.)

Утешительна одна только мысль, а именно: какой бы системы мы ни придерживались и с какой фатальностью ни связывали бы все наши действия, мы всегда будем действовать так, как если бы мы были свободны.

Утром я составляю планы, а днем делаю глупости.

Французы говорят быстро и действуют медленно.

Хорошие новости всегда опаздывают, а плохие летят как на крыльях.

Хотя желудок влияет на наши мысли, люди с самыми лучшими желудками — не самые лучшие мыслители.

Цена монеты — пульс государства и довольно верный способ узнать его силы.

Шутки хороши только тогда, когда их подносят еще не остывшими.

Я без ума от женщин, особенно если они красивы и податливы.

Я не знаю ни одного народа, который обогатился бы вследствие победы.

Я не пожелал бы счастья, если бы ради него надо было стать дураком. Если мы дорожим счастьем, то еще больше дорожим разумом. Но, если поразмыслить, окажется, что предпочитать разум счастью значит быть безрассудным.

Я не разделяю ваших убеждений, но я отдам жизнь за то, чтобы вы могли их высказать.

Я признаю, что человек непостижим, но столь же непостижима и вся остальная природа, и в человеке не больше очевидных противоречий, чем во всем остальном.

Вольтеру сообщили, что доктор Галлер далеко не так одобрительно отзывается о его трудах, как Вольтер — о трудах Галлера. «Что ж, — заметил Вольтер, — человеку свойственно ошибаться; возможно, мы ошибаемся оба».

В 1779 году Вольтер отправился из Швейцарии в Париж. На городской заставе его остановили и спросили, не везет ли каких-либо товаров, облагаемых пошлиной. «Г оспода, — отвечал Вольтер, — у меня в экипаже нет никакой контрабанды, кроме меня самого».

Какой-то автор представил Вольтеру трагедию и попросил высказать о ней свое мнение. Вольтер прочитал рукопись и ответил: «Написать такую трагедию вовсе не трудно; трудность в том, что отвечать ее автору».

На смертном одре, в ответ на предложение отречься от дьявола, Вольтер сказал: «Теперь не время наживать себе новых врагов».

Отчизна это край, где пленница душа.

Моя любовь к отечеству не заставляет меня закрывать глаза на заслуги иностранцев. Напротив, чем более я люблю отечество, тем более и стремлюсь обогатить мою страну сокровищами, извлеченными не из его недр.

Нет человека, в котором не было бы чего-нибудь ненавистного, в котором не был бы скрыт лютый зверь, но лишь немногие честно говорят, как они справляются с этим лютым зверем.

Никто, конечно, не рождается на свет с уже готовыми понятиями о праве и справедливости, но человеческая природа устроена так, что в известном возрасте эти истины естественным образом вырабатываются.

Жить — значит работать. Труд есть жизнь человека.

Словарь — это вселенная в алфавитном порядке.

Никогда не бывает больших дел без больших трудностей.

Видеть и делать новое — очень большое удовольствие.

Для спасения государства достаточно одного великого человека.

Человек создан для действия. Не действовать и не существовать для человека — одно и то же.

Ленивые всегда бывают людьми посредственными.

Честь — это бриллиант на руке у добродетели.

Многочисленность фактов и сочинений растет так быстро, что в недалеком будущем придется сводить все к извлечениям и словарям.

Чтобы добиться успеха в этом мире, недостаточно быть просто глупым, нужно еще иметь хорошие манеры.

Самый нелепый из всех деспотизмов, самый унизительный для человеческой природы, самый несообразный и самый зловредный — это деспотизм священников.

Почему не поднять голос против злодеев прошлого, знаменитых основоположников суеверия и фанатизма, тех, кто впервые схватил на алтаре нож, чтобы отдать на заклание строптивых, не желающих принять их воззрения?

Наиболее суеверные эпохи были всегда эпохами самых ужасных преступлений.

Величайшие распри производят меньше преступлений, чем религиозный фанатизм.

Суеверные в обществе то же, что трусливые в войске: они сами чувствуют и возбуждают в других панический ужас.

Никогда двадцать огромных томов не сделают революции, ее сделают маленькие карманные книжки в двадцать су.

Добродетель и порок, моральное добро и зло — во всех странах определяются тем, полезно или вредно данное явление для общества.

Твердость есть мужество ума, она предполагает просвещенную решимость. Упрямство, напротив, предполагает ослепление.

Мрачная ревность неверною поступью следует за руководящим ее подозрением; перед нею, с кинжалом в руке, идут ненависть и гнев, разливая свой яд. За ними следует раскаяние.

Великие горести оказываются всегда плодом необузданного корыстолюбия.

Тот, кто желает лишить человека страстей на том основании, что они опасны, уподобляется тому, кто пожелал бы выпустить из человека всю кровь, исходя из того, что она является причиной апоплексического удара.

Старость создана для того, чтобы получать огорчения, но она должна быть достаточно благоразумна для того, чтобы переносить их безропотно.

Для глупца старость — бремя, для невежды — зима, а для человека науки — золотая жатва.

С летами все страсти умирают; только себялюбие никогда не умирает.

О немцах я более хорошего, нежели дурного мнения, но вместе с тем не могу не признать за ними один (и весьма крупный) недостаток — их слишком много.

Подумай, как трудно изменить себя самого, и ты поймешь, сколь ничтожны твои возможности изменить других.

Бесконечно маленькие люди имеют бесконечно великую гордость.

Бог сотворил человека по своему образу и подобию, а человек отплатил ему тем же.

Большое счастье иметь врагов, не способных лгать с умом.

Брак – единственное приключение, доступное робким.

Бурная ревность совершает больше преступлений, чем корысть и честолюбие.

Быть свободным – делать то, что доставляет удовольствие.

В бессмертие отправляются с небольшим багажом.

Ваши уши слишком целомудренны, а ваши нравы слишком развращены.

Великие горести оказываются всегда плодом необузданного корыстолюбия.

Великими людьми я называю только тех, кто оказал великие услуги человечеству.

Величайшее удовольствие, какое только может чувствовать честный человек, – это доставлять удовольствие своим друзьям.

Величайшие распри производят меньше преступлений, чем религиозный фанатизм.

Видеть и делать новое – очень большое удовольствие.

Власть чисел тем могущественнее, чем меньше в них разбираются.

Внеобщественный человек не может иметь морали.

Возвещать истину, предлагать что либо полезное для людей – это верный способ вызвать преследование.

Возможность творить зло предоставляется сто раз в день, а творить добро – раз в год.

Вопрос о добре и зле остается хаосом, в котором не могут разобраться искренне ищущие ответа, умственной игрой для тех, кто лишь хочет спорить – последние походят на каторжников, играющих своими цепями.

Время – на свете нет ничего более длинного, ибо оно мера вечности, и нет ничего более короткого, ибо его не хватает на исполнение наших желаний; нет ничего медленнее для ожидающего, ничего быстрее для вкушающего наслаждение; оно достигает бесконечности в великом и бесконечно делится в малом; люди пренебрегают им, а потеряв – жалеют; всё совершается во времени; оно уничтожает недостойное в памяти потомства.

Все доводы мужчин не стоят мнения одной женщины.

Все почести этого мира не стоят одного хорошего друга.

Все противоположности сходятся в сердце женщины.

Всегда наслаждаться – значит вовсе не наслаждаться.

Всякое желание есть зачаток новой скорби.

Всякое новое желание есть начало новой нужды, зачаток новой скорби.

Выдать чужой секрет – предательство, выдать свой – глупость.

Генерал, одержавший победу, в глазах публики не совершал вовсе ошибок, так же как разбитый генерал всегда неправ, как бы ни был умен его образ действия.

Генерал победитель в глазах публики непогрешим, тогда как генерал, потерпевший поражение, всегда будет виновен, как бы умно не вел он военные действия.

Главное – ладить с самим собой.

Глаза дружбы редко ошибаются.

Глуп тот человек, который остается всегда неизменным.

Глупость, безрассудство и пороки повсюду доставляют государству часть его доходов.

Гордость людей низких состоит в том, чтобы постоянно говорить о самом себе, людей же высших – чтобы вовсе о себе не говорить.

Двадцать огромных томов никогда не сделают революции, ее сделают маленькие брошюрки по двадцать су.

Девочки быстрее учатся чувствовать, чем мальчики – мыслить.

Для великих дел необходимо неутомимое постоянство.

Для глупца старость – бремя, для невежды – зима, а для человека науки – золотая жатва.

Для спасения государства достаточно одного великого человека.

Добродетель и порок, моральное добро и зло во всех странах определяются тем, полезно или вредно данное явление для общества.

Должностей много, но таланты весьма редки.

Если бы Бога не было, его следовало бы выдумать.

Если бы столько же заботились о продолжении расы красивых людей, сколько стараются предупредить примесь простой крови лошадям и собакам, то родословная каждого человека читалась бы на его лице и обнаруживалась бы в его манерах.

Если любим красавицей, так в дураках не останешься.

Если люди долго спорят, то это доказывает, что то, о чем они спорят, неясно для них самих.

Женщина может сохранить только одну тайну – тайну своего возраста.

Женщина – это человеческое существо, которое одевается, болтает и раздевается.

Жизнь – это то, что люди получают, не выражая благодарности, пользуются без раздумья, передают другим в беспамятстве и теряют, сами того не замечая.

Жить – значит работать. Труд есть жизнь.

Журналы – это архивы пустяков.

Зависть – яд для сердца.

Затянувшаяся дискуссия означает, что обе стороны неправы.

Земля – обширный театр, на котором одна и та же трагедия дается под разными названиями.

Злоупотребление есть порок, свойственный всем обычаям, всем законам, всем человеческим учреждениям: подробное описание злоупотреблений не могло бы поместиться ни в какой библиотеке.

Знать много языков – значит иметь много ключей к одному замку.

Идеальное правительство невозможно, потому что люди наделены страстями; а не будь они наделены страстями, не было бы нужды в правительстве.

Излишек – вещь крайне необходимая.

Иллюзия – первая из всех утех.

Именно страстям обязан разум самыми блистательными своими завоеваниями.

Имя, ставшее знаменитым, – тяжелая ноша.

Иной бесцветен в первом ряду, но во втором блистает.

Иной и на втором месте блестит, и его блеск отражается на том, кто занимает первое место.

Иной раз отправляются очень далеко отыскивать то, что имеется дома.

Искусство быть скучным состоит в том, чтобы говорить все.

Искусство правления, вообще говоря, заключается в том, чтобы забирать как можно больше денег у одного класса граждан и отдавать их другому.

Исправиться – значит поменять свои недостатки.

Истина, свобода и добродетель – вот единственное, ради чего нужно любить жизнь.

Истинное мужество обнаруживается во время бедствия.

Истинные удовольствия невозможны без истинных потребностей.

История есть совокупность преступлений, безумств и несчастий, среди которых замечаются некоторые добродетели, некоторые счастливые времена, подобно тому, как среди дикой пустыни там и сям обнаруживаются человеческие поселения.

К живым следует относиться благожелательно, о мертвых же нужно говорить только правду.

Каждый отец семейства должен быть хозяином у себя дома, а не в доме соседа.

Каждый человек виновен во всем хорошем, чего он не сделал в своей жизни.

Книги на злобу дня умирают вместе со злободневностью.

Когда сказать нечего, всегда говорят плохо.

Когда слушающий не понимает говорящего, а говорящий не знает, что он имеет в виду, – это философия.

Кто не любит свободы и истины, может стать могущественным человеком, но великим он никогда не будет.

Кто не обладает духом своего возраста, тот несет на себе все горе этого возраста.

Кто ограничивает свои желания, тот всегда достаточно богат.

Кто прощает преступление, становится его сообщником.

Кто страшится бедности, тот недостоин богатства.

Кто умеет владеть собою, тот может повелевать людьми.

Ленивые всегда бывают людьми посредственными.

Лучшее – враг хорошего.

Люби истину, но будь снисходителен к заблуждениям.

Любовь – самая сильная из всех страстей, потому что она одновременно завладевает головою, сердцем и телом.

Люди вообще такие плуты, такие завистники, такие жестокие, что мы считаем за счастье, когда находим одного из них, у которого имеется только одна слабость.

Люди мало размышляют; они читают небрежно, судят поспешно и принимают мнения, как принимают монету, потому что она ходячая.

Люди ненавидят скупого только потому, что с него нечего взять.

Люди никогда не испытывают угрызений совести от поступков, ставших у них обычаем.

Люди похожи на флюгера, которые перестают вертеться лишь тогда, когда заржавеют.

Люди словно животные: большие едят маленьких, а маленькие кусают больших.

Математическая истина остается на вечные времена, а метафизические призраки проходят, как бред больных.

Метафизика – это когда слушающий ничего не понимает и когда говорящий понимает не больше.

Метафизические системы для философов – то же, что романы для женщин.

Мир – лотерея богатства, знаний, почестей, прав, отыскиваемых без основания и раздаваемых без выбора.

Многочисленность законов в государстве есть то же, что большое число лекарей, – признак болезни и бессилия.

Многочисленность фактов и сочинений растет так быстро, что в недалеком будущем придется сводить всё к извлечениям и словарям.

Мрачная ревность неверною поступью следует за руководящим ею подозрением; перед нею, с кинжалом в руке, идут ненависть и гнев, разливая свой яд. За ними следует раскаяние.

Мудрость: то, что приходит в старости на смену разуму.

Мы никогда не живем, а лишь надеемся, что будем жить.

Мы оставим сей мир таким же глупым и таким же злым, каким мы нашли его при своем появлении.

Мы потому клеймим ложь наибольшим позором, что из всех дурных поступков этот легче всего скрыть и проще всего совершить.

Надежда выздороветь – половина выздоровления.

Наиболее суеверные эпохи были всегда эпохами самых ужасных преступлений.

Не бойтесь высмеивать суеверия, друзья мои. Я не знаю лучшего способа убить суеверие, чем выставить его в смешном виде. Что сделалось смешным, не может быть опасным.

Невежество – величайший недуг человечества.

Невежество – мать предубеждения.

Ненависть в сочетании с презрением способна стряхнуть любое ярмо.

Ни в каком возрасте нельзя приобрести талант, которого мы лишены, но в любом возрасте можно исправлять свои ошибки.

Ни на что не годится тот, кто годится только для самого себя.

Никогда не бывает больших дел без больших трудностей.

Никто, конечно, не рождается на свет с уже готовыми понятиями о праве и справедливости, но человеческая природа устроена так, что в известном возрасте эти истины вырабатываются естественным образом.

О великом человеке судят только по его главным деяниям, а не по его ошибкам.

Объясненная шутка перестает быть шуткой.

Оптимизм – это страсть утверждать, что всё хорошо, когда в действительности всё плохо.

Отчизна – это край, где пленница – душа.

Плоды поэзии растут лишь весной; холодная и печальная старость создана только для здравого смысла.

По моему мнению, брак и его узы или величайшее добро, или величайшее зло – середины нет.

Политика во все времена сохраняла злоупотребления, на которые жаловалось правосудие.

Пользуйтесь, но не злоупотребляйте – таково правило мудрости. Ни воздержание, ни излишества не дают счастья.

Постоянная важность является лишь маскою посредственности.

Предрассудки – разум глупцов.

Предрассудок есть мнение, не основанное на рассудке.

Прекрасная мысль теряет свою цену, если дурно выражена, а если повторяется, то наводит на нас скуку.

Прекрасно быть скромным, но не следует быть равнодушным.

Признательность не всегда красноречива.

Причина слабости государства не в недостатке денег, а в недостатке людей и талантов.

Публика, вечно сбитая с толку, в своем восторге воздвигает вам статуи и ломает их, чтобы ими же разбить вашу голову.

Публика – свирепое чудовище: нужно либо посадить ее на цепь, либо бежать от нее.

Работа избавляет нас от трех великих зол: скуки, порока, нужды.

Равенство есть вещь самая естественная и в то же время химера.

Развод, вероятно, почти столь же стар, как и брак. Хотя я полагаю, что брак на несколько недель древнее.

С летами все страсти умирают, только себялюбие никогда не умирает.

С религией получается то же, что с азартной игрой: начавши дураком, кончишь плутом.

Самое скверное в порядочных людях – трусость. Они бранятся, возмущаются несправедливостью, потом умолкают, садятся ужинать, ложатся спать и всё забывают.

Самолюбие есть надутый воздухом шар, из которого вырываются бури, когда его прокалывают.

Самые полезные книги те, половину которых создает сам читатель; он развивает мысли, зародыш которых ему предлагают; он исправляет то, что ему кажется ошибочным, он подкрепляет своими замечаниями то, что, по его мнению, слабо.

Самый нелепый из всех деспотизмов, самый унизительный для человеческой природы, самый несообразительный и самый зловредный – это деспотизм священников.

Свобода состоит в том, чтобы зависеть только от законов.

Секрет искусства в том, что оно исправляет природу.

Сила женщин в слабостях мужчин.

Сколько нелепостей говорится людьми только из желания сказать что нибудь новое!

Скромность – знаменитейшее достоинство, если ты знаменит.

Слабость с обеих сторон – такова, как известно, особенность всех ссор.

Слезы – молчаливый язык горя.

Слезы – это немая речь.

Словарь – это вселенная в алфавитном порядке. Собственно говоря, словарь есть книга в самом широком значении слова. Все другие книги содержатся в ней: суть в том, чтобы извлечь их из нее.

Случаи делать зло представляются по сто раз в день, а случаи делать добро – один раз в год.

Случай – это ничто. Случая не существует. Мы назвали так действие, причину которого мы не понимаем. Нет действия без причины, нет существования без основания существовать. Это первый принцип всех истинных философов.

Сомнение есть правило, которого следует часто придерживаться в истории, и в философии.

Сообщайте потомству только то, что достойно потомства.

Соперничество – пища для гения.

Социальное равенство – это наиболее естественная и наиболее химерическая идея… На нашей несчастной планете люди, живущие в обществе, не могут не разделяться на два класса – на богатых, которые распоряжаются, и бедных, которые служат.

Способ нагнать скуку состоит в том, чтобы говорить решительно всё.

Старость создана для того, чтобы получать огорчения, но она должна быть достаточно благоразумна, чтобы переносить их безропотно.

Старый поэт, старый любовник, старый певец и старый конь никуда не годятся.

Страсти – это ветры, надувающие паруса корабля; иногда они его топят, но без них он не мог бы плавать.

Суди о человеке больше по его вопросам, чем по его ответам.

Судьба нации часто зависит от хорошего или плохого пищеварения премьер министра.

Суеверие в обществе то же, что трусливые в войске: они сами чувствуют и возбуждают в других панический ужас.

Суеверие – самый страшный враг человеческого ума.

Счастье есть лишь мечта, а горе реально.

Твердость есть применение мужества ума, она предполагает просвещенную решимость. Упрямство, напротив, предполагает ослепление.

Теории подобны мышам: они проходят через девять дыр и застревают в десятой.

Титулы не играют никакой роли для потомства. Имя человека, совершившего великие дела, внушает больше уважения, чем все эпитеты.

Только слабые совершают преступления: сильному и счастливому они не нужны.

Торжество разума в том и состоит, чтобы уживаться с людьми, не имеющими его.

Тот, кто желает лишить человека страстей на том основании, что они опасны, уподобляется тому, кто пожелал бы выпустить из человека всю кровь, исходя из того, что она является причиной апоплексического удара.

Тот, кто не ведет себя соответственно своему возрасту, всегда расплачивается за это.

Тот, кто служит хорошо своей стране, не нуждается в знатных предках.

Труд освобождает нас от трех великих зол: скуки, порока и нужды.

Труд часто является отцом удовольствия.

Угрызения совести есть единственная добродетель, остающаяся у преступников.

Успехи науки – дело времени и смелости ума.

Фанатизм по отношению к суеверию – то же, что бред по отношению к лихорадке, что бешенство по отношению к гневу.

Холодные остроты, плоская двусмысленность, шутки, балагурство и фальшивый смех, принимаемый за веселье, составляют блеск общества. Таким образом, бессмысленная и пошлая толпа пользуется временем, которое улетает.

Хорошее подражание – самая безупречная оригинальность.

Хорошие характеры, как и хорошие сочинения, не столько поражают вначале, сколько под конец.

Христианство и разум несовместимы.

Человек родится, чтобы жить в судорогах беспокойства и летаргии скуки.

Человек создан для действия. Не действовать и не существовать для человека – одно и то же.

Человек – существо самое жалкое, имеющее несколько часов отдыха, несколько минут удовлетворения и длинный ряд дней страданий в своей жизни.

Чем более читаете не размышляя, тем более уверяетесь, что много знаете, а чем более размышляете читая, тем яснее видите, что знаете еще очень мало.

Честного человека можно подвергнуть преследованию, но не обесчестить.

Честь – это бриллиант на руке добродетели.

Что сделалось смешным, не может быть опасным.

Чтобы добиться успеха в этом мире, недостаточно быть просто глупым, нужно еще иметь хорошие манеры.

Это странное понятие чести – пустой призрак, принимаемый за добродетель, это любовь к славе, а не к справедливости, боязнь упрека, а не порока. Любите добродетель, не ища ее блеска; честь – в сердце.

Я без ума от женщин, особенно если они красивы и податливы.

Я все еще люблю жизнь. Эта нелепая слабость, может быть, одна из самых роковых наших недостатков: ведь ничего не может быть глупее, чем желание беспрерывно нести ношу, которую хочется сбросить на землю, быть в ужасе от своего существования и влачить его.

Я не знаю ни одного народа, который обогатился бы вследствие победы.

Я не разделяю ваших убеждений, но я готов отдать жизнь за то, чтобы вы могли их высказать.

Язык имеет большое значение еще и потому, что с его помощью мы можем прятать наши мысли.

Рубрика

Близкие темы

Популярные темы

Комментарии

главные книги в одной таблице • Arzamas

Когда

Трубадуры слагали свои песни примерно с 1100 по 1300 год, хотя можно продлить их историю еще на несколько десятилетий. «Книги песен», донесшие до нас их наследие, на 100–150 лет моложе первых трубадуров и совпадают по времени с жизнью последних из них. Существуют еще и жизнеописания трубадуров — разнородные повествования в прозе о жизни и легендарных моментах их биографии. Но эти жизнеописания — не прямые свидетельства. Они основываются во многом на песнях трубадуров и сами по себе являются литературным жанром; реальность в жизнеописаниях может искажаться, а красивые легенды нередко заслоняют в глазах читателей сами песни трубадуров.

Язык

Староокситанский (он же окский, старопровансальский, язык «ок» — то есть язык, на котором так звучит слово «да»), это язык коренного населения юга Франции. Входит в романскую группу языков.

Авторы

Слово «трубадур» по наиболее распространенной этимологии возводят к слову tropatorem, которое означает «сочинитель тропов», то есть рифмованных латинских стихов о праздниках и святых, певшихся во время богослужений и постепенно вышедших за стены храмов. Предполагается, что, наряду с латинскими песня­ми, с IX века стали сочинять песни на романских языках — и это корень лирики трубадуров.

Трубадур — сочинитель песен (а не стихов) на народном языке (а не на латы­ни). Эти песни он фиксирует письменно, а затем либо доверяет их исполнять жонглеру (певцу, нередко странствующему), либо исполняет сам.

Владения первого из известных нам трубадуров, Гильома IX Аквитанского (1071–1127), были обширнее владений французского короля; его внучка — покровительница трубадуров Алиенора Аквитанская, будущая французская, а затем и английская королева, жена Генриха Плантагенета и мать Ричарда Львиное Сердце. Однако не все трубадуры были так же знатны. Например, жизнеописание Маркабрюна представляет его безвестным подкидышем, а Бернарта де Вентадорна — сыном истопника (впрочем, возможно этим текстам нельзя доверять полностью). Благородное рождение само по себе не гарантирует благородства и куртуазности — а скромное происхождение не мешает слагать куртуазные песни, спорить о словесности, судить о благородстве, воспевать утонченную и чистую любовь.

Известно около 450 имен трубадуров, причем иногда мы знаем только имена, но тексты до нас не дошли. Среди наиболее значимых сочинителей, наследие которых известно последующим поколениям, — Гильом IX Аквитанский, Серкамон, Маркабрюн, Джауфре Рюдель, Пейре Овернский, Гаусельм Файдит, Арнаут де Марейль, Раймбаут де Вакейрас, Бертран де Борн, Бернарт Марти, Бернарт де Вентадорн, Гираут де Борнель, Гильом де Кабестань, Пейре Видаль, Арнаут Даниэль, Аймерик де Пегильян, Фолькет Марсельский, Раймон де Мираваль, Сордель (Сорделло), Юк де Сент Сирк, Сервери Жиронский, Аймерик де Бельной, Гираут Рикьер, Матфре Эрменгау и другие.

Исторический контекст

Первые поколения трубадуров происходят из Лимузена и Аквитании; затем их культура распространяется на весь окситанский ареал. При этом песни по-окситански слагали и в изначально иноязычных культурах — каталонской, ломбардской, венецианской. В XII столетии значительную роль в развитии культуры трубадуров начал играть Прованс, номинально входивший в Священ­ную Римскую империю германской нации. Лангедок будет дольше всего хранить традиции трубадурского искусства. В период наивысшего расцвета окситанской поэзии земли ее языкового ареала оказываются ареной непрерыв­ной борьбы за власть и территорию. В этой борьбе постепенно взяла верх французская корона.

Трубадуры могли участвовать в Крестовых походах; чем больше расстояние до дома и дамы, тем проще воспевать «любовь издалека».

В эстетике трубадуров часто ищут влияние «ереси катаров»: в отличие от канонического христианства она учит, что зло — самостоятельное начало, противопоставленное Богу. Соответственно, все материальное, плотское было для катаров злом, а все духовное — благом. Феномен куртуазной поэзии, в которой любовь и влечение к даме в пределе должны переродиться в духов­ное очищение, может в какой-то мере объясняться двойственностью катар­ского взгляда на мир. Впрочем, большинство трубадуров были не катарами, а правоверными католиками. Тем не менее именно борьба папского престола против катаров положила конец миру, вскормившему трубадуров: в 1209 году был объявлен Крестовый поход против альбигойской (или катарской) ереси, средоточием которой считался Лангедок и город Альби; в этой резне и массо­вых кострах и погибла постепенно культура, породившая окситанскую поэзию.

Культурный контекст

Средневековый замок из оборонительного сооружения превращается в отдель­ный мир, живущий по своим духовным и материальным законам. Жизнь в нем становится богаче и эстетичнее: сеньор и другие обитатели открывают понятие досуга, который должен заполняться не только аристократическими развлече­ниями вроде охоты, но и, например, музыкой с танцами.

Фигура дамы в этих условиях приобретает самостоятельную ценность; в замке появляется женская половина для хозяйки, ее гостей и служанок, куда допуска­ются лишь немногие из мужчин — священник, жонглер и кое-кто из слуг. Жизне­описания трубадуров потом будут рассказывать о певце, тайно подгля­ды­вающем за дамой в спальном покое.

Лирика трубадуров принадлежит замку и двору. Отсюда их ключевое поня­тие — куртуазность, то есть кодекс поведения аристократа раннего Средневе­ковья. Куртуазности трудно дать единое определение: это и модель рыцарской учтивости, и утонченная игра, и система ценностей, регулирующая жизнь благородного сословия. Куртуазный кодекс требует умения держать себя в обществе, владеть словом так же хорошо, как и оружием, не грешить против своей чести, но еще менее — против чести дам, быть щедрым, хранить вер­ность слову… Самое же главное — уметь ценить утонченный досуг, который порождает любовь, и уметь воспеть ее.

Трубадур говорит от имени феодального клана, который противопоставляет себя миру городской культуры, поэтому нередка тема падения нравов в обществе, поданная дидактично или даже резко. Отсюда же и злободнев­ность, чисто политическая направленность целого ряда их сочинений.

Но несмотря на это, трубадуры в глазах последующих поколений остались лишь певцами любви. В их лирике заложено зерно идеи, которая через столетия найдет свое высшее отражение в культуре Ренессанса: благородство сердца может стать наравне с благородством по рождению и даже выше или ценнее его. Если трубадур слагает куртуазные песни и испытывает истинную любовь, то его называют куртуазным.

Лирические сочинения трубадуров рождаются как песни в полном смысле этого слова. В отличие от латинских текстов песни на народном языке изна­чально предназначены для исполнения перед слушателями, а еще и для танца. Исполнять их, разумеется, должны люди, специально для этого приглашенные или допущенные, которых называют жонглерами, — это далеко не самые привилегированные слои общества. Тем не менее первый из извест­ных нам трубадуров, герцог Аквитанский Гильом IX, как уверяет его жизнеописание, умел сам и хорошо сочинять, и петь.

Жанры

Канцона — буквально «песня», высшее воплощение «великого куртуазного пения», посвященная любви.

Сирвента — вариант канцоны, но чаще на военно-политическую тему, нередко выдержанная в сатирическом тоне.

Плач — также вариант канцоны, реквием по сеньору или возлюбленной.

Дескорт — струк­турно и содержательно противопоставляется канцоне, состоит из строф разного размера и описывает необузданную страсть.

Альба — рассветная песнь, поется другом, который должен предупредить влюбленных о том, что скоро рассветет и им нужно будет расстаться.

Пасторель — жанр, построенный вокруг сюжета о рыцаре, соблазняющем простую пастушку.

Серена — жалоба влюбленного.

Тенсона — поэтический спор на заранее заданную тему — от любовных до по­ли­­тических; иногда у тенсоны действительно два автора и их имена известны; иногда диалог, вполне возможно, фиктивен и создан одним и тем же трубадуром; в конце тенсоны можно апеллировать к арбитру — сеньору или даме.

Партимен (джок-партит) — отдельный вариант спора, который начинает один участник, предлагая партнеру защищать на выбор одну из позиций и обязуясь защищать другую, которую тот сочтет неверной.

Песнь о Крестовом походе — гибридный жанр, вдохновляемый одновременно тематикой борьбы за правое дело и любовно-лирическим началом.

О чем

Самые знаменитые песни трубадура — любовные — адресованы избранной им даме, которую он называет «донна» (от латинского «госпожа») или даже «мой господин», подчеркивая свое парадоксальное вассальное служение ей (в реальном мире женщина, наоборот, обязана хранить вассальную верность отцу, мужу, брату — словом, мужчине-покровителю). Даму и трубадура разде­ляют непреодолимые препятствия: это может быть замужний статус дамы, ее высокое положение в сословной иерархии, большое расстояние между ними и другие препоны, которые часто комбинируются. Любовное желание застав­ляет трубадура непрерывно страдать и надеяться — в этом он находит радость. Даже если дама откликается на его чувство, встречам влюбленных будут постоянно мешать «ревнивец» (законный муж, отец или брат) и «жесто­кие лжецы» (завистники, не выносящие совершенной любви). Постоянное напря­же­ние душевных и физических сил рождает песню, поэтому любить и петь для трубадура — одно и то же. Утоленное желание умрет, и песня смолк­нет, поэтому куртуазная лирика тяготеет к незавершенности любовного порыва, балансированию между взаимоисключающими чувствами: трубадур постоянно колеблется меж отрадой и грустью, надеждой и страхом отказа. Чувственные порывы должны в идеале привести к духовному подъему и очище­нию. Так руководит поэтом fin’amor — утонченная, изысканная любовь, которую уже в XIX веке назовут куртуазной любовью. В этой любви есть место свободному выбору (трубадур избирает лучшую из лучших) и разумному началу — так куртуазная любовь противопоставляется неправиль­ной, вызывающей помут­нение мыслей и чувств. Трубадуры полностью реализуют оба потенциала своей лирики — и духовный, и чувственный, а последующие поколения остаются в недоумении: так что же из их поэзии надо считать отражением пережитого опыта, а что — поэтической услов­ностью? Где граница между реальным переживанием и утонченной игрой?

Примерно с середины XIII века тематика fin’amor подменяется религиозной, хотя уникальная лексика куртуазной любви при этом сохраняется. Отсюда две точки зрения на причину заката лирики трубадуров: может быть, в пламени Альбигойских войн погибла культурная среда, питавшая окситанскую поэзию, а может, постоянное желание сублимировать любовное начало в чистую духовность закономерно привело к тому, что место Дамы заняла Богоматерь и песни трубадуров стали чисто религиозной лирикой — а это уже другая история.

Яркий герой

Главный персонаж куртуазной вселенной, конечно, Дама. Ее имя нельзя называть, поэтому ей дают так называемый сеньяль — условное поэтическое прозвание, часто в мужском роде. Ее совершенство и красота описываются в терминах, представляющихся современному читателю абсолютно абстракт­ными, не отсылающими ни к какой реальной женщине. В Даме охотно описывают то, что никогда не видели или видели мельком, в полутьме. Очень часто говорят о белизне — у Дамы тело белое, как снег на Рождество, нежное и полное. Иногда трубадур оговаривается, что это только его мечты — вероят­но, чересчур смелые. Иногда же, напротив, уточняет, что не может быть счастлив, если не обнимает Даму обнаженной в тесном покое. Белое у Дамы не только тело, но и руки и даже, например, зубы. Эту деталь среди прочих разрабатывает Бертран де Борн, когда сочиняет шутливую песню о составной Даме, для которой он позаимствует у одной прекрасные глаза, у другой — румяные щеки, у третьей — умение вести куртуазную беседу, а у иных — белые руки (и зубы), стройный стан, а к тому же щедрость и целый клад куртуазных достоинств. Внешность Дамы совершенна, но ее обаяние связано не только с физической красотой. Ее глаза не просто прекрасны — в них есть особая одухотворенность, и от их взгляда обычный день кажется Рождеством.

Источники

Во-первых — Библия. Современный читатель обычно ассоциирует христиан­ское Средневековье с аскезой, запретами, подавлением любого проявления чувственности, но, вопреки этому, средневековая любовная лирика во многом опирается на Песнь Песней, которая даже эротической теме дает своеобразную индульгенцию.

Во-вторых — Овидий: трубадуры не только делают конкретные отсылки к римскому поэту, но и разрабатывают любовный кодекс в свете его «Науки любви» и «Лекарства от любви». С Овидием иногда соглашаются в определен­ных аспектах, часто спорят в отношении морали и нередко оригинально комбинируют части его сочинений, чтобы дать им свое собственное толкование.

В-третьих — народные песни. На рубеже XIX–XX веков многие серьезные специалисты доказывали, что лирика трубадуров родилась из народных песен с их танцевальным началом, драматизмом сюжета и постоянным обыгрыва­нием мотивов неразделенной любви, разлуки, несчастного замужества.

В-четвертых — арабо-андалузская поэзия. Некоторые исследователи даже пытались доказать, что арабская словесность — основной источник окситан­ской лирики (особенно первого трубадура — Гильома Аквитанского), однако это не общепринятое мнение. Сеньяль, помогающий не называть настоящее имя возлюбленной, похож на соответствующий прием арабской поэзии, где адресатку будут звать «моя соседка». Строфы некоторых песен близко напоминают мувашшах и заджаль — арабские поэтические жанры из мусуль­ман­ской Испании. В мувашшахе встречался необычный контраст возвышен­ного поэтического языка и грубого разговорного просторечия (на котором мог быть написан финал мувашшаха — харджа). Само понятие куртуазности некоторые исследователи возводят к понятию «адаб», сформировавшемуся в арабской культуре эпохи Аббасидов IX–X веков. Мотив неутоленного желания, рождающего одновременно радость и страдание, может восходить к мотиву так называемой девственной любви, который наиболее воплотился в сюжете о Лейли и Маджнуне, исключительно популярном на Ближнем и Среднем Востоке.

Последователи

Когда культурный центр тяжести перемещается с юга современной Франции на север, куртуазные песни начинают звучать на старофранцузском языке. Их поют труверы, своеобразные наследники трубадуров. Они на свой лад разра­батывают теорию куртуазной любви: внимательно перечитывают Овидия, создают многочисленные трактаты об «искусстве любить как долж­но», стремятся оформить куртуазную доктрину в законченную систему. В немецких землях любовную лирику пишут миннезингеры — и тоже опира­ются на трубадуров. Немецкая поэзия, посвященная Святой Деве, имеет явные параллели с куртуазными песнями.

Первая часть «Романа о Розе» представляет собой попытку системно изложить куртуазный кодекс в форме романа. (Вторая часть, написанная другим автором, носит отчетливо антикуртуазный характер и полемизирует с первой.)

Итальянские поэты «сладостного нового стиля» (стильновисты), изобретенного Данте Алигь­ери, Гвидо Гвиницелли, Гвидо Кавальканти и Чино да Пистойей, утверждали что поэзия рождается под влиянием глубоко личного любовного чувства и свободна от любых поэтических условностей: о песне, которая должна идти от сердца, говорили и выдающиеся трубадуры. Образ Дамы у стильновистов приобретает ангельские черты. Данте в трактатах и «Коме­дии» упоминает многих трубадуров. Так, в чистилище Данте встречает Арнаута Даниэля: трубадур рассказывает о себе в терминах куртуазной любовной лирики, однако они переосмыслены: радость, ожидающая трубадура, — не радость соединения с возлюбленной, а радость спасения.

Петрарка назвал свой поэтический сборник «Canzoniere» («Книга песен») — так же, как назывались манускрипты, в которых переписывались песни трубадуров. Красота «мадонны Лауры» при жизни неотразимо влекла Петрар­ку, а после ее смерти образ возлюбленной неотвязно преследовал поэта, тщетно стремившегося к уединению; так любовь к Лауре и привязанность к земной славе входят в противоречие с христианской верой поэта.

В массовой культуре

Интерес к трубадурам начинает постепенно пробуждаться в конце XVIII века, а по-настоящему их открывают заново в наполеоновскую эпоху; трубадурами вдохновляются Браунинг, Гейне, Рембо (каждый по-своему). В 1895 году Эдмон Ростан сочинил драму «Далекая принцесса» (она же «Принцесса Греза»), вдохновленную жизнеописанием Джауфре Рюделя. На сюжет драмы Михаил Врубель создал мозаику «Принцесса Греза», которая украшает фасад москов­ской гостиницы «Метрополь» (оригинал — в Третьяков­ке).

Александр Блок задумывал драму «Роза и крест» как сценарий балета или либ­ретто оперы из жиз­ни провансальских трубадуров. В пьесу вставлен частичный блоковский перевод сирвенты Бертрана де Борна «Люблю я дыханье прекрас­ной весны…».

Эзра Паунд проецирует на современную поэзию принципы трубадуров: слова пишутся, чтобы их пели, — и, исполняя свои сочинения, сопровождает их мелоди­ческими и ритмическими эффектами, даже игрой на ударных инструментах.

В романе Лиона Фейхтвангера «Испанская баллада (Еврейка из Толедо)» 1954 года упоминаются романы королевы Алиеноры Аквитанской с Бернартом де Вентадорном и Бертраном де Борном. Постаревший Бертран де Борн появляется в заключительной части романа и крестоносцем присоединяется к кастильскому королю Альфонсо. Фейхтвангер вставляет в роман самые известные его сирвенты и фрагмент плача, причем одно свое сочинение Бертран в романе читает королю (хотя должен был бы спеть или приказать спеть), чтобы доказать, что война для рыцаря слаще любви к женщине. Старый трубадур предстает неутомимым подстрекателем к войне. Он получает рану в неудачной войне с мусульманами, и ему отнимают кисть руки. Во время ампутации он диктует своему оруженосцу «Сирвент о перчатке». Для короля Альфонсо расстаться с Бертраном, удаляющимся в монастырь, — значит расстаться с безрассудными мечтами о рыцарских подвигах.

В 2000 году Умберто Эко придал черты трубадура Джауфре Рюделя герою своего романа «Баудолино» Абдулу: любовь к далекой принцессе с сияющим ликом родилась у героя под воздействием гашиша.

Новизна

Трубадуры — первые лирики европейского Средневековья, творившие на народ­ном языке. При этом их куртуазная культура вырабатывала сложную систему понятий, ни одно из которых не поддается ни однозначному толкованию, ни тем более адекватному переводу; то, что они сумели передать их на народном языке, а не на, например, латыни, — настоящее чудо (еще не одно столетие народные языки в целом будут испытывать трудности с выработкой абстрактного словаря!). Трубадуры первыми из сочинителей на народном языке задумываются о его совершенствовании, поиске новых средств выражения, тем самым выводя народную словесность на качественно иной уровень. Данте среди своих учителей в первую очередь называет трубадуров.

Таким же парадоксом становится сама система образов в лирике трубадуров. Эта система одновременно плоть от плоти феодальной иерархии и ее перевер­тыш: организующий центр куртуазного универсума — Дама, донна, которую мужчина-трубадур называет «мой господин» и которой он служит, как вассал. Тем самым полностью опрокидывается сложившаяся схема, в которой женщи­на сама обязана служить мужчине, как вассал — сеньору. Так же парадоксально и то, что вполне земная, чувственная любовь к Даме не противопоставляется христианской системе ценностей, а сплавляется с ней. Душа трубадура в пределе должна очиститься от земного и путем любовных страданий достичь духовного совершенства. Лирика постоянно балансирует между осознанием живой реальности (двора щедрого и привечающего трубадуров и жонглеров принца, при котором отведено отдельное жилище Прекрасным Дамам) и тоской по недоступному, утраченному куртуазному раю, который только реконструируется в песнях трубадуров. Наконец, еще один новаторский парадокс — мир, построенный на ценностях и утехах владетельных сеньоров, парадоксально выражает себя устами не только высшей знати, но и мелкопо­мест­ных рыцарей, клириков и простолюдинов.

Цитата

Бертран де Борн
Из «Составной Дамы»

Бель-Сеньор, ваш дом, ваш вид,
Ваш прием меня потряс.
О, когда б желать, как вас
Даму Составную!
И без зова
Сердце к Вам лететь готово:
Чем иных побед обман,
Лучше в ваш попасть капкан…
Что ж не кончит Дама ссору,
Противостоя напору?  Пер. А. Наймана.

Написать эссе на тему “о великом человеке судят только по его главным деяниям,а не по его ошибкам” Ф.Вольтер.

1)быть умным-всегда хорошо

2)глупый человек многого не может

3)учиться тяжело,зато потом будет легко по жизни с тремя высшими

суть в том,что главным является не получение дохода,а рациональная его трата. Люди привыкли тратится на то,то им не нужно

Длинная шея жирафа – адаптация к условиям саванны.
о индивидуальности человека можно понять благодоря его чувству юмора, речи, взгляду, жестам, в целом по его поведению.
автомобиле- и самолетостроение, производство ЭВМ, видеомагн
как то так)))

Каждое число больше другого на 20

Вариант б) , потому что в давние времена деньги ещё не были придуманны. И люди обменивали товар на другой товар.
Например вазу на стул, и это было очень неудобно. Поэтому, да деньги облегчают товар.

Одна ошибка цитаты. Ошибки – это опыт. Цитаты, афоризмы и высказывания об ошибках. Думать, что «Вы должны…»

Часто ошибки лежат в основе мыслей, поступков, решений, но некоторые их последствия настолько прекрасны, что ошибаться хочется снова и снова. Однако есть ошибки, которые совершать нельзя. 10 самых-самых ошибок в жизни человека:

1. Жить прошлым

Многим людям для того, чтобы стать счастливыми, достаточно амнезии и немного виски, а в результате им гарантировано вечное движение вперед. А другим ни за что не покинуть свою «зону комфорта». Все люди разные, но у всех нас равные возможности. Я не говорю сейчас о социальных рамках, я говорю о цели жизни каждого из нас. О счастье. Даже если прошлое принесло нам море счастья, но сейчас эти воспоминания мешают двигаться дальше, – пора принять тот факт, что мы перешагнули грань, которая выросла каменной стеной за нашей спиной.

Счастливое прошлое – это определенный этап в нашем становлении. Когда его больше нет, и остались счастливые воспоминания, нужно получать новые позитивные эмоции, чтобы через год сегодняшний день стал ярким воспоминанием. Счастье заключается в жизни, и сама жизнь – это только короткий момент.

2. Бояться рисковать

Всем знакома фраза: «Титаник строили профессионалы, а ковчег любители». Она вдохновляет и окрыляет. Все в жизни элементарно, просто нам нравится все усложнять. Насиженное место – не всегда предел мечтаний. Возможно, Ваше сегодняшнее решение все-таки позвонить нужному человеку, отправить свое резюме на высокооплачиваемую должность в крупную корпорацию, снять деньги с депозита раньше срока, отправить предложение самому капризному клиенту или признаться в своих чувствах недосягаемой на первый взгляд персоне, – все это может изменить всю Вашу жизнь уже сегодня вечером.

Вы боитесь рисковать, так как боитесь, что это может быть Ваша очередная ошибка. А вот мир часто ценит ошибки. В них рождается диалог, а в диалоге — истина. Некоторые ошибки, безрассудная решимость или принятие решений без гарантии успеха ведут к удаче и приносят мировую известность. Взять, например, первую книгу о Гарри Поттере, её автор, Джоан Роулинг, потратила не один год в поисках издательства, которое захочет опубликовать эту фантастическую историю. Конечно, ей было неприятно слышать 12 отказов, но она шла вперед к своей цели. 12 издательств не видели в будущем мировом бестселлере ничего особенного. А сейчас и дети, и взрослые знают и восхищаются историей необычного мальчика.

Нужно верить в себя, в свои силы и в окружающих. Без веры в будущее и без умения рисковать не было бы велосипедов, мобильных телефонов, самолетов, компьютеров, не было бы всего, что кажется самым необходимым и обыденным. Мир нуждается в Ваших рискованных решениях, да что там мир, Вы и сами в них нуждаетесь.

3. Не жить так, как хочется

Есть люди, вокруг которых кипит жизнь. Они мыслят нестандартно, ярко, иногда нелогично, но так по-настоящему. Когда такой человек не берет трубку, ты даже не можешь представить, что ему взбрело в голову 10 минут назад, и в какие края понес его дух авантюризма на этот раз. Возможно, он выкинул телефон, чтобы не объяснять окружающим желание купить новый, или вместо работы поехал в детский дом, чтобы помочь малышам делать уроки.

На первый взгляд кажется, что такие люди легкомысленны и не ответственны. Но они счастливы. Я не призываю быть непредсказуемыми, я лишь взываю к здравому смыслу. Я призываю не тратить свою жизнь на нелюбимое дело, на неинтересных людей и в ненавистном месте. Закройте глаза и представьте то, что Вы хотите сделать именно сейчас. Хотите мороженого? – Сходите и купите! Мечтаете об отпуске? – Начните продумывать планы, как приблизить этот светлый день. Хотите близости с симпатичным человеком? – Ищите общие темы, заводите разговор, а потом наслаждайтесь первым флиртом и его последствиями. Не робейте.

Ищите пути, чтобы не ждать счастья в будущем, а наслаждаться им уже сейчас.

4. Не ценить то, что имеешь

«Ты не ценишь то, что имеешь». Как ни банальна эта фраза, в ней много глубины и жизненного опыта. Почему-то мы ищем клад на необитаемых островах, а он часто зарыт у нас во дворе. Мы обижаем людей, думая, что они никуда не уйдут. Мы поддаемся настроению и бросаем трубку. Но в негативе не может быть счастья. В борьбе нет умиротворения. В вечном поиске позитива нет финиша.

Мелочи вокруг нас уже делают нас особенными. Наш мир – это отражение наших мыслей. «Почистим голову», и результат не заставит себя ждать.

5. Думать, что счастье можно купить

Люди привыкли говорить, что «не в деньгах счастье», однако все они активно пытаются заработать «все деньги мира», сидят на работе сутками и забывают, как выглядят их дети. В современном мире сложно жить без денег. Но есть люди, которые работают, чтобы жить, а есть те, кто живет, чтобы работать. Конечно, все не просто, но нужно учиться балансировать на этой тонкой грани.

Если бы счастье можно было бы купить, то мы бы уже сотни лет назад его потеряли. Его бы «незаконно» раскупили, распродали или зарыли в бы недрах жадности и эгоизма. В чем прелесть счастья? В его доступности. В нежном поцелуе, в первом крике ребенка, в искренних объятиях, в осознании, что любимый человек спит рядом и сладко посапывает. Счастье купить нельзя – и в этом весь кайф жизни.

6. Жить так, как будто мы друг другу никто

Не хочется на смертном одре вспоминать все свои грехи как достоинства и смотреть на свою жизнь через призму оправданий. Да, правила нашей жизни жесткие, но играть или не играть по этим правилам – решать каждому самостоятельно. Скажете, утопия? – Но если не менять мир самому, как же можно увидеть изменения в нем? Жадность, корысть, бессердечность, слепота и глухота к мольбам других – не лучшие инструменты для очищения кармы.

Мы будем жить и плакать, видя как эгоистично борются за место под солнцем наши внуки. Но места хватит на всех. Просто нужно оставаться людьми в любых тяжелых ситуациях. Может быть, иногда следует искать пути «в обход». Не нужно жить ради утопии, нужно жить ради светлых моментов, а они возрастут только из понимания и уступчивости людей.

7. Бояться

Все страхи и болезни рождаются в нашей голове. Не так много демонов снаружи, как внутри каждого из нас. Внешний фон лишь помогает «расцвети» страху и утвердить ему свои позиции. То, что впереди – неизведанно, но ведь там не обязательно будет поле боя. Возможно, впереди вообще не будет ни тревог, ни беспокойства, ни лишних усилий. А часто проекция в голове уже заложена, мысли отправлены в космос, и наше тело постоянно ждет либо боли, либо дискомфорта.

Со страхом нужно бороться, лишь искоренив его внутренние причины.

Получайте удовольствие от любой жизненной ситуации и самого процесса жизни. Абсолютно во всем есть смысл, следует лишь приглядеться.

8. Быть перфекционистом и вести тотальный контроль

Пизанская башня – яркий пример ошибки архитектора и отсутствия точных расчетов. Будь фундамент больше в 2-3 раза, она была бы ярким примером «стойкого оловянного солдатика». Более 170 лет строительства, и тем не менее, будем помнить, башня еще до сдачи проекта была с «оригинальным» наклоном. Перфекционисты в шоке, а мир устраивает постоянные фотосессии.

Жизнь – одна сплошная суматоха, и чтобы найти для нее идеальное устройство, можно убить кучу времени и остаться у разбитого корыта. Миром нельзя управлять, он несет тебя по течению, а ты просто выбираешь на каком плоту плыть: на плоту удовольствия или вечного недовольства. Я за жизнь в полном смысле этого слова.

9. Думать, что «Вы должны…»

Иногда нужно сказать суровую вещь, и просто не хочется скрывать её под сотней смягчающих фраз. Почти всегда если не хотите, то Вы не должны. И слушать тех, кто внушает Вам, что Ваши желания не важны, не стоит. Через «не хочу» точно ничего не получится.

Каждый пишет свою историю, каждый борется за свою правду. Вы ничего не должны, если Вы не хотите.

Простое правило, которое не так уж сложно усвоить.

10. Жалеть о содеянном

Корить себя бессмысленно. Успел или не успел. Сделал или не сделал. Сказал или промолчал. Стер или записал. Все осталось там, где ему и место. Упустили возможность? – Значит не Ваша это была возможность. Вы сделали все так, как хотели это сделать. В тот момент Вы не могли поступить иначе. Делаем выводы и стараемся обходить все грабли на своем пути. А хочется наступить на те же грабли снова? – Хоть прыгайте на них с разбега, выбор Ваш, как и синяки на лбу от удара.

»»»

Ошибаться – свойство человека, прощать – свойство Бога.

В ошибке любой женщины есть вина мужчины.

Никогда не ошибается тот, кто ничего не делает.

Кто перестал любить и делать ошибки, тот может похоронить себя заживо.

Наша главная ошибка не в том, что мы верим, будто женщины нас любят, а в том, что мы верим, будто мы их .

Мы легко забываем свои ошибки, когда они известны лишь нам одним.

Все люди ошибаются, но великие люди сознаются в ошибках.

Когда, наконец, понимаешь, что твой отец обычно был прав, у тебя самого уже подрастает сын, убежденный, что его отец обычно бывает не прав. Если вы не учитесь на своих ошибках, нет смысла их делать.

Опыт позволяет нам распознать ошибку каждый раз, когда мы её повторяем.

Остроумные высказывания об ошибке

Противник, вскрывающий ваши ошибки, гораздо полезнее, чем друг, скрывающий их.

Человек, по-настоящему мыслящий, черпает из своих ошибок не меньше познания, чем из своих успехов.

Остроумные крылатые слова и высказывания об ошибке

Ошибки всегда можно себе простить, если только найдётся смелость признать их.

Опыт – это сумма совершенных ошибок, а также ошибок, которых, увы, не удалось совершить.

Ошибки замечать не много стоит: дать нечто лучшее – вот что приличествует достойному человеку.

Самая большая ошибка – пытаться быть приятнее, чем ты есть.

Нам нет необходимости наступать на те же грабли, что уже были.

Вы что, считаете меня идиотом? – Нет, но я ведь могу ошибаться.

Стыдливость может быть уместна везде, только не в деле признания своих ошибок.

Тот, кто думает, что может обойтись без других, сильно ошибается; но тот, кто думает, что другие не могут обойтись без него, ошибается еще сильнее.

Человек, достигший успеха, – это человек, который за собственные ошибки заставляет платить других.

Диктуй неразборчиво, чтобы оставить за собой право решать, кто сделал ошибку.

Если верно, что человечество учится на своих ошибках, нас ожидает блестящее будущее.

Вы бы отдали жизнь за свои убеждения? – Разумеется, нет. В конце концов, я ведь могу и ошибаться.

Философия изучает ошибочные взгляды людей, а история – их ошибочные поступки.

Ошибки людей в их расчетах на благодарность за оказанные ими услуги происходят оттого, что гордость дающего и гордость принимающего не могут сговориться о цене благодеяния.

Остроумные крылатые фразы и высказывания об ошибке

Чтобы избежать ошибок и разочарований, всегда советуйся с женой, прежде чем завязать интрижку.

Стрельба из лука учит нас, как надо искать истину. Когда стрелок промахивается, он не винит других, а ищет вину в самом себе.

Ошибка – от бога. Поэтому не старайтесь исправить ошибку. Напротив, попробуйте понять ее, проникнуться ее смыслом, притерпеться к ней. И наступит освобождение.

Никогда не бойся ошибаться – ни увлечений, ни разочарований бояться не надо. Разочарование есть плата за что-то прежде полученное, может быть несоразмерная иногда, но будь щедр. Бойся лишь обобщать разочарование и не окрашивай им все остальное. Тогда ты приобретешь силу сопротивляться злу жизни и правильно оценишь ее хорошие стороны.

Род людской – это ошибка. Без него вселенная была бы не в пример прекраснее.

Достойную осуждения ошибку совершает тот, кто не учитывает своих и стремится к завоеваниям любой ценой.

В большинстве споров можно подметить одну ошибку: в то время как истина лежит между двумя защищаемыми воззрениями, каждое из последних отходит от нее тем дальше, чем с большим жаром спорит.

Совершить ошибку и осознать ее – в этом заключается мудрость. Осознать ошибку и не скрыть ее – это и есть .

Ошибка одного – урок другому.

Многие скорее считают добродетелью раскаяние в ошибках, чем старание их избежать.

Приходить в гнев – значит вымещать на себе ошибки другого.

Остроумные мнения и высказывания об ошибке

Как жаль, что мы живем недостаточно долго, чтобы пользоваться уроками своих ошибок.

Мы красим волосы каждый раз в разный цвет, чтобы не повторять дважды одну и ту же ошибку.

Благословенны забывающие, ибо не помнят они собственных ошибок.

Есть одна только врожденная ошибка – это убеждение, будто мы рождены для счастья.

Насколько ясно люди понимают свои ошибки, видно из того, что, рассказывая о своем поведении, они всегда умеют выставить его в благородном свете.

Страх перед возможностью ошибки не должен отвращать нас от поисков истины.

Когда рассудок поддается порыву или гневу и слепая ярость оскорбляет друга действием или словом, то позже ни слезы, ни вздохи не в состоянии исправить ошибки.

Нет стыда признаться человеку в своей ошибке.

Величайшая наша ошибка ныне состоит в том, что мы всегда смешиваем два противоположных положения одно с другим и считаем их за одно положение. Одно из них есть наука, а другое – вера.

Каждый человек имеет свою особенную манеру ошибаться, тем более что ошибки заключаются часто в неправильно понятой точности.

Не исправление ошибки, а упорство в ней роняет честь любого человека или организации людей.

Единственная настоящая ошибка – не исправлять своих прошлых ошибок.

Остроумные намерения и высказывания об ошибке

Всего несколько лет назад она еще сетовала на себя, еще способна была на героические поступки, а вот теперь научилась приспосабливаться к собственным ошибкам. Она знала, что у других людей происходит то же самое: они до такой степени привыкают к своим просчетам и промахам, что постепенно начинают путать их со своими достоинствами. И тогда уже поздно что-либо менять в своей жизни.

Ошибаться – человечно, прощать – божественно.

Тот, кто глубоко исследует свою душу, так часто ловит себя на ошибках, что поневоле становится скромным. Он уже не гордится своей просвещенностью, он не считает себя выше других.

О великом человеке судят только по его главным деяниям, а не по его ошибкам.

Величайшая ошибка, которую обыкновенно делают в воспитании, – не приучат юношество к самостоятельному размышлению.

Почти все наши ошибки, в сущности, языкового характера. Мы сами создаем себе трудности, неточно описывая факты. Так, например, разные вещи мы называем одинаково и, наоборот, даем разные определения одному и тому же.

Возможно, две ошибки, борющиеся друг с другом, плодотворнее, чем одна безраздельно царящая истина.

Одна из самых гибельных наших ошибок – портить хорошее дело плохим проведением его в жизнь.

Если две ошибки не принесли результата – испробуй третью.

Не совершаем ли мы, колесуя убийцу, ошибку ребенка, который бьет тот стул, на который наткнулся?

Лучше ошибаться со всеми, чем быть умным в одиночку.

***
Жизнь, такая длинная, что можно наделать много ошибок. И такая короткая, что бы их исправить.

***
Сильный человек пытается исправить свои ошибки, слабый же старается их оправдать.

***
Да. Я делаю много ошибок. Жизнь, к сожалению, без инструкций.

***
Ошибка – это ступень к совершенству.

***
И пусть это будет моя самая большая ошибка в жизни, но я этого хочу!

***
Чтобы изменить свою жизнь, ехать куда-то необязательно, но важно сдвинуться с места.

***
Всегда честно признавай свои ошибки, это притупит бдительность начальства и позволит тебе натворить новые.

***
Некоторые ошибки в жизни являются опечатками, которые впоследствии впечатываются в память навсегда.

***
Не стоит жалеть об ошибках, которые ещё не раз хочется повторить.

***
Зачастую то, что диктует нам жизнь мы записываем с ошибками.

***
А мамка всегда говорила что ошибаться не страшно, страшно на заднице ровно всю жизнь сидеть.

***
Плохой… хороший. Но – грань тонкая, и обстоятельства разные, и жизнь длинная.

***
Иногда ошибки полезны, они как прививки от дальнейших ошибок. Делаем «прививки» чтоб не «болеть».

***
Бывают такие ошибки, за которые даже перед собой стыдно.

***
… в жизни нельзя делать 2 ошибки: в выборе профессии и в выборе спутника жизни…

***
Жизнь – это задача, которую, еще ни кто не РЕШИЛ БЕЗ ОШИБОК.

***
Иногда лучше убрать, чем добавить.

***
Чем старше человек, тем больше в его жизни того, чего уже не исправить.

***
Опыт – так все называют свои ошибки.

***
Жизнь коротка. Её едва хватает, чтобы совершить достаточное количество ошибок, а уж повторять их – недопустимая роскошь!

***
В жизни случаются ошибки. У некоторых даже есть имена…

***
Жаль к человеку при рождении не прилагается ластик, что бы стирать ошибки и лишнее в своей жизни.

***
Не беда, когда ошибка в жизни. Беда – когда ошибка становится жизнью!

***
Ошибаясь на жизненном пути, назло всем невзгодам я верю в лучшее, что ждёт меня впереди)

***
Самые страшные глюки – это не глюки техники, это глюки людей!

***
Ошибки – это начало опыта, а опыт – это начало мудрости.

***
Большинство людей планируют свой отпуск более тщательно, чем всю свою жизнь.

***
Одна из самых гибельных наших ошибок – портить хорошее дело плохим проведением его в жизнь.

***
Не можешь справиться с ошибкой – создай условия, при которых она станет единственно верным решением.

***
Нельзя изменить жизнь, не поняв причину сделанных ошибок.

***
Жизненный опыт можно приобретать не только за счет своих шишек и сотрясений мозга. Оглядитесь, вокруг полно людей, которые тоже спотыкаются и падают.

***
На ошибках экономить не стоит. На наш век ошибок хватит и ещё потомкам останется.

***
В жизни я – очень старательная девочка: домашние задания – выполняю, уроки усваиваю и ошибок БОЛЬШЕ – НЕ ПОВТОРЯЮ!

***
Ошибка – опечатка в книге под названием жизнь, но она хорошо может впечататься вам в душу.

Статусы про ошибки в жизни

Ошибки – обычный мост между опытом и мудростью. Филлис Терос

Человек, которые не делает ошибок, получает приказы от тех, кто их делает. Герберт Прокноу

Те, кто не учится на своих ошибках, обречены повторять их. Джордж Сантаяна

Если окинуть взглядом свою жизнь, готов спорить, о восьмидесяти процентах своих поступков вы пожалеете. Но жизнь – это и есть ошибки. Сильвестр Сталлоне

Жизнь очень интересна, если вы делаете ошибки. Жорж Карпентье

Никогда не ошибается тот, кто ничего не делает. Теодор Рузвельт

Когда не делаешь ошибок, перестаешь совершенствоваться. Джордж Мартин. “Пир для воронов”

Ставя на первое место людей, вы никогда не совершите ошибки даже в вопросах делания денег. Майкл Маркс

Лучший из людей, если б у него на лбу были написаны совершенные им ошибки, должен был бы нахлобучить шляпу на глаза. Т. Грэй

Подобно тому, как множество свитых бечевок образуют канат, нередко огромная глупость является всего лишь суммой глупостей мелких. Рассучите канат, бечеву за бечевой, рассмотрите, каждую в отдельности, мельчайшие решающие причины, приведшие к большой глупости, и вы легко поймете все. “И только-то”, – скажете вы. Но скрутите, свяжите их снова – и вы увидите, как это страшно. Виктор Гюго. “Отверженные”

Кто жаждет совершить великое, тот должен рисковать и делать ошибки, не падая из-за этого духом и не страшась себя обнаружить; человек, знающий свои слабости, может попытаться обратить их себе на пользу, но такое удается не часто. Л. Вовенарг

Человек совершает роковые ошибки не потому, что ведёт себя безрассудно (минуты, когда человек безрассуден могут приносить ему и самые большие удачи в жизни) а как раз от излишней рассудочности. Вот главная причина глупых поступков. Оскар Уайльд

Тот, кто правильно указывает на мои ошибки – мой учитель. Тот, кто правильно отмечает мои верные поступки – мой друг. Тот, кто мне льстит – мой враг. Сян-Цзы

Большое достоинство человека заключается в его способности исправлять свои ошибки и постоянно делать нового человека из самого себя. Ван Ян-Мин.

Ошибки не выполняют свою миссию в оказании помощи человеку, который винит в своих ошибках других людей. Генри С. Хаскинс.

Самая большая ошибка, которую вы можете сделать в жизни, это постоянно боятся сделать ошибку. Элберт Хаббард.

Ошибка даёт возможность начать всё с начала, только более разумно. Генри Форд.

Человек должен научиться прощать свои ошибки. Артур Дэвисон Фикк.

Забудьте ошибки. Забудьте неудачу. Забудьте всё, кроме того, что вы собираетесь делать сейчас и делайте. Сегодня ваш счастливый день. Уилл Дюран

Если бы мне пришлось прожить свою жизнь заново, я бы осмелилась сделать больше ошибок. Надин Хистри.

Жаль, что нельзя остановить время и вернуть все назад, чтобы исправить предыдущие ошибки. Жизнь не дает второго шанса. Поэтому живи сердцем. Доверяй своему сердцу. Делай все, чтобы добиться своей цели. Никогда не опускай руки. Хит Леджер

Учитесь на ошибках других людей – вы не можете прожить достаточно долго, чтобы сделать их все самостоятельно. Мартин Ванби.

Смерть придёт к каждому из нас. Вы думали, как вы будете чувствовать себя, когда настанет ваша очередь? Представляли, будете ли жалеть о том, как прожили свою жизнь?

Медсестра Бронни Уэйр (Bronnie Ware) из Австралии ухаживала за безнадёжными больными последние 12 недель их жизни. Она взяла на себя смелость записать самые распространённые жизненные ошибки, о которых рассказывали пациенты, и опубликовала их в блоге Inspiration and Chai.

Больные сожалели о том, что они слишком много работали, не набрались храбрости, чтобы выразить свои чувства, потеряли контакт с друзьями.

Если люди способны учиться на чужих ошибках, этот список поможет тем, у кого ещё есть время изменить свою жизнь. Чтобы, когда придёт наш черёд покинуть этот мир, не сожалеть ни о чём.

1. Я бы хотел иметь достаточно смелости, чтобы прожить жизнь так, как хочу я, а не другие

Вы живёте той жизнью, которую выбрали сами, или той, которую вам навязали другие? Многие люди сегодня выстраивают свою жизнь, опираясь на ожидания других людей. В любых сферах они выбирают то, что одобряют их партнёры или широкая общественность.

Даже выбирая дело всей жизни, они прежде всего думают о том, как к этому отнесётся их семья, друзья и знакомые, а не о том, что им действительно нравится делать и что вызывает у них неподдельный интерес.

В итоге они соответствуют ожиданиям всех: родителей, учителей, знакомых – но сами ощущают постоянное давление. Большую часть времени они чувствуют себя загнанными в угол и несчастными.

Если же такой человек попробует выбраться из искусственных условий и заняться тем, о чём он всегда втайне мечтал, на него обрушатся потоки негодования, он потеряет хорошие отношения со многими знакомыми и родными, возможно, потеряет нескольких друзей.

Как избежать этого

Оставайтесь верны себе. Если вы набрались смелости жить так, как хотите, вы наверняка столкнётесь с критикой и несогласием. Спокойно выслушивайте советы и чужие мнения, но, если они не совпадают с вашим, не обращайте на них большого внимания.

Так же, как у них есть право высказывать своё мнение, у вас есть право не принимать его во внимание.

Вы живёте не для того, чтобы угождать кому-то.

Так что не бойтесь испортить отношения с несогласными людьми. Уинстон Черчилль очень верно сказал: «У тебя есть враги? Отлично. Значит, в своей жизни ты что-то когда-то отстаивал».

2. Я бы хотел не работать так много

В современном обществе принято тонуть в . Люди сейчас заняты больше, чем когда-либо в истории, работая по 12 часов в день и даже дольше (да, положение рабочих на фабриках в начале XX века было гораздо хуже, но тогда у них не было выбора, а у нас есть).

Родители редко видят своих детей и перекладывают заботу о них на плечи бабушек и дедушек или наёмных нянек. У людей нет времени на отношения и другие личные дела, работа всегда в приоритете, она возвышается над всем остальным.

Да, работа даёт средства к существованию, но для некоторых людей она становится основным параметром самоидентификации.

Как избежать этого

Не бывает такого, чтобы не было времени на какое-то занятие. Всё дело в том, как вы расставляете свои приоритеты.

И в то же время многие из этих страдальцев живут в комфортабельных условиях, имеют стабильную работу, приличный доход, здоровую социальную среду и отличную семью.

Несмотря на растущее благополучие общества, люди не становятся счастливее – на самом деле они становятся несчастнее. Почему так происходит? Потому что ощущение несчастья не зависит от материального благополучия, оно зависит от мнения человека о том, что такое быть счастливым.

Как бороться с этим

Осознайте, что счастье – это выбор каждого человека. Многие люди считают, что счастье зависит от каких-то факторов. Они думают, что будут счастливы, если достигнут того, другого, третьего, если их потребности будут удовлетворены.

Но счастье не зависит от достижений и не приходит вместе с ними или после них. Счастье – это то, что вы можете пережить прямо сейчас, если позволите себе это сделать. Вы можете быть счастливым прямо сейчас, если захотите этого. Вопрос в том, захотите ли?

Как здорово сказано в одной ёмкой фразе:

Это самые распространённые ошибки, которые совершает за свою жизнь практически каждый человек. Как насчёт вас? Есть ли у вас какие-то сожаления о том, что вы не рассказали, упустили или не достигли чего-то в своей жизни?

ЭМЕРСОН – ЭССЕ – ПЕРСОНАЖ


Ральф Уолдо Эмерсон

Очерки: Вторая серия [1844]
Персонаж
Закат; но не возложил на него надежды:
Взошли звезды; его вера была раньше:
Зафиксировано на огромной галактике
Все глубже и старше казались его глаза:
И соответствовал его возвышенному терпению
Молчание времени.
Он говорил, и слова мягче дождя
Снова принесла эпоху золота:
Его поступок завоевал такое благоговение,
Как скрывал всю меру своего подвига.

Работа его руки
Он не хвалит и не скорбит:
Признается за собой факт;
Как уходит нераскаявшаяся Природа
Каждый ее поступок.

Я читал, что те, кто слушал лорда Чатема, чувствовали, что в этом человеке было что-то более прекрасное, чем все, что он говорил. Наш блестящий английский историк Французской революции жаловался на то, что, когда он рассказал все свои факты о Мирабо, они не оправдывают его оценку его гения.Гракхи, Агис, Клеомен и другие герои Плутарха не могут сравниться с их собственной славой. Сэр Филип Сидней, граф Эссекс, сэр Уолтер Рэли – люди выдающиеся и немногие дела. Мы не можем найти даже малейшей части личного веса Вашингтона в рассказе о его подвигах. Авторитет имени Шиллера слишком велик для его книг. Это неравенство репутации произведений или анекдотов не объясняется утверждением, что реверберация длиннее, чем раскат грома; но в чем-то заключалось в этих людях ожидания, которые превзошли все их действия.Большая часть их силы была скрытой. Это то, что мы называем Характером, – зарезервированная сила, действующая непосредственно посредством присутствия и без средств. Он задуман как некая недоказуемая сила, Фамильяр или Гений, импульсами которой руководствуется человек, но чьи советы он не может передать; что является для него компанией, так что такие люди часто бывают одинокими или, если им выпадает шанс быть социальными, не нуждаются в обществе, но могут очень хорошо развлекаться в одиночестве. Чистейший литературный талант в одно время кажется великим, а в другое – маленьким, но характер имеет звездное и неизмеримое величие.То, что другие производят талантом или красноречием, этот человек добивается некоторым магнетизмом. «Половину своей силы он не выдвинул». Его победы – это демонстрация превосходства, а не скрещивание штыков. Он побеждает, потому что его приход меняет лицо дел. `” О Иола! Как ты узнал, что Геракл был богом? ” «Потому что, – ответил Иоле, – я был доволен, когда мой взгляд упал на него. Когда я увидел Тесея, я хотел, чтобы я мог видеть, как он предлагает битву или, по крайней мере, направляет своих лошадей в гонке на колесницах; но Геракл этого не сделал. ждите состязания; он побеждал, стоял ли он, или шел, или сидел, или что-то еще, что он делал.”] ‘Человек, обычно связанный с событиями, только наполовину привязанный, и это неудобно к миру, в котором он живет, в этих примерах, кажется, разделяет жизнь вещей и является выражением тех же законов, которые контролируют приливы и отливы. и солнце, числа и количества.

Но, используя более скромный и более близкий пример, я замечаю, что на наших политических выборах, когда этот элемент, если он вообще появляется, может проявляться только в его самой грубой форме, мы в достаточной мере понимаем его несравненную частоту.Люди знают, что в их представителе нужно гораздо больше, чем талант, а именно в силе, чтобы его таланту доверяли. Они не могут достичь своей цели, послав на Конгресс ученого, проницательного и беглого оратора, если он не тот, кто до того, как он был назначен народом представлять их, был назначен Всемогущим Богом, чтобы отстаивать факт, – – неуклонно убежденный в этом факте в самом себе, – так что самые уверенные и самые жестокие люди узнают, что здесь есть сопротивление, на которое напрасно тратятся и дерзость, и террор, а именно вера в факт.Людям, которые придерживаются своих взглядов, не нужно спрашивать своих избирателей, что им следует сказать, но они сами являются страной, которую они представляют: нигде ее эмоции или мнения не являются такими мгновенными и правдивыми, как в них; нигде так чисто от эгоистичного настоя. Избиратели дома прислушиваются к их словам, следят за цветом их щек и этим, как в стакане, одеваются по-своему. Наши публичные собрания – довольно хорошее испытание на мужскую силу. Наши откровенные соотечественники с запада и юга имеют вкус к характеру и хотят знать, является ли житель Новой Англии солидным человеком или может ли рука пройти через него.

Та же движущая сила проявляется и в торговле. Есть гении и в торговле, и в войне, и в государстве, и в литературе; и причина того, почему тот или иной человек удачлив, не подлежит объяснению. Оно кроется в человеке: это все, что вам могут сказать об этом. Посмотрите на него, и вы поймете, почему он добивается успеха, как если бы вы увидели Наполеона, вы бы постигли его состояние. В новых объектах мы узнаем старую игру, привычку смотреть на факт лицом к лицу, а не иметь дело с ним из вторых рук, через чье-то восприятие.Природа, кажется, разрешает торговлю, как только вы видите прирожденного торговца, который оказывается не столько частным агентом, сколько своим фактором и министром торговли. Его природная честность сочетается с его пониманием структуры общества, чтобы поставить его над уловками, и он сообщает всей своей собственной вере, что контракты не подлежат частной интерпретации. Привычка его ума – это ссылка на стандарты естественной справедливости и общественного блага; и он внушает уважение и желание иметь дело с ним как из-за тихого духа чести, который его окружает, так и из-за интеллектуального времяпрепровождения, которое дает зрелище стольких способностей.Эта чрезвычайно обширная торговля, которая делает мысы Южного океана его причалом, а Атлантическое море – его привычным портом, сосредоточена только в его мозгу; и никто во вселенной не может сделать его место хорошим. В его гостиной я очень хорошо вижу, что он сегодня утром тяжело работал, с этим наморщенным бровью и с таким устойчивым юмором, от которого не может избавиться все его желание быть вежливым. Я ясно вижу, сколько решительных действий было сделано; сколько храбрых «нет» было сказано в этот день, когда другие сказали бы губительное «да».Я вижу, с гордостью за искусство, мастерством виртуозной арифметики и силой удаленного сочетания, сознание того, что я являюсь агентом и соратником изначальных законов мира. Он тоже считает, что никто не может ему помочь и что человек должен быть рожден, чтобы торговать, иначе он не сможет этому научиться.

Эта добродетель привлекает ум еще больше, когда она проявляется в действии с не столь смешанными целями. Он работает с большей энергией в самых маленьких компаниях и в частных отношениях. Во всех случаях это экстраординарный и неоспоримый агент.Это парализует избыток физических сил. Высшие натуры побеждают низшие, воздействуя на них определенным сном. Факультеты заблокированы и не оказывают сопротивления. Возможно, это универсальный закон. Когда высокое не может поднять себе низкое, оно притупляет его, как человек подавляет сопротивление низших животных. Люди оказывают друг на друга похожую оккультную силу. Как часто под влиянием настоящего мастера воплощались все сказки о волшебстве! Река команд, казалось, текла из его глаз во всех, кто видел его, поток сильного печального света, как Огайо или Дунай, наполнял их его мыслями и окрашивал все события оттенком его разума.”Какие средства вы использовали?” был вопрос, заданный жене Кончини, относительно ее обращения с Марией Медичи; и ответ был: «Только то влияние, которое каждый сильный ум имеет над слабым». Разве Цезарь в оковах не может снять оковы и передать их Гиппопотаму или Фрасону под ключ? Неужели железные наручники так непреложны? Предположим, что работорговец на побережье Гвинеи должен взять на борт банду негров, в состав которой должны входить лица с клеймом Туссена Л’Увертюра; или, давайте представим, под этими смуглыми масками у него есть банда Вашингтонов в цепях.Когда они прибудут на Кубу, будет ли прежний порядок в судовой компании? Нет ничего, кроме веревки и железа? Разве нет любви, нет почтения? Разве в сознании бедного капитана-капитана нет ни малейшего проблеска правды; и разве нельзя предположить, что они способны сломаться, ускользнуть или каким-либо образом превзойти натяжение одного-двух дюймов железного кольца?

Это природная сила, подобная свету и теплу, и вся природа взаимодействует с ней. Причина, по которой мы чувствуем присутствие одного человека и не чувствуем другого, так же проста, как гравитация.Истина – это вершина бытия: справедливость – это ее применение к делам. Все индивидуальные натуры стоят на шкале в соответствии с чистотой этого элемента в них. Воля чистых стекает от них к другим естествам, как вода стекает из высшего сосуда в низший. Этой природной силе нужно противостоять не больше, чем любой другой природной силе. Мы можем на мгновение поднять камень вверх в воздух, но это правда, что все камни будут падать навсегда; и какие бы примеры ни приводились безнаказанным воровством или ложью, которую кто-то приписал, справедливость должна восторжествовать, и это привилегия истины – заставить себя поверить.Характер – это моральный порядок, видимый через индивидуальную природу. Человек – это оградитель. Время и пространство, свобода и необходимость, правда и мысль больше не остаются на свободе. Теперь вселенная близка к нулю. Все сущее существует в человеке с оттенком нравов его души. Какими качествами он обладает, он наполняет всю природу, до которой может дотянуться; при этом он не склонен теряться в необъятности, но при сколь угодно длинном изгибе все его пожелания наконец возвращаются в его собственное благо. Он оживляет все, что может, и видит только то, что оживляет.Он окружает мир, как патриот свою страну, как материальную основу своего характера и театр действия. Здоровая душа соединяется с Праведным и Истинным, как магнит соединяется с полюсом, так что он стоит для всех смотрящих, как прозрачный объект между ними и солнцем, и всякий, кто идет к солнцу, движется к этому человеку. Таким образом, он оказывает наибольшее влияние на всех, кто не находится на одном уровне. Таким образом, люди с характером – это совесть общества, к которому они принадлежат.

Естественная мера этой силы – сопротивление обстоятельств. Нечистые люди рассматривают жизнь так, как она отражается во мнениях, событиях и людях. Они не могут видеть действие, пока оно не будет выполнено. Тем не менее, его моральный элемент изначально существовал в актере, и его качество как правильного или неправильного было легко предсказать. Все в природе биполярно или имеет положительный и отрицательный полюсы. Есть мужчина и женщина, дух и факт, север и юг. Дух положительный, событие – отрицательное.Воля – север, действие – южный полюс. Персонажу можно причислить к занимающему свое естественное место на севере. Он разделяет магнитные токи системы. Слабые души тянутся к южному или отрицательному полюсу. Они смотрят на выгоду или ущерб действия. Они никогда не видят принципа, пока он не заложен в человеке. Они не хотят быть красивыми, а хотят, чтобы их любили. Класс характера любит слышать о своих недостатках: другой класс не любит слышать о недостатках; они поклоняются событиям; обеспечьте им факт, связь, определенную цепочку обстоятельств, и они больше не будут просить.Герой видит, что событие является второстепенным: оно должно следовать за ему . Данный порядок событий не имеет силы обеспечить ему удовлетворение, которое доставляет ему воображение; душа доброты ускользает от любого стечения обстоятельств, в то время как процветание принадлежит определенному разуму, и привнесет эту силу и победу, которые являются ее естественным плодом, в любой порядок событий. Никакое изменение обстоятельств не может исправить дефект характера. Мы гордимся нашим освобождением от многих суеверий; но если мы сломили каких-либо идолов, то это через передачу идолопоклонства.Что я приобрел, так это то, что я больше не приносю в жертву быка Юпитеру, или Нептуну, или мыши – Гекате; что я не трепещу перед Евменидами, католическим чистилищем или кальвинистским Судным днем, – если меня трясет мнение, общественное мнение, как мы его называем; или угроза нападения, или оскорбления, или плохих соседей, или бедности, или увечий, или слухов о революции или убийстве? Если я дрожу, какое имеет значение, от чего я дрожу? Наш собственный порок принимает ту или иную форму, в зависимости от пола, возраста или темперамента человека, и, если мы способны бояться, мы легко найдем ужасы.Алчность или злоба, которые меня печалят, когда я приписываю их обществу, принадлежат мне лично. Я всегда окружен собой. С другой стороны, честность – это вечная победа, которая отмечается не криками радости, а безмятежностью, которая является постоянной или привычной радостью. Позорно лететь на мероприятия для подтверждения своей правды и ценности. Капиталист не бегает каждый час к брокеру, чтобы превратить свои преимущества в текущие деньги государства; он с удовлетворением читает в рыночных котировках, что его акции выросли.Я должен научиться ощущать на вкус тот же самый транспорт, который вызывает у меня появление лучших событий в наилучшем порядке, в том смысле, что мое положение с каждым часом улучшается и уже управляет теми событиями, которые я желаю. Это ликование может быть остановлено только предусмотрительностью такого превосходного порядка вещей, который бросает все наше благополучие в самую глубокую тень.

Лицо моего персонажа – самодостаточность. Я читаю того, кто богат; так что я не могу думать о нем как о одиночестве, или бедном, или изгнанном, или несчастном, или как о клиенте, но как о вечном покровителе, благодетеле и блаженном человеке.Характер – это центральность, невозможность быть вытесненной или подавленной. Мужчина должен давать нам ощущение массы. Общество легкомысленно и делит свой день на клочки, его разговоры – на церемонии и побеги. Но если я пойду на встречу с изобретательным человеком, я буду думать, что меня плохо развлекали, если он подарит мне проворную доброжелательность и этикет; скорее он будет стойко стоять на своем месте, и пусть я пойму, если бы это было только его сопротивление; знаю, что я столкнулся с новым и положительным качеством; – отличный отдых для нас обоих.Очень много того, что он не принимает общепринятые мнения и практики. Это несоответствие останется стимулом и памятником, и каждому вопрошающему придется в первую очередь избавиться от него. Нет ничего реального или полезного, кроме очага войны. Наши дома полны смеха, личных и критических сплетен, но это мало помогает. Но нецивилизованный, недоступный человек, который является проблемой и угрозой для общества, которого оно не может оставить безмолвным, но должно либо поклоняться, либо ненавидеть, – и к которому все стороны чувствуют себя родственными, как лидеры общественного мнения, так и непонятный и эксцентричный, – помогает; он ошибает Америку и Европу и разрушает скептицизм, который говорит: «Человек – кукла, давайте есть и пить – это лучшее, что мы можем сделать», освещая неизведанное и неизведанное.Согласие со стороны истеблишмента и обращение к публике указывают на слабую веру, непонятливые головы, которые должны увидеть построенный дом, прежде чем смогут понять его план. Мудрец не только упускает из виду многие, но и немногих. Фонтаны, фонтаны, самодвижущиеся, увлеченные, командир, потому что ему повелевают, уверенный, главный – они хороши; ибо они возвещают о мгновенном присутствии верховной власти.

Наши действия должны математически зависеть от нашей сути.В природе не бывает ложных оценок. Фунт воды в океанской буре имеет не большую силу тяжести, чем в летнем пруду. Все вещи работают в точности в соответствии с их качеством и количеством; они ничего не могут сделать, кроме человека. У него есть претензия: он желает и пытается делать то, что не в его силах. Я прочитал в книге английских мемуаров: «Мистер Фокс (впоследствии лорд Холланд) сказал, что у него должно быть казначейство; он служил ему и будет его иметь». – Ксенофонт и его Десять тысяч были вполне равны тому, что они пытались сделать, и сделали это; настолько равноправным, что даже не подозревали, что это грандиозный и неподражаемый подвиг.Тем не менее, этот факт остается неизменным – высшая точка в военной истории. С тех пор многие пытались это сделать, и им не хватило равных. Любая сила действия может быть основана только на реальности. Ни одно учреждение не может быть лучше, чем учредитель. Я знал милого и образованного человека, который предпринял практические изменения, но я так и не смог найти в нем того предприятия любви, которое он взял в свои руки. Он усвоил это на слух и на основании прочитанных книг. Все его действия носили предварительный характер, часть города унесена в поля, а город оставался неподвижным, а не новым фактом и не мог вызывать энтузиазма.Если бы в этом человеке было что-то скрытое, ужасный недоказанный гений, взволновавший и смущающий его поведение, мы ожидали его появления. Недостаточно того, чтобы интеллект видел зло и средство от него. Мы по-прежнему откладываем свое существование и не занимаем почву, на которую имеем право, пока нас побуждает только мысль, а не дух. Мы еще не справились с этим.

Это свойства жизни, и еще одна ее черта – постоянный рост.Мужчины должны быть умными и серьезными. Они также должны заставить нас почувствовать, что у них есть контролирующее счастливое будущее, открывающееся перед ними, которое проливает блеск на прошедший час. О герое заблуждаются и о нем неверно рассказывают: поэтому ему не терпится распутать промахи любого человека: он снова в пути, добавляя новые силы и почести в свое владение, и новые притязания на ваше сердце, которые обанкротят вас, если вы бездельничали. старые вещи, и не сохранили вашего отношения к нему, добавив к вашему богатству.Новые действия – это единственные извинения и объяснения старых, которые благородный может принести, чтобы предложить или получить. Если ваш друг вам не понравился, вы не должны садиться и размышлять об этом, потому что он уже потерял всякую память о переходе и удвоил свою силу, чтобы служить вам, и, прежде чем вы сможете снова подняться, обременяет вас благословениями .

Нам не доставляет удовольствия думать о доброжелательности, которая измеряется только ее делами. Любовь неисчерпаема, и если ее имущество растрачено, ее зернохранилище опустошено, все еще радует и обогащает, а человек, хотя он спит, кажется, очищает воздух и свой дом, чтобы украсить пейзаж и укрепить законы.Люди всегда признают эту разницу. Мы знаем, кто доброжелателен, совсем другими способами, кроме суммы подписки на общества супа. Перечислить можно лишь низкие достоинства. Страх, когда ваши друзья говорят вам, что вы сделали хорошо, и выговаривают это до конца; но когда они встают с неуверенными, робкими взглядами, полными уважения и полун неприязни, и вынуждены откладывать свои суждения на долгие годы, вы можете начать надеяться. Те, кто живет будущим, всегда должны казаться эгоистами тем, кто живет настоящим.Поэтому со стороны доброго Римера, написавшего мемуары о Гете, было забавно составить список его пожертвований и добрых дел, как и сотни талеров, подаренных Стиллингу, Гегелю, Тишбейну: прибыльное место, найденное для профессора Восс, должность при Великом герцоге для Гердера, пенсия для Мейера, два профессора, рекомендованные иностранным университетам, и т. Д. и т. д. Самый длинный список характеристик пособия выглядел бы очень коротким. Человек – бедное существо, если его так измерить. Ибо все это, конечно, исключения; а правила и нормальная жизнь хорошего человека – это благотворительность.Истинную благотворительность Гете следует заключить из рассказа, который он дал доктору Эккерману, о том, как он потратил свое состояние. «Каждый мой бонус стоил кошелька с золотом. Полмиллиона моих собственных денег, состояния, которое я унаследовал, моя зарплата и большой доход, полученный от моих писаний за пятьдесят лет назад, были потрачены на то, чтобы научить меня то, что я теперь знаю. Я, кроме того, видел “и т. д.

Я признаю, что это всего лишь жалкая болтовня и сплетни, чтобы перечислить черты этой простой и быстрой силы, и мы рисуем молнии углем; но в эти долгие ночи и каникулы мне нравится так утешать себя.Ничего, кроме самого себя, не может скопировать. Слово теплое от души меня обогащает. Я сдаюсь по своему усмотрению. Как мертвенно холоден литературный гений перед этим огнем жизни! Это прикосновения, которые оживляют мою тяжелую душу и дают ей глаза, чтобы проникнуть во тьму природы. Я обнаружил, что там, где я считал себя бедным, был я самый богатый. Отсюда новый интеллектуальный подъем, который снова будет упречен каким-то новым проявлением характера. Странное чередование притяжения и отталкивания! Характер отвергает интеллект, но возбуждает его; и персонаж переходит в мысль, публикуется так, а затем стыдится новых проблесков моральной ценности.

Характер – это природа в высшей форме. Бесполезно подражать ему или бороться с ним. В некоторой степени возможно сопротивление, настойчивость и созидание этой силе, которая помешает всякому соперничеству.

Этот шедевр лучше всего там, где на него не возложили руки, кроме рук природы. Мы заботимся о том, чтобы те, кому выпало великое предназначение, проскользнули к жизни в тени, без тысячеглазых Афин, которые наблюдали и освещали каждую новую мысль, каждую краснеющую эмоцию юного гения.В последнее время два человека – очень маленькие дети Всевышнего Бога – дали мне повод для размышлений. Когда я исследовал источник их святости и очарования воображения, мне казалось, что каждый из них ответил: «Из-за моего несоответствия: я никогда не слушал закон вашего народа или то, что они называют своим евангелием, и зря тратил время. Я довольствовался своей простой деревенской бедностью: отсюда эта сладость: мои работы никогда не напоминают вам об этом; – чисто из этого. И природа меня рекламирует в таких лицах, что в демократической Америке она не демократизируется.Как закрыто и конституционно изолировано от рынка и от скандала! Только сегодня утром я отослал полевые цветы этих лесных богов. Это избавление от литературы, эти свежие черновики из источников мысли и чувств; как мы читаем, в век полировки и критики, первые строки письменной прозы и стихов нации. Насколько увлекательна их преданность своим любимым книгам, будь то Эсхил, Данте, Шекспир или Скотт, как чувство, что они заинтересованы в этой книге: кто прикоснется к ней, коснется их; – и особенно полное одиночество критика, Патмос мысли, с которой он пишет, в бессознательном состоянии любого глаза, который когда-либо прочитает это письмо.Могли ли они по-прежнему мечтать, как ангелы, и не просыпаться для сравнений и быть польщенными! Однако некоторые натуры слишком хороши, чтобы их испортила похвала, и где бы жила мысли ни доходила до глубины, там не было опасности от тщеславия. Торжественные друзья предупредят их об опасности поворота головы при звуке труб, но они могут позволить себе улыбнуться. Я помню возмущение красноречивого методиста на добрые наставления Доктора богословия: «Мой друг, человека нельзя ни хвалить, ни оскорблять.«Но простите советы; они очень естественны. Я помню, когда в Америку приехали несколько изобретательных и духовных иностранцев, мне в голову пришла мысль: «Были ли вы жертвой, когда вас сюда привозили? – или, прежде, ответьте мне на это: “Вы становитесь жертвой?”

Как я уже сказал, природа держит эти суверенитеты в своих руках, и как бы откровенно наши проповеди и дисциплины ни делили некоторую долю заслуг и не учили, что законы формируют гражданина, она идет своей собственной походкой и ставит самых мудрых в заблуждение. .Она очень легкомысленно относится к Евангелиям и пророкам, как человек, у которого есть еще много чего, что нужно произвести, и у которой нет лишнего времени, чтобы сэкономить ни на кого. Есть класс людей, отдельные лица которых появляются через длительные промежутки времени, настолько в высшей степени наделенные проницательностью и добродетелью, что они единодушно приветствуются как божественные, и которые кажутся накоплением той силы, которую мы рассматриваем. Божественные личности рождены характером, или, говоря словами Наполеона, они организованы победой. Их обычно принимают с недоброжелательностью, потому что они новые, и потому, что они устанавливают привязку к преувеличению, которое было сделано в отношении личности последней божественной личности.Природа никогда не рифмует своих детей и не делает двух мужчин одинаковыми. Когда мы видим великого человека, мы воображаем себе сходство с каким-то историческим человеком и предсказываем его характер и судьбу, результат, который он обязательно разочарует. Никто и никогда не решит проблему своего характера согласно нашим предрассудкам, а только своим высоким, беспрецедентным образом. Персонаж хочет места; не должно быть теснено людьми, о нем нельзя судить по проблескам, полученным в газетах или в редких случаях. Ему нужна перспектива, как великому зданию.Возможно, это не способствует быстрому формированию отношений; и мы не должны требовать опрометчивых объяснений его действия ни на основе популярной этики, ни на основании собственных соображений.

Я смотрю на скульптуру как на историю. Я не думаю, что Аполлон и Юпитер невозможны во плоти и крови. Каждую черту, которую художник записал в камне, он видел в жизни, и лучше, чем его копия. Мы видели много подделок, но мы рождены верующими в великих людей. Как легко мы читаем в старых книгах, когда людей было немного, о малейших поступках патриархов.Мы требуем, чтобы человек был таким большим и столбчатым в пейзаже, чтобы заслужить упоминания, что он встал, препоясал чресла свои и ушел в такое место. Наиболее достоверные изображения – это изображения величественных людей, которые преобладали у них на пороге и убедили чувства; как случилось с восточным магом, которого послали проверить достоинства Зертушта или Зороастра. Когда мудрец Юнани прибыл в Балх, говорят нам персы, Гуштасп назначил день, в который должны собираться мобеды каждой страны, и для мудреца Юнани поставили золотой стул.Тогда возлюбленный Йездама, пророк Зертушт, вошел в гущу собрания. Мудрец Юнани, увидев этого вождя, сказал: «Эта форма и эта походка не могут лгать, и от них не может исходить ничего, кроме правды». Платон сказал, что невозможно не поверить в детей богов, «хотя они должны говорить без вероятных или необходимых аргументов». Я бы считал себя очень несчастным из-за своих товарищей, если бы не мог поверить в лучшее в истории. «Джон Брэдшоу, – говорит Мильтон, – выглядит как консул, от которого фасции не должны покидать год, так что не только на трибунале, но и на протяжении всей его жизни вы будете считать его сидящим в суде над королями».«Я считаю более правдоподобным, поскольку это предшествующая информация, что один человек должен знать небеса, как говорят китайцы, чем то, что так много людей должны знать мир». Добродетельный принц противостоит богам без каких-либо опасений. Он ждет сотню веков, пока придет мудрец, и не сомневается. Тот, кто противостоит богам без всяких опасений, знает небеса; тот, кто ждет сто веков, пока придет мудрец, несомненно, знает людей. Отсюда движется добродетельный князь и веками показывает путь империи ». Но нет нужды искать отдаленные примеры.Он тупой наблюдатель, чей опыт не научил его реальности и силе магии, а также химии. Самый хладнокровный специалист не может уехать за границу, не столкнувшись с необъяснимыми влияниями. Один человек пристально смотрит на него, и могилы памяти возвращают своих мертвецов; секреты, которые делают его несчастным хранить или предавать, должны быть раскрыты; – другой, и он не может говорить, и кости его тела, кажется, теряют хрящи; появление друга добавляет ему грации, смелости и красноречия; и есть люди, которых он не может выбрать, но помнить, которые дали трансцендентное расширение его мысли и зажгли другую жизнь в его груди.

Что может быть прекраснее строгих дружеских отношений, когда они прорастают из этого глубокого корня? Достаточный ответ скептику, который сомневается в силе и приспособленности человека, заключается в той возможности радостного общения с людьми, которая делает веру и практику всех разумных людей. Я не знаю ничего, что могло бы принести такое удовлетворение, как глубокое доброе понимание, которое может существовать после долгого обмена добрыми услугами между двумя добродетельными людьми, каждый из которых уверен в себе и уверен в своем друге.Это счастье, которое откладывает все прочие удовольствия и удешевляет политику, торговлю и церкви. Ибо, когда люди должны встретиться, как они должны, каждый будет благодетелем, звездным дождем, облеченным мыслями, делами и свершениями, это должен быть праздник природы, о котором все возвещает. В такой дружбе любовь полов – первый символ, как и все остальное – символы любви. Отношения с лучшими мужчинами, которые когда-то считались юношескими романами, по мере развития персонажа становятся самым сплошным удовольствием.

Если бы можно было жить в правильных отношениях с мужчинами! – если бы мы могли воздержаться от того, чтобы просить их о чем-либо, просить их похвалы, помощи или сострадания, и довольствоваться тем, что заставляли их принуждать их с помощью древнейших законов! Не могли бы мы иметь дело с несколькими людьми – с одним человеком – после неписаных законов и провести эксперимент по их действенности? Разве мы не могли бы воздать нашему другу комплимент истины, молчания и терпения? Неужели мы так стремимся его искать? Если мы родственники, мы встретимся.Согласно традиции древнего мира, никакие метаморфозы не могли скрыть бога от бога; и есть греческий стих, который гласит:

«Боги друг другу небезвестны».
Друзья также следуют законам божественной необходимости; они тяготеют друг к другу и не могут иначе:
Когда друг друга избегают,
Будет ли каждый из них получать больше всего удовольствия.
Их отношения не установлены, но разрешены.Боги должны сидеть без сенешаля на нашем Олимпе, поскольку они могут установить себя по старшинству божественного. Общество испорчено, если приложить все усилия, если соратники встретятся за милю. И если это не общество, то это озорная, низкая, унизительная болтовня, хотя и составленная из лучших. Все величие каждого сдерживается, и все слабые места в болезненной деятельности, как будто олимпийцы должны встретиться, чтобы обменяться табакерками.

Жизнь идет стремительно. Мы преследуем какой-то план полета, или нас преследует какой-то страх или команда.Но если вдруг мы встречаем друга, мы делаем паузу; наша жара и спешка выглядят достаточно глупо; Теперь пауза, теперь владение, требуется, и сила раздувать момент из ресурсов сердца. Момент – это все, во всех благородных отношениях.

Божественная личность – это пророчество разума; друг – надежда сердца. Наше блаженство ждет исполнения этих двух в одном. Века открывают эту моральную силу. Всякая сила – это тень или символ этого. Поэзия радостна и сильна, потому что оттуда черпает вдохновение.Мужчины пишут свои имена в мире, поскольку они наполнены этим. История была подлой; наши нации были мобами; мы никогда не видели человека: эта божественная форма, которую мы еще не знаем, но только мечта и пророчество о нем: мы не знаем присущих ему величественных манер, которые умиротворяют и возвышают смотрящего. Однажды мы увидим, что самая личная – это самая публичная энергия, что качество искупает количество, а величие характера действует в темноте и помогает тем, кто никогда этого не видел. Какое величие еще появилось, так это начинания и ободрения для нас в этом направлении.История тех богов и святых, которые мир написал, а затем поклонялся, – это документальные свидетельства характера. Века ликовали манерами юноши, ничем не обязанного удаче и повешенного на Тайберне своей нации, который благодаря чистоте своей натуры пролил эпическое великолепие вокруг фактов своей смерти, превратили каждую деталь в универсальный символ для глаз человечества. Это великое поражение до сих пор является нашим высшим фактом. Но разум требует победы над чувствами, силы характера, которая обратит судью, присяжных, солдата и короля; которые будут управлять животными и минеральными добродетелями и будут сливаться с течением сока, рек, ветров, звезд и моральных агентов.

Если мы не можем достичь пределов этих величий, по крайней мере, позвольте нам воздать им должное. В обществе высокие преимущества приписываются владельцу как недостатки. Это требует большей осторожности в наших частных оценках. Я не прощаю своим друзьям того, что они не умеют хорошо разбираться в характерах, и не прощаю их с благодарным гостеприимством. Когда, наконец, то, чего мы всегда ждали, приходит и сияет для нас радостными лучами из той далекой небесной страны, тогда быть грубым, затем быть критичным и относиться к такому посетителю с трепом и подозрением улиц, утверждает пошлость, которая, кажется, закрывает двери в рай.Это беспорядок, это правильное безумие, когда душа больше не знает ни своей собственной, ни того, где ее верность, ее религия. Есть ли какая-нибудь религия, кроме этой, чтобы знать, что где бы в бескрайней пустыне бытия святое чувство, которое мы лелеем, раскрылось в цветок, оно расцветает для меня? если никто не видит, я вижу; Я осознаю, если только я один, величие факта. Пока он цветет, я буду соблюдать субботу или святое время и развяжу свой мрак, свою глупость и шутки. Присутствие этого гостя балует природу.Есть много глаз, которые могут обнаружить и почтить благоразумные и домашние добродетели; многие могут различить Гения на его звездном следе, хотя толпа неспособна; но когда всепострадательная, всевоздерживающая, всепобеждающая любовь, поклявшаяся самой себе, что она будет негодяем и глупцом в этом мире, скорее, чем испачкает свои белые руки какими-либо уступками, входит в наши улицы и дома, – только чистые и честолюбивые могут узнать его лицо, и единственный комплимент, который они могут ему сказать, – это владеть им. [Никакой критики конкретно по этому эссе]

500 лучших цитат Ральфа Уолдо Эмерсона всех времен

Мужчина – это то, о чем он думает весь день. Ральф Уолдо Эмерсон

Нет ничего проще величия; действительно, быть простым – значит быть великим. Ральф Уолдо Эмерсон

Если мы встретим человека редкого интеллекта, мы должны спросить его, какие книги он читает.Ральф Уолдо Эмерсон

Остерегайтесь того, к чему вы стремитесь. Потому что он обязательно будет твоим. Ральф Уолдо Эмерсон

Быть собой в мире, который постоянно пытается сделать из вас что-то еще, – величайшее достижение. Ральф Уолдо Эмерсон


Удача – еще одно название целеустремленности. Ральф Уолдо Эмерсон

Не поддавайтесь на проблемы. Руководствуйтесь своими мечтами.Ральф Уолдо Эмерсон

Не идите туда, куда ведет дорога, вместо этого идите туда, где нет тропы, и оставьте след. Ральф Уолдо Эмерсон

Мне больше нравится молчаливая церковь перед началом службы, чем любая проповедь. Ральф Уолдо Эмерсон>

Человек должен задуматься над тем, от какого богатого царства он отказывается, когда становится конформистом. Ральф Уолдо Эмерсон


Плохие времена имеют научное значение.Это случаи, когда хороший ученик не пропустит. Ральф Уолдо Эмерсон

Одиночество, гарантия посредственности, для гения является строгим другом. Ральф Уолдо Эмерсон

Не бойтесь жить той жизнью, о которой вы мечтали сами. Идите вперед и воплотите в жизнь свои мечты. Ральф Уолдо Эмерсон

Если бы звезды появлялись только на одну ночь каждые тысячу лет, как бы человек восхищался и восхищался. Ральф Уолдо Эмерсон

Делайте то, что вам поручено, и вы не сможете слишком многого надеяться или слишком много дерзать.Ральф Уолдо Эмерсон

См. Также: цитаты Будды, цитаты Марка Аврелия, цитаты Альберта Эйнштейна

Загрузите бесплатный pdf-файл

Лучший Ральф Уолдо Эмерсон

Перейти к содержанию

Сделайте все возможное для этого это все, что есть о тебе. Щелкните, чтобы написать твит

Это одно из самых прекрасных вознаграждений в жизни, когда ни один человек не может искренне пытаться помочь другому, не помогая себе.

Говорите правду, и вся природа и все духи помогут вам в неожиданных успехах.

Иногда крик лучше диссертации. (Журналы 1822–1863)

Мысль – это цветок; язык бутон; действие плод, стоящий за ним.

Первое богатство – это здоровье.

Тот, кто владеет днем, богат, и никто не владеет днем, который позволяет вторгаться в него с тревогой и тревогой.

Великие люди существуют для того, чтобы быть более великими людьми. (Представители)

Единственный человек, которым вам суждено стать, – это тот, кем вы решили быть.Щелкните, чтобы написать в Твиттере

Мы судим о мудрости человека по его надежде.

Доверяйте себе: каждое сердце трепещет от этой железной струны.

Кажется, что здоровье глаз требует горизонта. Мы никогда не устаем, пока можем видеть достаточно далеко. (Природа, эссе)

Бог не допустит, чтобы Его работа проявлялась трусами. Всегда, всегда, всегда, всегда, всегда делай то, что ты боишься делать. Делайте то, чего боитесь, и страх погибнет.

Мы ходим в мире одни. Друзья, которых мы желаем, – это мечты и басни.

Без амбиций ничего не начинается. Без работы ничего не добьешься. Приз не будет отправлен вам. Вы должны это выиграть.

Лучше знать несколько хороших и необходимых вещей, чем много бесполезных и посредственных.

Куда бы ни пришел человек, там и революция. Старое – для рабов.

У вас будет радость, или у вас будет сила, сказал Бог; у вас не будет и того, и другого.

Душа активная видит абсолютную истину; и говорит правду, или творит.

Великие люди – это те, кто видят, что духовное сильнее любой материальной силы, что мысли правят миром.

Будь глупым. Будь честным. Будь добрым.

Часть 2. Цитаты Ральфа Уолдо Эмерсона, которые…

Самые известные цитаты Ральфа Уолдо Эмерсона

Перейти к содержанию

Примите ритм природы: ее секрет – терпение.

Наша сила проистекает из нашей слабости. (Компенсация, эссе)

Каждый художник сначала был любителем.

Я проснулся сегодня утром с искренней благодарностью за моих друзей, старых и новых.

Мы становимся тем, о чем думаем весь день.

Великий человек всегда готов быть маленьким. (Компенсация, Эссе) Щелкните, чтобы написать в Твиттере

Жизнь – это последовательность уроков, которые необходимо прожить, чтобы понять.

Унция действия стоит тонны теории. Щелкните для твита

Ничего великого никогда не было достигнуто без энтузиазма.

Годы учат многому, чего не знают дни. (Эссе: Вторая серия)

Награда за хорошо сделанное дело – это сделать это.

Прицепите свой универсал к звезде.

Более известные цитаты

Фальшивые цитаты Ральфа Уолдо Эмерсона (и самые известные тоже)

Перейти к содержанию

То, что позади нас и что впереди, – мелочи по сравнению с тем, что лежит внутри нас.Подробнее (quoteinvestigator.com)

То, что вы есть, приходит к вам. Подробнее

Наша главная сила не в том, что мы никогда не падали, а в том, чтобы подниматься каждый раз, когда мы падаем. Подробнее

Часто и много смеяться; Чтобы завоевать уважение умных людей и любовь детей; Чтобы заслужить признание честных критиков и пережить предательство ложных друзей; Ценить красоту, находить лучшее в других; Чтобы оставить мир немного лучше, будь то здоровый ребенок, участок сада или искупленное социальное положение; Знать, что хотя бы одна жизнь стала легче, потому что вы прожили.Это, удалось. Подробнее

Цель жизни – не быть счастливым. Быть полезным, благородным, сострадательным, иметь какое-то значение, чтобы вы жили и жили хорошо. Подробнее

Когда достаточно темно, можно увидеть звезды. Подробнее

Жизнь – это путешествие, а не пункт назначения. Подробнее

Если вы не попытаетесь сделать что-то сверх того, что вы уже освоили, вы никогда не вырастете.Подробнее

Наша величайшая слава не в том, чтобы никогда не терпеть неудач, а в том, что мы поднимаемся каждый раз, когда мы терпим поражение. Подробнее

Когда вы принимаете решение, вселенная вступает в сговор, чтобы оно произошло. Подробнее

Никогда не упускайте возможность увидеть что-нибудь прекрасное, ведь красота – это почерк Бога.

Постройте лучшую мышеловку, и мир проложит путь к вашей двери.

На каждую минуту гнева вы теряете шестьдесят секунд счастья.

Популярные темы цитат на WisdomQuotes:
жизнь, любовь, счастье, мотивация

Короткие цитаты Ральфа Уолдо Эмерсона

Перейти к содержанию

Однострочные, короткие цитаты, мысли и подписи к вашей биографии, социальный статус, разговор с самим собой, девиз , мантры, знаки, постеры, обои, фоны.

Мы приобретаем силу, которую преодолели.

Имитация – самоубийство. Нажмите, чтобы написать в Твиттере

Жизнь – наш словарь.

Посыпать радостью.

Единственная осторожность в жизни – это концентрация.

Истина – наша стихия.

Доблесть заключается в силе самовосстановления.

Обвинять безопаснее, чем хвалить.

Ненавижу цитаты. Расскажи мне, что ты знаешь. (Очерки Ральфа Уолдо Эмерсона)

Живите хорошо, много учитесь, часто смейтесь, много любите.

Гений религиозен.(Сверхдуша)

Жизнь – это прогресс, а не остановка.

Наша вера приходит мгновенно; наш порок привычен. (Очерки: Первая серия)

Человек – бог в руинах.

Наука не знает своего долга воображению. (Письма и социальные цели)

Делайте дело, и у вас будет сила. Щелкните для твита

Мудрый из-за избытка мудрости становится глупцом.

Печаль оглядывается назад, беспокойство смотрит вокруг, вера смотрит вверх.

Этот мир принадлежит энергетике.

Мысль – это семя действия.

Более короткие цитаты

Вдохновляющие и воодушевляющие цитаты Ральфа Уолдо Эмерсона

Перейти к содержанию

Напишите в своем сердце, что каждый день – лучший день в году. Щелкните, чтобы написать твит

Будьте собой; не подражатель другому, но самое лучшее я.(Самостоятельность и другие эссе)

Есть кое-что, что вы можете сделать лучше, чем другое. Слушайте внутренний голос и смело подчиняйтесь ему. Делайте то, в чем вы хороши, а не то, для чего вы никогда не были созданы.

Даже в грязи и грязи всегда что-то поет.

Ему не нужна библиотека, потому что он не думал; нет церкви, потому что он сам пророк; нет книги уставов, потому что у него есть Законодатель; нет денег, потому что он сам ценность; нет дороги, потому что он дома, где он.

Но гений смотрит вперед. Глаза мужчин направлены на его лоб, а не на его заднюю часть. Человек надеется. Гений творит. Щелкните для твита

У каждого человека свое призвание; его талант – его призвание. Есть одно направление, в котором ему открыто все пространство.

Заканчивайте каждый день и покончите с этим. Вы сделали, что могли. Несомненно, вкрались какие-то грубые ошибки и нелепости. Забудьте о них как можно скорее, завтра наступит новый день; начни это хорошо и безмятежно, со слишком высоким духом, чтобы возиться со своей старой чепухой.

Этот новый день слишком дорог, с его надеждами и приглашениями, чтобы терять мгновение вчерашние.

Неужели так плохо быть неправильно понятым? Пифагор был неправильно понят, и Сократ, и Иисус, и Лютер, и Коперник, и Галилей, и Ньютон, и все чистые и мудрые духи, когда-либо принимавшие плоть. Быть великим – значит быть неправильно понятым. (Самостоятельность и другие очерки)

Герой не храбрее обычного человека, но он храбрее на пять минут дольше.

Никакие факты не являются для меня священными; никто не является профаном; Я просто экспериментирую, бесконечный искатель без прошлого за моей спиной.

Неизменный след мечты – увидеть ее реальность.

Настаивайте на себе; никогда не подражайте. Вы можете преподносить каждый момент свой собственный дар с совокупной силой совершенствования всей жизни: но из заимствованного таланта другого вы отдавали только импровизированное, половинное владение. Щелкните, чтобы написать твит

Единственное, чего мы ищем с ненасытным желанием, – это забыть себя, удивиться своей приличности, потерять нашу вечную память и сделать что-то, не зная, как и почему; короче нарисовать новый круг.

Прекрасный образ жизни. Это заброшенность. Великие исторические моменты – это возможность воплощения посредством силы идей, как гениальных и религиозных произведений.

Энтузиазм – один из самых мощных двигателей успеха. Когда вы что-то делаете, делайте это изо всех сил. Вложите в это всю свою душу. Запечатлейте это своей индивидуальностью. Будьте активными, энергичными, полными энтузиазма и верностью, и вы достигнете своей цели.

Каждое настоящее произведение искусства имеет столько же причин для существования, как земля и солнце.

«Важно не то, как герой делает то или это, а то, что он из себя представляет.

Для героя никогда не будет никакой разницы в том, что такое законы. Его величие будет сиять и свершится до конца, поддержат ли они его или нет.

Работай и приобретай, и ты приковал колесо случая.

Каждый человек для кого-то герой и оракул.(Письма и общественные цели)

См. Также: положительные цитаты

См. Также: Emerson Central – Избранные работы и эссе (emersoncentral.com)

Забавные и удивительные цитаты Ральфа Уолдо Эмерсона

Перейти к содержанию

Кто вы такой, говорит так громко, что я не слышу, что вы говорите.

Мои вечерние посетители, если они не видят часы, должны найти время по моему лицу. Щелкните, чтобы написать твит

Рядом с автором хорошего предложения стоит его первое цитирующее слово.

Великий человек храбро цитирует и не будет опираться на свое изобретение, если память ему подсказывает такое же хорошее слово. (Письма и социальные цели)

Мы все цитируем по необходимости, по склонности и по восторгу.

Мы делаем то, что должны, и называем это самыми лучшими именами, которые мы можем. (Очерки: Вторая серия)

Делайте все, что в наших силах, летом будут свои мухи: если мы гуляем в лесу, мы должны кормить комаров: если мы идем на рыбалку, мы должны ожидать мокрую шерсть.(Очерки: Первая серия)

Каждый действительно способный человек, в каком бы направлении он ни работал, – человек крупных дел, изобретатель, государственный деятель, оратор, поэт, художник, – если вы искренне поговорите с ним , считает свою работу, пусть даже восхищенную, далеко не такой, какой она должна быть.

Тупая молитва; гении – легкие насмешники. (Представители)

Другие забавные цитаты

См. Также: 15 фактов о Ральфе Уолдо Эмерсоне (mentalfloss.com)

Глубокие и эмоциональные цитаты Ральфа Уолдо Эмерсона

Перейти к содержанию

Люди видят только то, что они готовы видеть.Щелкните, чтобы написать твит

Каждый из нас видит в других то, что несет в себе сердце.

Каждая сожженная книга просвещает мир.

Реальность лучше отчета.

Вы только что пообедали, и как бы скрупулезно ни была скрыта бойня в изящном расстоянии миль, здесь есть соучастие.

Деньги часто стоят слишком дорого.

Я упрекаю общество, я приветствую одиночество, и все же я не настолько неблагодарен, чтобы не видеть мудрых, милых и благородных, когда они время от времени проходят мимо моих ворот.

Причина, по которой миру не хватает единства, он лежит разбитым и разбитым, в том, что человек разъединен с самим собой.

Насилие – это не сила, а ее отсутствие.

Мы реформаторы весной и летом; осенью и зимой мы поддерживаем старое; реформаторы утром, консерваторы ночью.

Кто-нибудь может вспомнить, когда времена были не тяжелые, а денег не было недостатка?

Циник может успокоить и уныть одним словом.

Массы грубые, хромые, несдержанные, пагубные по своим требованиям и влиянию, и их нужно не льстить, а обучать. Я не хочу ни в чем им уступать, но хочу приручить, обучить, разделить и разбить их, и вывести из них индивидуумов.

Иди, воплоти свои вероучения в дело и не говори на двух языках.

Будьте милосердны, как солнце или море, но если ваши права как разумного существа ущемлены, умри на первом дюйме своей территории.

Наша жизнь – это ученичество истине, что вокруг каждого круга может быть нарисован другой; что в природе нет конца, но каждый конец есть начало, и под каждой глубиной открывается нижняя глубина.

Большинство теней в этой жизни вызвано тем, что мы стоим на солнце. Щелкните, чтобы написать твит

Разговор – это игра кругов. В разговоре мы перебираем концы, которые со всех сторон ограничивали общую тишину.

Все во вселенной происходит косвенно.Прямых линий нет.

Не верьте, что возможно вам удастся избежать награды за свои действия.

Общественное мнение, к сожалению, не понесет много вздора. Едва ли есть настолько грубый абсурд, будь то в религии, политике, науке или манерах, который он не вынесет.

Независимо от того, насколько вы откармливаете преступление, для пчелы никогда не может быть хорошего, что плохо для улья.

Должны ли мы тогда судить о стране по большинству или по меньшинству? Конечно, меньшинство.

Какая польза от плуга или паруса, земли или жизни, если свобода терпит поражение?

Конец человеческой расы будет заключаться в том, что она в конечном итоге умрет цивилизацией.

Более глубокие цитаты

Мудрый Ральф Уолдо Эмерсон Цитаты (Слова мудрости)

Перейти к содержанию

Мы стремимся выше отметки, чтобы попасть в цель. Щелкните для твита

Глаза указывают на древность души.

Здравый смысл – гений, одетый в рабочую одежду.

Люди, кажется, не понимают, что их мнение о мире – это также признание характера.

Позвольте мне никогда не впадать в вульгарную ошибку, когда я вижу, что меня преследуют, когда мне противоречат.

Что касается методов, их может быть миллион, а то и несколько, но принципов мало. Человек, понимающий принципы, может успешно выбирать свои собственные методы. Человек, который пробует методы, игнорируя принципы, обязательно столкнется с проблемами.

Каждое государство коррумпировано. Хорошие люди не должны слишком хорошо подчиняться законам.

Если вы хотите меня поднять, вы должны быть выше. Если вы хотите освободить меня, вы должны быть свободны. Если вы поправите мое ложное представление о фактах, – покажите мне те же факты в истинном порядке мысли, и я не могу отказаться от нового убеждения. (Общество и одиночество) (См. Также: цитаты о свободе)

Каждое превышение порождает дефект; каждый дефект – избыток. У всякого сладкого есть кислинка; всякое зло – свое добро.(Компенсация, эссе)

Героизм чувствует и никогда не мотивирует, поэтому он всегда прав.

Хорошие друзья даже в слабостях и недостатках. Как ни у одного человека никогда не было такой гордости, которая не причиняла бы ему вреда, так и ни у одного человека никогда не было недостатка, который не был бы ему полезен. (Компенсация, эссе)

Каждый человек в своей жизни должен благодарить за свои ошибки. (Компенсация, Эссе) Щелкните, чтобы написать в Твиттере

Ни один человек полностью не поймет истину, пока он не оспорит ее, поэтому ни один человек не имеет основательного представления о препятствиях или талантах людей, пока он не пострадал от одного и не увидел торжество другого над собственной нехваткой того же.(Компенсация, эссе)

Тот, кто приложил всю свою силу в подходящих действиях, получит самую богатую отдачу мудрости. (Американский ученый)

В каждой крупице остроумия есть доля глупости.

Долг мужчин – судить о людях только по их действиям. Наши способности не дают нам возможности постичь мотив, характер, тайное «я». Мы называем дерево добром по его плодам, а человека – по его делам.

Неизменный знак мудрости – видеть чудеса в общем.

Оригинальный приговор, шаг вперед дороже всех нареканий.

Люди хотят быть оседлыми: только в том случае, если они не заселены, для них остается надежда.

За каждую вещь, которую вы упустили, вы приобрели что-то другое; и за все, что вы приобретаете, вы теряете что-то еще.

Хорошее и плохое, хорошее и худшее означает просто помощь или боль.

Завершать момент, находить конец путешествия на каждом этапе пути, проживать как можно больше хороших часов – это мудрость. (Эссе: Вторая серия)

Хант – растущий гигант, которого пальто Хаве никогда не было достаточно большим, чтобы покрыть его. (Поведение)

То, что было сделано, принесло пользу, а не то, что об этом сказано.

Больше мудрых цитат

См. Также: Self Reliance Book (Amazon book) или Emerson Central – Selected Works And Essays (emersoncentral.com)

Часть 3. Цитаты Ральфа Уолдо Эмерсона о…

Цитаты Ральфа Уолдо Эмерсона о жизни, счастье

Перейти к содержанию

Чтобы заполнить час – это счастье. Щелкните, чтобы написать твит

Счастлив слышащий человек; несчастный говорящий человек.

Вы не можете сделать добро слишком рано, потому что никогда не знаете, как скоро будет слишком поздно.

Жизнь – это череда настроений, подобная нитке бус; и когда мы проходим через них, они оказываются множеством цветных линз, которые окрашивают мир своим, а не миром своим собственным оттенком, и каждая показывает нам только то, что находится в ее собственном фокусе.(Очерки: Вторая серия)

Мы всегда готовимся жить, но никогда не живем. (Журналы 1822–1863)

Человек испытывает облегчение и веселье, когда он вкладывает все свое сердце в свою работу и делает все возможное; но то, что он сказал или сделал иначе, не принесет ему покоя.

И, в конце концов, важны не годы вашей жизни. Это жизнь твоих лет.

Все добро природы принадлежит душе и может быть получено, если будет оплачено законной природой монетой, то есть трудом, который позволяют сердце и разум.

Я больше не хочу встречать добро, которое я не зарабатываю, например, найти горшок с закопанным золотом, зная, что это приносит с собой новое бремя.

Не желаю больше внешних благ, – ни имущества, ни почестей, ни полномочий, ни лиц. Выигрыш очевиден; налог определен.

Исследуйте, исследуйте и исследуйте. Не упрекайте и не льстите за свое постоянное исследование. Ни догматизировать себя, ни принять чужой догматизм.Почему вы должны отказаться от своего права пересекать освещенные звездами пустыни истины ради преждевременных удобств акра, дома и сарая? У истины тоже есть крыша, и кровать, и доска.

Сделайте себя нужным миру, и человечество даст вам хлеб, а если и не накапливает его, то все же такое, что не отнимет у вас все имущество людей, во всех человеческих привязанностях, в искусстве, в природе, и в надежде.

Но человек откладывает или помнит; он не живет настоящим, но с обращенным взором оплакивает прошлое или, не обращая внимания на окружающие его богатства, встает на цыпочки, чтобы предвидеть будущее.

Вся жизнь – эксперимент. Чем больше экспериментов вы проведете, тем лучше. Щелкните, чтобы написать твит

Он не может быть счастливым и сильным, пока он тоже не будет жить с природой в настоящем, вне времени.

То, что ваше сердце считает великим, прекрасно. Акцент души всегда правильный.

Не будьте слишком робкими и щепетильными в отношении своей реакции. Вся жизнь – эксперимент. Чем больше экспериментов вы проведете, тем лучше.

«Любопытно, что мы верим так же глубоко, как живем.

Развивайте привычку быть благодарным за все хорошее, что приходит к вам, и постоянно благодарить. И поскольку все способствовало вашему продвижению, вы должны выразить свою благодарность за все.

Нет такого средства улучшения цвета лица, формы или поведения, как желание рассеять вокруг нас радость, а не боль.

Тот, кто владеет днем, богат, и никто не владеет днем, который позволяет вторгаться в него с тревогой и тревогой.

Ничто так не удивляет мужчин, как здравый смысл и прямолинейность.

Не будьте рабом своего прошлого – окунитесь в величественные моря, ныряйте глубоко и плавайте далеко, так что вы вернетесь с новым чувством собственного достоинства, с новой силой и с передовым опытом, который объяснит и пропускают старое.

Счастье – это аромат, который нельзя налить на других, не нанеся его на себя.

Это не продолжительность жизни, а глубина жизни.

См. Также: цитаты о простоте

Цитаты Ральфа Уолдо Эмерсона о любви, браке и мире

Перейти к содержанию

Любите, и вы будете любимы. Щелкните, чтобы написать в Твиттере

Мы должны быть своими, прежде чем мы сможем стать чужими.

Малейший недостаток самообладания, по моему мнению, нарушает все отношения.

Не может быть глубокого мира между двумя духами, никогда не может быть взаимного уважения до тех пор, пока в их диалоге каждый не будет защищать весь мир.

Мира нельзя достичь насилием, его можно достичь только пониманием.

Без богатого сердца богатство – уродливый нищий.

Разве брак не является открытым вопросом, когда с самого начала мира утверждается, что те, кто находится в учреждении, хотят уйти, а те, кто находится вне его, хотят войти?

Настоящие и длительные победы – это победы мира, а не войны.

Тот, кто влюблен, мудр и становится мудрее, каждый раз видит по-новому, когда смотрит на любимый предмет, извлекая из него глазами и умом те достоинства, которыми он обладает.

Правда красивее притворства любви.

Я должен быть самим собой. Я не могу больше ломать себя из-за тебя или тебя. Если ты сможешь любить меня такой, какая я есть, мы будем счастливее. Если вы не можете этого сделать, я все равно буду стараться заслужить это. (Самостоятельность и другие эссе)

Если вы правы, но не в той же истине, что и я, держитесь своих товарищей; Я буду искать свою. Я делаю это не эгоистично, а смиренно и искренне. Ваш интерес, и мой, и всех людей, сколько бы времени мы ни жили во лжи, – жить правдой.

Любви не может быть излишеств; нет к знанию; ничто к красоте, когда эти атрибуты рассматриваются в самом чистом смысле. (Компенсация, эссе)

Любовь, в которой вы отказываетесь, – это боль, которую вы несете. Щелкните для твита

Все человечество любит любовника.

Это мое желание для вас: утешение в трудные дни, улыбки, когда вторгается грусть, радуга, чтобы следовать за облаками, смех, чтобы целовать ваши губы, закаты, чтобы согреть ваше сердце, объятия, когда настроение опускается, красота для ваших глаз , дружба, чтобы скрасить ваше существо, вера, чтобы вы могли верить, уверенность, когда вы сомневаетесь, смелость познать себя, терпение, чтобы принять истину, любовь, чтобы завершить свою жизнь.

Не выбирайте лучшего человека, выбирайте человека, который делает вас лучше.

Сделайте себя кому-нибудь нужным. Не усложняйте жизнь никому.

Единственный дар – это часть тебя самого.

Цитаты Ральфа Уолдо Эмерсона о природе, горах, цветах

Перейти к содержанию

Природа всегда окрашена в цвета духа. Щелкните, чтобы написать твит

Земля смеется в цветах.

Очаровательный пейзаж, который я увидел сегодня утром, несомненно, состоит из 20 или 30 ферм. Миллер владеет этим полем, Локк – этим, а Мэннинг – лесным массивом за его пределами. Но никто из них не владеет пейзажем.

На горизонте есть свойство, которого нет ни у одного человека, кроме того, чей глаз может объединить все части, то есть поэта.

Что такое сорняк? Растение, достоинства которого еще не открыты.

Самый счастливый человек – это тот, кто получает урок поклонения от природы.(Природа, эссе, амазонская книга)

Природа – изменчивое облако, которое всегда и никогда не бывает одинаковым.

Все в природе заключает в себе всю силу природы. Все сделано из одного спрятанного материала.

Если у человека есть хорошая кукуруза или дрова, или доски, или свиней на продажу, или он умеет делать стулья, ножи, тигли или церковные органы лучше, чем кто-либо другой, то вы найдете широкую, труднопроходимую дорогу к его дому. хотя бы в лесу.

Древняя заповедь «Познай себя» и современная заповедь «Изучай природу», наконец, стали одной из максим.(Американский ученый)

Если звезды должны появиться однажды ночью в тысячу лет, как люди будут верить, поклоняться и сохранять для многих поколений память о городе Божьем, который был показан?

Природа никогда не носит скупой вид. И самый мудрый человек не вымогает ее секрет и не теряет любопытства, обнаруживая все ее совершенства.

Природа никогда не становилась игрушкой для мудрого духа. Цветы, животные, горы отражали мудрость его лучшего часа так же, как они восхищали простоту его детства.

Честно говоря, мало кто из взрослых может увидеть природу. Большинство людей не видят солнца. По крайней мере, у них очень поверхностное видение.

Солнце освещает только глаза мужчины, но светит в глаза и сердце ребенка.

Любит природу тот, чьи внутренние и внешние чувства все еще действительно согласованы друг с другом; кто сохранил дух младенчества даже в эпоху зрелости. Его общение с небом и землей становится частью его повседневной пищи.(Nature, Essay)

Эти розы под моим окном не имеют отношения к бывшим розам или к лучшим; они такие, какие они есть; они существуют с Богом сегодня. На них нет времени. Это просто роза; он совершенен в каждый момент своего существования.

Природа ненавидит монополии и исключения.

Каждый закат обещает новый рассвет. Щелкните, чтобы написать в Твиттере

Мир окутан каплей росы.

Давайте извлечем урок из природы, которая всегда работает короткими путями. Когда плод созреет, он опадает.

Создание тысячи лесов в одном желуде.

Но если человек будет один, пусть смотрит на звезды. Лучи, исходящие из тех небесных миров, отделяют его от вульгарных вещей. (Природа, Очерк)

Это один свет, который излучается из тысячи звезд. Это одна душа, которая одушевляет всех людей.(Американский ученый)

Сила Природы преобладает над человеческой волей во всех произведениях, даже в изящных искусствах, во всем, что касается их материальных и внешних обстоятельств. Природа рисует лучшую часть картины, вырезает лучшую часть статуи, строит лучшую часть дома и произносит лучшую часть речи. (Общество и одиночество)

Величайшее чудо в том, что мы можем видеть эти деревья и не удивляться большему.

Небо – хлеб глаз насущный.

Другие цитаты о природе

Цитаты Ральфа Уолдо Эмерсона о красоте

Перейти к содержанию

Отпустите его, куда он хочет, он может найти столько красоты или ценности, сколько он носит. Щелкните, чтобы написать твит

Красота без выражения скучна.

Красота – это знак, который Бог ставит на добродетели. (Природа, Очерк)

Мы погружены в красоту, но у наших глаз нет ясного зрения. (Очерки Ральфа Уолдо Эмерсона)

Не растрачивай себя на отвержение и не лаем на плохое, но воспевай красоту хорошего.

Для внимательного взгляда каждое мгновение года имеет свою красоту, и на одних и тех же полях он каждый час видит картину, которую никогда раньше не видели и которую больше никогда не увидят. (Природа, Очерк)

Красавиц много; как общая природа человеческого лица и формы, манер, ума или метода, нравственной красоты или красоты души.

Моральное чувство вновь появляется сегодня с той же утренней новизной, которая издавна была источником красоты и силы.

Мы находим удовольствие в красоте и счастье детей, которые делают сердце слишком большим для тела.

По звездам: Каждую ночь выходят эти посланцы красоты и освещают вселенную своей наставительной улыбкой.

Поэт, художник, скульптор, музыкант, архитектор стремятся каждый сконцентрировать это сияние мира в одной точке, и каждый в своих нескольких работах удовлетворяет любовь к красоте, которая побуждает его к творчеству.(Природа, очерк)

Мы приписываем красоту простому; в котором нет лишних деталей; что в точности соответствует его концу. […] Это самое прочное и самое восходящее качество.

Красота опирается на самое необходимое. Линия красоты – результат безупречной экономии.

Красота без изящества – это крючок без наживки.

Истина, добро и красота – всего лишь разные лица одного и того же.Щелкните, чтобы написать твит

Более красивые цитаты

См. Также: Эмерсон о том, что на самом деле означает красота (brainpickings.org)

Цитаты Ральфа Уолдо Эмерсона о самодостаточности, самоуверенности и независимости

Перейти к содержанию

Доверие к себе – первый секрет успеха. Щелкните, чтобы написать твит

Самоуправление – главная элегантность.

Самостоятельность, высота и совершенство человека – это упование на Бога.

Никто из нас никогда не добьется чего-либо превосходного или командного, кроме тех случаев, когда он слушает этот шепот, который слышит только он сам.

Ничто не может принести вам покоя, кроме вас самих. Ничто не может принести вам мира, кроме торжества принципов. (Самостоятельность и другие очерки)

Если одинокий человек неуклонно опирается на свои инстинкты и остается там, огромный мир приблизится к нему.

Мы хотим быть самостоятельными. Мы не прощаем дарителя. Рука, которая нас кормит, может быть укушена.

Ваше подлинное действие объяснит само себя, и объяснит другие ваши подлинные действия.Ваше соответствие ничего не объясняет.

Я писал и говорил о том, что когда-то называлось новинками, в течение двадцати пяти или тридцати лет, и сейчас у меня нет ни одного ученика. Почему? Не то чтобы то, что я сказал, было неправдой; не потому, что он не нашел разумных приемников, а потому, что я исходил не из какого-то моего желания приводить людей ко мне, а к самим себе.

Еще не видите, что, если одинокий человек неуклонно опирается на свои инстинкты и будет там оставаться, огромный мир приблизится к нему.

Все наши успехи разворачиваются, как овощная почка. Сначала у вас есть инстинкт, затем мнение, а затем знание, поскольку у растения есть корень, бутон и плод. (Очерки: Первая серия)

Доверяйте инстинкту до конца, хотя вы не можете привести никаких доводов. Напрасно торопиться. Доверив ее до конца, она созреет в истину, и вы узнаете, почему вы верите.

Верить своим мыслям, верить в то, что то, что верно для вас в вашем собственном сердце, верно для всех мужчин – это гениально.

Человек должен научиться обнаруживать и наблюдать тот проблеск света, который вспыхивает в его уме изнутри, больше, чем сияние небосвода бардов и мудрецов. Однако он игнорирует свою мысль, потому что она его.

Всем легко жить. Я призываю вас жить для себя. Щелкните, чтобы написать твит

Мы лишь наполовину выражаем себя и стыдимся той божественной идеи, которую представляет каждый из нас.

Примите место, которое божественное провидение нашло для вас, общество ваших современников, связь событий.Великие люди всегда так поступали.

Я так поверю, что то, что глубоко свято, что я буду твердо творить перед солнцем и луной все, что только радует меня, и сердце назначает.

Законному человеку не нужны никакие вспомогательные средства для его личного присутствия.

О Генри Дэвиде Торо: Он решил разбогатеть, сделав свои потребности немногими и сам восполняя их.

Самоуверенность – суть героизма. […] Он говорит правду, и он справедливый, щедрый, гостеприимный, сдержанный, пренебрежительный к мелким расчетам и пренебрежительный к пренебрежению.

Недовольство – это недостаток уверенности в себе: это немощь воли.

Если человек владеет землей, земля принадлежит ему.

См. Также: цитаты об уверенности, вдохновляющие цитаты для мужчин

Цитаты Ральфа Уолдо Эмерсона о страхе, смелости

Перейти к содержанию

Страх поражает больше людей, чем что-либо другое в мире. Щелкните, чтобы написать твит

Наше недоверие очень дорого.

Это был высокий совет, который я однажды услышал в адрес молодого человека: «Всегда делай то, что ты боишься делать».(Очерки: Первая серия)

Тот, кто не ежедневно побеждает какой-либо страх, не познал секрет жизни.

Не теряйте жизнь в сомнениях и страхах; посвятите себя работе перед вами, будучи уверенным в том, что правильное выполнение обязанностей в этот час будет лучшей подготовкой к часам и векам, которые последуют за ним.

Когда решительный молодой человек подходит к большому хулигану, миру, и смело берет его за бороду, он часто удивляется, обнаружив, что та отрывается у него в руке, и что она была привязана только для того, чтобы отпугнуть его. робкие авантюристы.

Что делает мужчина, то и имеет. При чем здесь надежда или страх? В нем самом – его сила. Пусть он не считает твердым ни одно добро, кроме того, что заложено в его природе и должно вырасти из него, пока он существует. Блага удачи могут приходить и уходить, как летние листья; пусть он разбросает их по каждому ветру, как моментальные признаки его бесконечной продуктивности.

Что бы вы ни делали, вам нужна смелость. Какой бы курс вы ни выбрали, всегда найдется кто-то, кто скажет вам, что вы ошибаетесь.Всегда возникают трудности, которые заставляют вас поверить, что ваши критики правы. Чтобы наметить план действий и довести его до конца, требуется такое же мужество, которое необходимо солдату. У мира есть победы, но для их победы нужны храбрые мужчины и женщины.

Страх – наставник большой прозорливости и вестник всех революций.

Какое новое лицо смелость накладывает на все!

Мудрец бросается на сторону нападающих.Найти его слабое место больше его интерес, чем их.

Вообще всякое зло, которому мы не поддаемся, является благодетелем. (Компенсация, эссе)

Великие люди, великие народы не были хвастунами и шутами, но воспринимали ужас жизни и подготовили себя, чтобы противостоять ему.

Все, что ограничивает нас, мы называем судьбой.

То, что ищем, мы найдем; то, от чего мы убегаем, бежит от нас.

Действие есть с подчиненным ученым, но оно необходимо. Без него он еще не человек. Без этого мысль никогда не может созреть в истину.

То, что мы боимся делать больше всего, – это то, что нам больше всего нужно делать. Щелкните, чтобы написать твит

Свободным должен быть ученый – свободным и храбрым… Храбрым; потому что страх – это вещь, которую ученый по самой своей функции оставляет позади. Страх всегда проистекает из невежества … Мир принадлежит ему, и кто может видеть сквозь его притязания.

Смелость очаровывает нас, потому что она указывает на то, что человек любит идею больше, чем все в мире, что он не думает ни о своей постели, ни о своем обеде, ни о своих деньгах, но рискнет все претворить в жизнь невидимая мысль его разума.

То, что мы упорно делаем, становится легче, не потому, что природа вещи изменилась, а потому, что наша способность делать увеличилась.

Признак настоящего героизма – его стойкость.

Героическое не может быть общим, а обычное – героическим.

Порой кажется, что весь мир находится в заговоре, чтобы приставать к вам решительными пустяками. Друг, клиент, ребенок, болезнь, страх, нужды, милосердие – все сразу стучатся в дверь твоего туалета и говорят: «Выходи к нам». Но сохрани свое состояние; не впадайте в их замешательство. (Очерки Ральфа Уолдо Эмерсона)

Лучший громоотвод для вашей защиты – это ваш собственный позвоночник.

При катании по тонкому льду наша безопасность – это скорость.

Цитаты Ральфа Уолдо Эмерсона об образовании, обучении, знаниях, детях

Перейти к содержанию

Секрет образования заключается в уважении к ученику. Щелкните, чтобы написать твит

Каждый человек – это цитата всех своих предков.

То, что преподают в школах и колледжах, – это не образование, а средство к образованию.

Во время прогулок каждый встреченный мной мужчина в некотором роде является моим начальником, и в этом я учусь у него.

Наше главное желание – это тот, кто вдохновит нас стать такими, какими мы можем быть.

Мальчик хочет научиться кататься на коньках, гулять по берегу, ловить рыбу в ручье, попадать в цель снежком или камнем; и мальчику постарше тоже приятно учить его этим наукам.

Поиск великих людей – мечта юности и самое серьезное занятие мужественности.

Книги – самое лучшее, ими пользуются; злоупотребляли, худшее.Какое правильное использование? Какова цель, в которой все средства претворяются в жизнь? Они нужны только для того, чтобы вдохновлять. (Американский ученый)

Колледжи … могут служить нам только тогда, когда они нацелены не на тренировку, а на созидание; когда они собирают издалека все лучи разного гения в свои гостеприимные чертоги и с помощью сосредоточенного огня воспламеняют сердца своей юности.

Собственно истории нет; только биография.

Дети все иностранцы.

Много раз чтение книги делало будущее человека.

Никогда не читайте книги старше одного года. (Хвала книгам)

Книги – лучший образец влияния прошлого … Теория книг благородна. (См. Также: цитаты из книг)

Уважайте ребенка. Не будьте слишком его родителем. Не посягайте на его одиночество.

Мы изучаем слова: мы заперты в школах, колледжах и комнатах для чтения на десять или пятнадцать лет и, наконец, выходим с мешком ветра, памятью слов, и не знать вещь.

В образовании каждого человека бывает время, когда он приходит к убеждению, что зависть – это невежество; что имитация – самоубийство; что он должен относиться к лучшему к худшему как к своей доле.

Мы слишком вежливы с книгами. Для нескольких золотых предложений мы перевернем и фактически прочитаем том в четыре или пятьсот страниц.

Некоторые книги оставляют нас свободными, а некоторые книги делают нас свободными.

Ум, однажды растянутый новой идеей, никогда не возвращается к своим первоначальным размерам.Щелкните, чтобы написать твит

Никогда еще не было такого милого ребенка, но его мать была рада, что он уснул.

Уважайте ребенка. Подожди и увидишь новый продукт Природы. Природа любит аналогии, но не повторения. Уважайте ребенка. Не будьте слишком его родителем. Не посягайте на его одиночество.

Поэзия учит огромной силе нескольких слов и, пропорционально вдохновению, сдерживает болтливость.

Литература – это попытка человека искупить себя за несправедливость своего положения.

Посмотрите в колледже, как мы препятствуем естественной любви к обучению, оставляя естественный метод обучения тому, чему каждый хочет научиться, и настаивая на том, чтобы вы узнали то, чего у вас нет вкуса или способностей.

Колледж, который должен быть местом восхитительного труда, сделан отвратительным и нездоровым, и молодые люди склонны к легкомысленным развлечениям, чтобы поднять измученный дух.

Стипендия должна создаваться не по принуждению, а путем пробуждения чистого интереса к знаниям.Мудрый наставник достигает этого, открывая своим ученикам именно то, что привлекает к изучению. Система выставления оценок предназначена для школ, а не для колледжа; для мальчиков, а не для мужчин; и это неприятная работа для профессора.

Педагог может облегчить трудные дела.

Мерилом мастера является то, что двадцать лет спустя он сумел убедить всех людей в своем мнении.

Сказать вам секрет настоящего ученого? Вот что: каждый мужчина, которого я встречаю, в какой-то момент является моим хозяином, и в этом я узнаю о нем.

В высшей цивилизации книга по-прежнему остается высшим наслаждением. Тот, кто однажды познал ее удовлетворение, обеспечен средством против бедствий.

Гений благородно заимствует. Когда Шекспиру обвиняют в долгах перед его авторами, Лэндор отвечает: «И все же он был оригинальнее своих оригиналов. Он вдохнул мертвые тела и оживил их ».

Интеллект – бродяга, и наша система образования порождает неугомонность.

Нет знания, кроме силы.

Мужчины – это то, чем их сделали матери.

Умение делать рождается из делания.

Дополнительные цитаты по образованию

Цитаты Ральфа Уолдо Эмерсона о мышлении, разуме

Перейти к содержанию

Жизнь состоит из того, о чем человек думает весь день. Щелкните, чтобы написать твит

Родоначальником каждого действия является мысль.

Хорошие мысли ничем не лучше хороших снов, если они не исполняются.

Боги, которым мы поклоняемся, пишут свои имена на наших лицах; будь уверен в этом.

Когда у нас появится новое восприятие, мы с радостью избавимся от памяти о накопленных сокровищах, как о старом мусоре.

Человек будет чему-то поклоняться, не сомневайтесь в этом. Мы можем думать, что наша дань выплачивается тайно в темных уголках наших сердец, но она выйдет наружу. То, что доминирует в нашем воображении и наших мыслях, будет определять нашу жизнь и наш характер.Следовательно, нам надлежит быть осторожными в том, чему мы поклоняемся, потому что то, чему мы поклоняемся, мы становимся.

Для разных умов один и тот же мир – это ад и рай. (Журналы 1822–1863)

Наконец-то нет ничего священного, кроме целостности вашего собственного ума. Щелкните, чтобы написать твит

Остерегайтесь, когда великий Бог отпускает мыслителя на эту планету.

Не говори ничего. То, что вы есть, пока что стоит над вами и гремит, так что я не могу слышать, что вы говорите противное.(Письма и социальные цели)

Каждый человек искренен сам по себе. При входе второго человека начинается лицемерие. Мы парируем и отражаем приближение наших собратьев комплиментами, сплетнями, развлечениями, делами. Мы скрываем нашу мысль от него под сотней складок.

Мы все цитируем по необходимости, по склонности и по восторгу. На самом деле присваивать чужие мысли так же трудно, как и изобретать.

Все, что я должен сделать, это меня беспокоит, а не то, что думают люди.Это правило, одинаково трудное как в реальной, так и в интеллектуальной жизни, может служить полному различию между величием и подлостью.

Оставайтесь дома в своей памяти. Не повторяйте мнения других людей.

Что я? А что есть? Спрашивает человеческий дух с возрожденным любопытством, но никогда не угасшим.

Вера состоит в принятии утверждений души; Неверие в их отрицании.

Судите о своем естественном характере по тому, что вы делаете во сне.

Художник сказал мне, что никто не может нарисовать дерево, не став каким-то образом деревом; или нарисовать ребенка, просто изучая очертания его формы… но, наблюдая какое-то время за его движениями и играми, художник входит в его природу и затем может рисовать его в любом положении.

Кажется, что цель жизни состоит в том, чтобы познакомить человека с самим собой и какой бы наукой, искусством или курсом действий он ни занимался, реагирует на и освещает укромные уголки его собственного разума.

Наилучший эффект от прекрасных людей ощущается после того, как мы покинули их присутствие.

Звезды вызывают определенное благоговение, потому что, хотя они всегда присутствуют, они недоступны; но все природные объекты производят родственное впечатление, когда разум открыт их влиянию.

Мы будем ходить своими ногами; будем работать своими руками; мы будем говорить то, что думаем… Впервые будет существовать нация людей, потому что каждый считает себя вдохновленным Божественной Душой, которая также вдохновляет всех людей.

Мысль – это все свет, и она издает себя вселенной. Он будет говорить своим чудесным органом, хотя вы и были немы. Это проистекает из ваших действий, манер и вашего лица. Это принесет вам дружбу. Он приведет вас к истине благодаря любви и ожиданиям щедрых умов.

Круги, как и душа, бесконечны и вращаются без остановки

Вещи красивые, изящные, богатые, элегантные, красивые, но, пока они не заговорят с воображением, еще не прекрасны. .

Люди любят удивляться, и это семя нашей науки.

Хороший символ – лучший аргумент, он призван убедить тысячи людей.

Все мои лучшие мысли были украдены древними. Щелкните, чтобы написать твит

См. Также: Эмерсон: Разум в огне (книга Amazon)

Цитаты Ральфа Уолдо Эмерсона об успехе, характере, последовательности

Перейти к содержанию

Ваша доброта должна иметь какое-то преимущество – иначе нет.Щелкните, чтобы написать твит

Мир уступает дорогу человеку, который знает, куда он идет.

Так бодрость, или приподнятое настроение, чем больше потрачено, тем больше остается.

Ни один великий человек никогда не жалуется на недостаток возможностей.

Энергия прекращается в момент покоя; он находится в моменте перехода от прошлого к новому состоянию, в стрельбе по заливу, в стремлении к цели.

Успех наступает на каждом правильном шаге.Ибо инстинкт, несомненно, побуждает его сказать брату, что он думает. Затем он узнает, что, погружаясь в секреты своего собственного разума, он спустился в секреты всех умов.

Характер выше интеллекта. […] Великая душа будет сильна как для жизни, так и для мысли. (Американский ученый)

В мире легко жить по мнению мира; в одиночестве легко жить по собственному желанию.

Великий человек – это тот, кто посреди толпы с совершенной сладостью сохраняет независимость одиночества.Щелкните, чтобы написать в Твиттере

Кто бы ни был мужчиной, должен быть нонконформистом. Тому, кто собирает бессмертные пальмы, не должно препятствовать имя доброты, но он должен исследовать, является ли это добром. (Самостоятельность и другие эссе)

Наконец-то нет ничего святого, кроме целостности вашего собственного ума. Отпустите вас перед собой, и вы получите мировое избирательное право.

Мелкие люди верят в удачу или обстоятельства. Сильные мужчины верят в причину и следствие.

Подражатель обрекает себя на безнадежную бездарность. Изобретатель сделал это, потому что это было естественно для него, и поэтому в нем есть очарование.

Человек, который отрекается от себя, приходит в себя.

Хорошая новость заключается в том, что в тот момент, когда вы решите, что то, что вы знаете, более важно, чем то, чему вас учили верить, вы переключитесь на другую передачу в своем стремлении к изобилию. Успех приходит изнутри, а не извне. (См. Также: 10 навыков успешных людей, yurielkaim.com)

Ненавижу, когда меня защищают в газете. Пока все, что говорят, говорят против меня, я чувствую определенную уверенность в успехе. Но как только меня произносят сладкие слова хвалы, я чувствую себя незащищенным перед своими врагами. (Компенсация, эссе)

Возвышенное возбуждено во мне великим стоическим учением, повинуйся самому себе.

Когда вы наносите удар по королю, вы должны убить его.

Когда вы родились, вы плакали, а все остальные улыбались.Живите своей жизнью так, чтобы в конце концов вы улыбались, а все остальные плакали.

В неудачных обстоятельствах никто не может рассчитывать на сохранение своей целостности.

Хороший юрист – это не тот человек, который внимательно следит за каждой стороной и углом непредвиденных обстоятельств и оценивает все свои качества, но который бросается на вашу сторону так искренне, что может вытащить вас из беды.

Мы должны быть такими же вежливыми по отношению к мужчине, как и к картине, которую мы готовы дать в виде хорошего света.

Глупая последовательность – это бродяга маленьких умов, обожаемая маленькими государственными деятелями, философами и богословами. С постоянством великая душа просто не имеет ничего общего. С таким же успехом он может заботиться о своей тени на стене.

В какие бы игры ни играли с нами, мы не должны играть в игры сами с собой, а действовать в своей частной жизни с последней честностью и правдой.

Признак человека мира – отсутствие претенциозности. Он не произносит речи; он говорит тихим деловым тоном, избегает всякого хвастовства, никто, просто одевается, ничего не обещает, много выполняет, говорит односложно, обнимает факт.

Наибольшее уважение, которое мы можем отдать истине, – это ее использование.

Пока человек стоит на своем пути, все кажется ему на пути.

Больше цитат об успехе

Цитаты Ральфа Уолдо Эмерсона о дружбе

Перейти к содержанию

Счастлив дом, в котором укрывается друг. Щелкните, чтобы написать твит

Единственная награда за добродетель – это добродетель; единственный способ иметь друга – быть им.

Дружбу следует окружать церемониями и уважением, а не загонять в углы. Дружба требует больше времени, чем обычно могут командовать бедные занятые мужчины.

Слава дружбы – это не протянутая рука, не ласковая улыбка, не радость общения; это духовное вдохновение, которое приходит к человеку, когда вы обнаруживаете, что кто-то другой верит в вас и готов довериться вам дружбой.

Доверяйте людям, и они будут вам верны; относитесь к ним хорошо, и они покажут себя великолепно.

Друг – это человек, с которым я могу быть искренним. Перед ним я могу думать вслух. Нажмите, чтобы написать твит

Наконец-то я прибыл в присутствии человека, настолько реального и равного, что я могу отбросить даже те самые сокровенные одежды лицемерия, вежливости и осмотрительности, которые мужчины никогда не откладывают, и могут иметь дело с ним с простотой и целостностью, с которой один химический атом встречается с другим.

Другой элемент дружбы – нежность.Мы связаны с людьми всякими узами, кровью, гордостью, страхом, надеждой, корыстью, похотью, ненавистью, восхищением, всеми обстоятельствами, значками и пустяками, но мы не можем поверить, что это так. много характера может существовать в другом, чтобы привлечь нас любовью.

Жизнь коротка, но всегда есть время на любезность.

Может ли другой быть таким благословенным, а мы такими чистыми, что можем предложить ему нежность? Когда мужчина становится мне дорог, я коснусь цели удачи.

Двое могут говорить, а один может слышать, но трое не могут участвовать в самом искреннем и ищущем разговоре.

Всегда пренебрегайте внешностью, и всегда можете.

Украшение дома – это друзья, которые его часто посещают.

Тот, у кого тысяча друзей, не имеет лишнего друга, а тот, у кого один враг, будет встречать его повсюду.

Друг может считаться шедевром природы.

Самый высокий договор, который мы можем заключить с нашим товарищем, звучит так: «Да будет правда между нами двумя навсегда».

Друзья кажутся только зеркалами, чтобы нам самим вытянуть и объяснить; и то, что сближает нас с нашими собратьями, заключается в том, что глубокое Сердце в одном отвечает глубокому Сердцу в другом, – мы обнаруживаем, что у нас есть (общая Природа) – одна жизнь, которая проходит через всех индивидуумов, и которая действительно Божественный.

Условие, которого требует высокая дружба, – умение обойтись без нее.

См. Также: Эмерсон о двух столпах дружбы (brainpickings.org.)

Наши интеллектуальные и активные способности возрастают с нашей привязанностью. Ученый садится писать, и все его годы медитации не дают ему ни одной хорошей мысли или счастливого выражения; но необходимо написать письмо другу, и сразу же отряды нежных мыслей вкладывают себя, со всех сторон, в избранные слова.

Я должен испытывать гордость за достижения моего друга, как если бы они были моими и как собственность его добродетелей.Мне так же тепло, когда его хвалят, как любовнику, когда он слышит аплодисменты своей помолвленной девушки.

Я не хочу относиться к дружбе изящно, но с большим мужеством. Когда они реальны, это не стеклянные нити или иней, а самое твердое, что мы знаем.

Я ненавижу проституцию имени дружбы для обозначения модных мирских союзов.

Дружба предназначена для помощи и утешения во всех отношениях и на всех этапах жизни и смерти.

Это одно из благословений старых друзей, что вы можете позволить себе вести себя глупо с ними. Щелкните, чтобы написать твит

Он подходит для безмятежных дней, изящных подарков и загородных прогулок, но также и для неровных дорог и трудностей, кораблекрушений, бедности и преследований.

Мы должны уважать друг друга в повседневных нуждах и делах человеческой жизни и украшать ее мужеством, мудростью и единством.

Он никогда не должен впадать в что-то обычное и устоявшееся, но должен быть бдительным и изобретательным и добавлять рифму и разум к тому, что было тяжелой работой.

Дружба требует религиозного отношения. Мы говорим о выборе друзей, но друзья избираются самостоятельно. Благоговение – большая часть этого.

Сущность дружбы – это единство, великодушие и доверие.

Другие люди – это линзы, через которые мы читаем наши мысли. (Представитель Мужчины)

Пусть ваше величие воспитывает грубого и холодного товарища.

Еще цитаты о дружбе

Цитаты Ральфа Уолдо Эмерсона о духовности, религии, Боге, Библии

Перейти к содержанию

Мужчины лучше своего богословия.Щелкните, чтобы написать твит

Давайте молчать, чтобы мы могли слышать шепот Бога.

Бог входит через личную дверь в каждого человека.

Создайте свою Библию. Выберите и соберите все слова и предложения, которые во всех ваших чтениях были для вас, как звук трубы.

Религия одного века – литературное развлечение другого.

Религия неуклонно стремится к ее тождеству с моралью.Сила входит так же, как преобладает моральный элемент.

Бог людоедов будет людоедом, крестоносцев – крестоносцем, а торговцев – купцом.

Религия, которая боится науки, бесчестит Бога и кончает жизнь самоубийством.

В вопросе религии люди с нетерпением обращают внимание на разницу между их собственным и вашим вероисповеданием; в то время как прелесть исследования заключается в обнаружении совпадений и идентичностей во всех религиях человечества.

Секта или партия – это элегантное инкогнито, созданное, чтобы спасти человека от раздражения мышления.

В скольких церквях, сколькими пророками, говорят мне, человек осознает, что он – бесконечная Душа; что земля и небеса переходят в его сознание; что он вечно пьет душу бога?

Религия должна поступать правильно. Это значит любить, это служить, это думать, это быть смиренным. Щелкните для твита

Когда человек живет с Богом, его голос будет таким же сладким, как журчание ручья и шелест кукурузы.

Бог предлагает каждому разуму выбор между истиной и покоем.

Все, что я видел, учит меня доверять создателю всего, чего я не видел.

Вера, опирающаяся на авторитет, – это не вера.

Больше духовных цитат

Цитаты Ральфа Уолдо Эмерсона об обществе, людях, политике, цивилизации

Перейти к содержанию

Чем меньше у нас правительства, тем лучше – меньше законов и меньше доверенной власти.Щелкните, чтобы написать твит

Общество повсюду находится в заговоре против мужественности каждого из его членов.

Нация падает только в результате самоубийства.

Человек существует ради себя, а не для того, чтобы добавить работника к государству.

Две партии, разделяющие государство, партия консерватизма и партия инноваций, очень стары и оспаривают владение миром с тех пор, как оно было создано.

Эти отребья в Вашингтоне … видите, вопреки единодушному выражению народа, как много можно добиться с помощью небольшой хорошо направленной наглости, сколько преступлений понесут люди, и они переходят от шага к шагу …

Консерватизм основан на признанных ограничениях человека; реформа о его бесспорной бесконечности; консерватизм по обстоятельствам; либерализм во власти; один идет на то, чтобы стать ловким членом социальной структуры; другой – все откладывать на самого человека; консерватизм жизнерадостен и социальный; Реформа индивидуальна и властна.

Реформа позитивна, консерватизм – негативна; консерватизм стремится к комфорту, реформа – к истине.

Консерватизм более откровенен, чтобы оценить достоинства другого; реформы более склонны к поддержанию и приумножению собственных.

Консерватизм не создает стихов, не дышит молитвой, не изобретает; это все память. В реформе нет ни благодарности, ни благоразумия, ни земледелия.

Когда вся нация громко кричит о патриотизме, я рад исследовать чистоту ее рук и чистоту ее сердца.

Настоящая проверка цивилизации – это не перепись, не размер городов, не посевы – нет, а то, каким человеком оказывается страна.

Вашингтон, пресловутый «город расстояний», проходит через все его города, штаты и территории, это страна начинаний, проектов, замыслов и ожиданий.

Те, кто не участвует в выборах, думают, что один голос не принесет никакой пользы: «Осталось сделать еще один шаг, чтобы думать, что один голос не принесет вреда.

В доводах консерватизма всегда есть некоторая подлость, соединенная с определенным превосходством в самом факте.

Это голоса, которые мы слышим в одиночестве, но они становятся слабыми и неслышными, когда мы входим в мир.

Общество – это волна. Волна движется вперед, а вода, из которой она состоит, – нет. (Самостоятельность и другие эссе)

Все люди увлечены улучшением общества, и никто не становится лучше.

См. Также: цитаты человечества

Цитаты Ральфа Уолдо Эмерсона о времени

Перейти к содержанию

С прошлым мне нечего делать; ни с будущим. Я живу сейчас. Щелкните, чтобы написать в Твиттере

Оставим поспешных рабов.

Мы просим долгой жизни, но это глубокая жизнь или благородные моменты, которые имеют значение. Пусть мера времени будет духовной, а не механической. (Общество и одиночество)

Время растворяется в сияющем эфире твердой угловатости фактов.

Выскажите свое скрытое убеждение, и оно будет универсальным смыслом; ибо самое сокровенное в свое время становится самым крайним, и наша первая мысль возвращается нам трубами Страшного Суда. (Самостоятельность и другие эссе)

Человек строит прекрасный дом; и теперь у него есть хозяин и задача на всю жизнь: он должен обставить, наблюдать, показывать и содержать в ремонте до конца своих дней.

Спирт, гашиш, синильная кислота, стрихнин – слабые разведения.Самый верный яд – время.

Я не могу вспомнить книги, которые читал, не больше, чем блюда, которые я ел; даже так, они сделали меня.

Жизнь не такая короткая, но на любезность всегда есть время. (Письма и социальные цели)

Кто меня слышит, кто меня понимает, становится моим, владением на все времена.

Природа методична и хорошо выполняет свою работу. Время никуда не торопиться.

Воображение и чувства нельзя удовлетворить одновременно.

Манеры требуют времени, и нет ничего вульгарнее поспешности. Щелкните для твита

В этот день все хорошее и справедливое. Это слишком дорого, с его надеждами и приглашениями, чтобы терять время вчерашний день.

Берегите свободное время. Они похожи на неограненные алмазы. Откажитесь от них, и их ценность никогда не будет известна. Улучшайте их, и они станут самыми яркими жемчужинами в полезной жизни.

Это время, как и всегда, очень хорошее, если мы только знаем, что с ним делать.

Сумма мудрости в том, что никогда не теряется время, которое посвящено работе.

Сегодня переодетый король.

Злиться медленно – времени много.

Заканчивайте каждый день перед тем, как начать следующий, и ставьте между ними прочную стену сна. Этого не обойтись без воздержания.

Табак, кофе, алкоголь, гашиш, синильная кислота, стрихнин – слабые разведения. Самый верный яд – время.

Так много времени уходит на подготовку, так много в рутине и так много в ретроспективе, что гениальность каждого человека ограничивается несколькими часами.

Мгновение – это сконцентрированная вечность.

Какая польза от бессмертия человеку, который не может хорошо использовать полчаса?

См. Также: Хронология Ральфа Уолдо Эмерсона (с 1803 по 1882 г.) (shmoop.com)

Цитаты Ральфа Уолдо Эмерсона о здоровье

Перейти к содержанию

Живите на солнышке, плавайте в море, пейте дикий воздух.Щелкните, чтобы написать в Твиттере

Здоровье – первая муза, а сон – условие его создания.

Дайте мне здоровья и день, и я сделаю смешную пышность императоров. (Природа, Очерк)

Воображение – это не талант некоторых мужчин, а здоровье каждого человека.

Мало кто умеет гулять. Квалификационным требованиям является выносливость, гражданская одежда, старая обувь, чувство натуры, хорошее настроение, огромное любопытство, хорошая речь, хорошая тишина и ничего лишнего.

Единственная ценность в мире – это активная душа. (Американский ученый)

Здоровье – это состояние мудрости, а знак – жизнерадостность – открытый и благородный нрав. Нажмите, чтобы написать твит

Когда я выхожу в сад с лопатой и копаю грядку, я чувствую такое возбуждение и здоровье, что обнаруживаю, что все это время обманывала себя, позволяя другим делать за меня то, что я должен сделали своими руками.

Болезнь безнадежна, никому не может помочь; он должен экономить свои ресурсы, чтобы жить.Но здоровье или полнота отвечают своим целям и должны щадить, переезжать и затоплять кварталы и ручьи предметами первой необходимости других мужчин.

Мы забываем себя и свою судьбу, оставаясь здоровыми, и временная болезнь в основном используется для того, чтобы напоминать нам об этих проблемах.

Благоразумие – сила чувств. […] Приятно стремиться к здоровью тела, соблюдая физические условия, и здоровью духа по законам интеллекта.

Скажу, здравствуйте.Никакой труд, страдания, воздержание, бедность или упражнения, которые могут помочь, не должны вызывать недовольство.

Самая лучшая часть здоровья – это хорошее настроение. Это важнее таланта, даже в творчестве таланта.

Когда вы искренне довольны, вас накормят. Радость духа указывает на его силу. Все здоровые вещи имеют мягкий характер.

Интеллектуальная дегустация жизни не заменит мышечную активность.

Мы не стареем.Когда мы перестаем расти, мы стареем.

Другие цитаты о здоровье

Цитаты Ральфа Уолдо Эмерсона о путешествиях

Перейти к содержанию

То, что верно везде, верно везде. Щелкните, чтобы написать твит

Хотя мы путешествуем по миру, чтобы найти прекрасное, мы должны носить его с собой, иначе мы не найдем его. (Очерки Ральфа Уолдо Эмерсона)

Путешествие лучшего корабля – это зигзагообразная линия из ста галсов.Посмотрите на линию с достаточного расстояния, и она выпрямится до средней тенденции. (Самостоятельность и другие очерки)

Путешествие – рай для дураков. Наши первые путешествия открывают нам безразличие к местам.

Дома мне снится, что в Неаполе, в Риме я могу опьянеться красотой и потерять печаль. Я пакую свой чемодан, обнимаю друзей, отправляюсь в море и, наконец, просыпаюсь в Неаполе, и рядом со мной суровый факт, грустное «я», неумолимое, идентичное, от которого я бежал.Я ищу Ватикан и дворцы. Я притворяюсь опьяненным взглядами и предложениями, но я не опьянен. Куда бы я ни пошел, мой великан идет со мной.

Самые продвинутые нации всегда те, кто больше всех ориентируется.

Я не очень сторонник путешествий, и я заметил, что люди убегают в другие страны, потому что они плохи сами по себе, и бегут обратно в свои, потому что в новых местах они никуда не годятся. По большей части путешествуют только легкие персонажи.

По большей части путешествуют только легкие персонажи. Кто вы такие, у кого нет задачи держать вас дома?

Ни один человек не должен путешествовать, пока он не выучит язык страны, которую он посещает. В противном случае он добровольно сделает себя прекрасным ребенком – таким беспомощным и таким нелепым.

Все хорошее на трассе.

Именно из-за недостатка самокультуры суеверие о путешествиях, кумирами которых являются Италия, Англия, Египет, сохраняет свое очарование для всех образованных американцев.

Наш разум путешествует, когда наши тела вынуждены оставаться дома.

Душа не путник; мудрый человек остается дома, и когда его потребности, его обязанности по любому поводу вызывают его из дома или в чужие страны, он все еще дома.

У меня нет грубых возражений против кругосветного плавания в целях искусства, учебы и благотворительности, чтобы человек сначала был приручен или не уезжал за границу в надежде найти нечто большее, чем он знает.

Тот, кто путешествует, чтобы развлечься или получить то, чего не носит, уходит от самого себя и стареет даже в юности среди старых вещей.

Противоядием от этого органического эгоизма являются разнообразие и разнообразие увлечений, приобретаемых путем знакомства с миром, с людьми достойными, с классами общества, с путешествиями, с выдающимися людьми и с большими ресурсами. философии, искусства и религии: книги, путешествия, общество, одиночество.

Тот, кто не заполняет место дома, не может заграницу. Он идет туда только для того, чтобы скрыть свое ничтожество в большой толпе.

Вы не думаете, что найдете там что-то такое, чего не видели дома? У всех стран одинаковый состав.

Фраза «познать мир» или путешествовать является синонимом всех человеческих представлений о преимуществах и превосходстве. Несомненно, для здравомыслящего человека путешествие дает преимущества.

Путешествия случаются редко и недолго; но лучший плод, который он находит, – это разговор; и это основная функция жизни.

Чужая страна – это точка сравнения, откуда судить о своей. Щелкните, чтобы написать твит

Часть 4. Топ-7 стихотворений Ральфа Уолдо Эмерсона

Перейти к содержанию

Стихотворение № 1
Поэзия должна быть новой, как пена, и старой, как камень.

Стихотворение №2
Я развесил свои стихи на ветру,
Время и прилив их недостатки могут найти.

Стихотворение № 3
Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее впустую
Критик кусается или циник лает,
Ссора или выговор;
«Скоро стемнеет;
Up! помни о своей цели, и
Боже, ускори метку!

Поэма # 4
Но всякие вещи и погода
Надо брать вместе
Чтобы составить год,
И шар.

Стихотворение №5
Всех отдать любви;
Повинуйся сердцу твоему;
Друзья, родня, дни,
Поместье, добрая слава,
Планы, кредит и муза;
Ничего не откажусь.

Стихотворение № 6
Музыка, которая может проникнуть в самую глубину,
И исцелить всех недугов – это сердечная речь.

Стихотворение № 7
Некоторые из ваших ран вы вылечили,
И самые острые, которые вы еще пережили,
Но какие мучения горя вы перенесли
От зла, которого так и не наступило.

Часть 5. Заключение

Перейти к содержанию

Если мы последуем за истиной, она наконец-то выведет нас в целости и сохранности. Щелкните, чтобы написать твит

Призыв к действию: прочтите эссе (бесплатно в Интернете, gutenberg.org), «Самостоятельность» (книга Amazon) или другие книги RWE (книги Amazon)

Автор Биография

Максим Лагасе начал собирать котировки в 2004 году после того, как потерял свою девушку в автокатастрофе.

В поисках смысла он погрузился в мир самосовершенствования, психологии и трейлраннинга.Его целью было понять свою боль, свою депрессию, свои страхи, отсутствие мотивации и вдохновения.

Книги, блоги, цитаты и природа стали его путеводителем.

Он получил степень инженера по программному обеспечению в 2007 году в Высшей технологической школе Монреаля. Он также учился в Гонконгском политехническом университете. Несколько лет спустя он запустил свой первый веб-сайт, чтобы поделиться своей страстью к цитатам.

Максим – отец двоих детей, INFJ, а также любит бегать. Его лучший результат на 5 км составляет 17 минут 41 секунду, а его лучший марафон (42 км) – за 3 часа 33 минуты 11 секунд (с набором высоты 1800 метров).

Другие известные интересы Максима – здоровье (психическое и физическое), медитация, питание, бананы, поисковая оптимизация, человеческий потенциал, образование, обучение, продуктивность и минимализм.

Наконец, он (очень) далек от совершенства.

Вы можете найти его в Twitter, Pinterest, LinkedIn, Quora, Strava, Sportstats, Instagram, Facebook, YouTube.

Дата создания

23 октября 2018 г.

Последнее обновление

18 января 2021 г.

Заявление об ограничении ответственности : Эта статья может содержать партнерские ссылки на книги и продукты, которые мне нравятся.Если вы решите перейти по ссылке и совершить покупку, я получу небольшую комиссию без каких-либо дополнительных затрат для вас. Спасибо.

Игра о нравственности Эссе о религии “Каждый человек – аллегория”

Пьеса о морали «Каждый человек» – это аллегория, имеющая два разных смысловых уровня. Эти два разных смысловых уровня используются, чтобы помочь аудитории понять автора и общество, в котором он живет. Содержание пьесы также помогает читателю лучше понять автора и его культуру.Это изображает, как персонифицируются каждый персонаж, идея, моральная проблема и идеология той эпохи. Первоначальная публика этой эпохи понимала роль религии в своей жизни. Они также очень верили в реальность смерти, рая, ада и загробной жизни.

Проверьте свою работу на плагиат

Viper – это быстрый и простой способ проверить вашу работу на плагиат. Система онлайн-сканирования сопоставит вашу работу с более чем 5 миллиардами онлайн-источников за считанные секунды.

Попробуйте Viper сегодня!

У обывателя есть три главных героя.Это обыватель, добрые дела и знания. Они играют важную роль в том, чтобы читатель лучше понимал, как, по мнению автора, общество относится к своему образу жизни. Пьеса «Каждый человек» буквально означает человека по имени «Обыватель», который отправляется в путешествие до конца своей жизни и пытается заставить друзей сопровождать его по пути. В путешествии каждого человека Добрые дела – единственный, кто может сопровождать его до смерти, и он единственный персонаж, который может задержаться с ним перед присутствием Бога.Поскольку Знание может вести каждого человека только к добрым делам, Знание не может сопровождать его на всем пути его пути перед Богом. Человечество может воспринять это буквально, так как ваши друзья оказывают влияние в вашей жизни, что помогает повлиять на ваши решения, но не все пойдут на одно и то же место отдыха после смерти. Итак, символически Каждый человек, конечно же, представляет каждого живого человека. Другие основные персонажи, такие как Товарищество и Товарищество, например, должны быть тем, что есть у каждого человека, так сказать, в жизни.Некоторые из этих основных персонажей помогают найти истинный смысл жизни и наполнение вещами, которые останутся навсегда. Мораль этой истории становится ясной в том, что нам нужно сейчас исследовать, что в конце концов действительно окажется ценным.

Также есть набор идей, которые выложены автором. Эти идеи – центральная идея пьесы. Одна тема или идея указывают на то, что мирские товарищи всегда будут предавать человека, и что каждый человек в конечном итоге эгоистичен, когда дело доходит до конца.Эта идея предательства проливает свет на принцип, характерный для этой темы, и заставляет персонажа Everyman искать высшую истину. Высшая истина состоит в том, что сама смерть надвигается и считается самым вызывающим страх переживанием, с которым может столкнуться человек. Это страх, который, согласно этой культуре, заставит мужчину нуждаться в большем количестве времени, потому что он не был готов к смерти, и, кроме того, заставит задуматься о своей жизни и поступках. Другая тема или идея сосредотачиваются на воображаемом разлуке или отделении от любимых, когда вы осуждаете свои жизненные поступки.Это дает аудитории представление о том, что человек никогда не бывает более одиноким, чем в момент смерти. Следующая идея также важна для автора, и он хочет, чтобы общество вспомнило об этом убеждении. Это когда обыватель чувствует себя наиболее напуганным и без помощи ему дается шанс компенсировать свои действия. Тем не менее автор понимает, что смерть непобедима и никого не щадит.

История Каждый человек стремится ответить на важные моральные вопросы. Например, конфликт между добром и злом проявляется в общении между персонажами.Этот спектакль показывает нам не только, как каждый мужчина должен встретить смерть, но и как каждый мужчина должен жить. Он говорит о том, как человек проживает свою жизнь, добро или зло, его будут судить на основании его поступков, и что все материальные вещи в жизни не могут дать вам спасения. Согласно культурному учёту в этом обществе, именно человек и его добрые дела откроют доступ к небу. Таким образом, еще раз, только Добрые дела могут сопровождать каждого человека в его последнем путешествии. Столкнувшись с Божьим судом, богатство человека, отвратительная репутация его друзей и значение его семьи не будут говорить о его достоинстве.Только добрые дела, которые человек совершает здесь, на земле, могут говорить за него перед Богом. Соответственно, в достижении спасения в этом обществе добрые дела важнее веры.

Идеология пьесы Everyman была призвана помочь укрепить важность Бога и религии в жизни людей в этот период времени. В этой пьесе Бог представляет спасение, но именно религия предоставляет средства для достижения этого спасения. Эта драма средневекового периода посвящена тому, как религия и вера в Бога помогут человеку преодолеть любые невзгоды, включая смерть.Хотя Бог появляется как персонаж только в начале пьесы, его присутствие ощущается повсюду, поскольку каждый человек начинает осознавать свою потребность в помощи за пределами земного царства. Итак, мотивом этой пьесы является грех. Это грех, который злит Бога в пьесе. Это грехи каждого человека заставляют его окончательный приговор. Он много согрешил в своей жизни, и аудитории говорят, что его грехи настолько велики, что Добрые дела приостановлены. Только тогда, когда он сможет осознать свои грехи и отказаться от них, может быть спасен Каждый человек.

Недорогая онлайн-проверка на плагиат

Viper – это быстрый и простой способ проверить вашу работу на плагиат. Система онлайн-сканирования сопоставит вашу работу с более чем 5 миллиардами онлайн-источников за считанные секунды.

Попробуйте Viper сегодня!

Я чувствую, что пьесу «Каждого человека можно увидеть и прочитать сегодня» с теми же идеями и ценностями, которые существовали в средние века. Когда вы разговариваете с людьми в повседневной жизни, вы видите, что их ценности и мораль основаны на том, как они живут и взаимодействуют с другими.Кроме того, когда вы рассказываете кому-либо о смерти, они обычно говорят так, будто у них есть время ожидания, прежде чем смерть придет к ним, и как они в старости подготовятся к смерти.

Театр нравственности «Каждый человек» – это драма, имеющая религиозное значение. Это значение выводится на поверхность символическим образом. Это используется для описания автора и культурных верований, о которых он писал. В спектакле было показано, как каждый персонаж, идея, моральная проблема и идеология той эпохи воплощались в жизнь.Это один из способов, которым публика той эпохи понимала роль религии в своей жизни.

Театр морали «Каждый человек» – это аллегория, имеющая два разных смысловых уровня. Эти два разных смысловых уровня используются, чтобы помочь аудитории понять автора и общество, в котором он живет. Содержание пьесы также помогает читателю лучше понять автора и его культуру. Это изображает, как персонифицируются каждый персонаж, идея, моральная проблема и идеология той эпохи.Первоначальная публика этой эпохи понимала роль религии в своей жизни. Они также очень верили в реальность смерти, рая, ада и загробной жизни.

У обывателя есть три главных героя. Это обыватель, добрые дела и знания. Они играют важную роль в том, чтобы читатель лучше понимал, как, по мнению автора, общество относится к своему образу жизни. Пьеса «Каждый человек» буквально означает человека по имени «Обыватель», который отправляется в путешествие до конца своей жизни и пытается заставить друзей сопровождать его по пути.В путешествии каждого человека Добрые дела – единственный, кто может сопровождать его до смерти, и он единственный персонаж, который может задержаться с ним перед присутствием Бога. Поскольку Знание может вести каждого человека только к добрым делам, Знание не может сопровождать его на всем пути его пути перед Богом. Человечество может воспринять это буквально, так как ваши друзья оказывают влияние в вашей жизни, что помогает повлиять на ваши решения, но не все пойдут на одно и то же место отдыха после смерти. Итак, символически Каждый человек, конечно же, представляет каждого живого человека.Другие основные персонажи, такие как Товарищество и Товарищество, например, должны быть тем, что есть у каждого человека, так сказать, в жизни. Некоторые из этих основных персонажей помогают найти истинный смысл жизни и наполнение вещами, которые останутся навсегда. Мораль этой истории становится ясной в том, что нам нужно сейчас исследовать, что в конце концов действительно окажется ценным.

Также есть набор идей, которые выложены автором. Эти идеи – центральная идея пьесы. Одна тема или идея указывают на то, что мирские товарищи всегда будут предавать человека, и что каждый человек в конечном итоге эгоистичен, когда дело доходит до конца.Эта идея предательства проливает свет на принцип, характерный для этой темы, и заставляет персонажа Everyman искать высшую истину. Высшая истина состоит в том, что сама смерть надвигается и считается самым вызывающим страх переживанием, с которым может столкнуться человек. Это страх, который, согласно этой культуре, заставит мужчину нуждаться в большем количестве времени, потому что он не был готов к смерти, и, кроме того, заставит задуматься о своей жизни и поступках. Другая тема или идея сосредотачиваются на воображаемом разлуке или отделении от любимых, когда вы осуждаете свои жизненные поступки.Это дает аудитории представление о том, что человек никогда не бывает более одиноким, чем в момент смерти. Следующая идея также важна для автора, и он хочет, чтобы общество вспомнило об этом убеждении. Это когда обыватель чувствует себя наиболее напуганным и без помощи ему дается шанс компенсировать свои действия. Тем не менее автор понимает, что смерть непобедима и никого не щадит.

История Каждый человек стремится ответить на важные моральные вопросы. Например, конфликт между добром и злом проявляется в общении между персонажами.Этот спектакль показывает нам не только, как каждый мужчина должен встретить смерть, но и как каждый мужчина должен жить. Он говорит о том, как человек проживает свою жизнь, добро или зло, его будут судить на основании его поступков, и что все материальные вещи в жизни не могут дать вам спасения. Согласно культурному учёту в этом обществе, именно человек и его добрые дела откроют доступ к небу. Таким образом, еще раз, только Добрые дела могут сопровождать каждого человека в его последнем путешествии. Столкнувшись с Божьим судом, богатство человека, отвратительная репутация его друзей и значение его семьи не будут говорить о его достоинстве.Только добрые дела, которые человек совершает здесь, на земле, могут говорить за него перед Богом. Соответственно, в достижении спасения в этом обществе добрые дела важнее веры.

Идеология пьесы Everyman была призвана помочь укрепить важность Бога и религии в жизни людей в этот период времени. В этой пьесе Бог представляет спасение, но именно религия предоставляет средства для достижения этого спасения. Эта драма средневекового периода посвящена тому, как религия и вера в Бога помогут человеку преодолеть любые невзгоды, включая смерть.Хотя Бог появляется как персонаж только в начале пьесы, его присутствие ощущается повсюду, поскольку каждый человек начинает осознавать свою потребность в помощи за пределами земного царства. Итак, мотивом этой пьесы является грех. Это грех, который злит Бога в пьесе. Это грехи каждого человека заставляют его окончательный приговор. Он много согрешил в своей жизни, и аудитории говорят, что его грехи настолько велики, что Добрые дела приостановлены. Только тогда, когда он сможет осознать свои грехи и отказаться от них, может быть спасен Каждый человек.

Я чувствую, что пьесу «Каждого человека можно увидеть и прочитать сегодня» с теми же идеями и ценностями, которые существовали в средние века. Когда вы разговариваете с людьми в повседневной жизни, вы видите, что их ценности и мораль основаны на том, как они живут и взаимодействуют с другими. Кроме того, когда вы рассказываете кому-либо о смерти, они обычно говорят так, будто у них есть время ожидания, прежде чем смерть придет к ним, и как они в старости подготовятся к смерти.

Пьеса о морали “Каждый человек” – это драма, имеющая религиозное значение.Это значение выводится на поверхность символическим образом. Это используется для описания автора и культурных верований, о которых он писал. В спектакле было показано, как каждый персонаж, идея, моральная проблема и идеология той эпохи воплощались в жизнь. Это один из способов, которым публика той эпохи понимала роль религии в своей жизни.

.

«Человек на арене» Теодора Рузвельта

23 апреля 1910 года Теодор Рузвельт произнес то, что стало одним из самых цитируемых выступлений в его карьере.Бывший президент, оставивший свой пост в 1909 году, провел год в Центральной Африке, прежде чем отправиться в тур по Северной Африке и Европе в 1910 году, посещая мероприятия и выступая с речами в таких местах, как Каир, Берлин, Неаполь и Оксфорд. Он остановился в Париже 23 апреля, а в 15:00. в Сорбонне, перед толпой, в которую входили, согласно биографии Эдмунда Морриса полковник Рузвельт , «министры в придворных костюмах, офицеры армии и флота в полной форме, девятьсот студентов и аудитория из двух тысяч держателей билетов», Рузвельт выступил с речью под названием «Гражданство в республике», которая среди некоторых стала известна как «Человек на арене».”

Рузвельт не только затронул историю своей семьи, войну, права человека и собственность, обязанности гражданства и падение рождаемости во Франции, но и выступил против циников, которые свысока смотрели на людей, которые пытались сделать мир лучше. «Самый плохой способ взглянуть в лицо жизни – это встретить ее с насмешкой», – сказал он. «Циничная привычка мыслить и говорить, готовность критиковать работу, которую сам критик никогда не пытается выполнять, интеллектуальная отчужденность, которая не приемлет контакта с реальностями жизни – все это знаки, а не знаки… превосходства, но слабости ».
Затем он передал вдохновляющее и страстное сообщение, которое вызвало бурные аплодисменты:

«Важен не критик; не человек, который указывает, как сильный человек спотыкается, или где исполнитель дела мог бы сделать это лучше. Заслуга принадлежит человеку, который действительно находится на арене, чье лицо омрачен прахом, потом и кровью; кто отважно сражается; кто ошибается, кто терпит неудачу снова и снова, потому что нет усилий без ошибок и недостатков; но кто действительно стремится делать дела; кто знает великий энтузиазм, великий преданности; кто тратит себя на достойное дело; кто в лучшем случае знает, в конце концов, торжество высоких достижений, и кто в худшем случае, если он потерпит неудачу, по крайней мере потерпит неудачу, сильно отважившись, так что его место никогда не будет среди тех, кто холодные и робкие души, не знающие ни победы, ни поражения.«

Речь имела бешеный успех. По словам Морриса, который называет это «одним из величайших риторических триумфов [Рузвельта]», «Гражданство в республике» появилось в журнале Journal des Debats как воскресное приложение, которое было отправлено учителям Франции Le Temps , была напечатана Librairie Hachette на японском пергаменте, превратилась в карманную книгу, разошедшейся тиражом 5000 экземпляров за пять дней, и была переведена по всей Европе. Рузвельт, пишет Моррис, «был удивлен ее успехом, признав Генри Кэботу Лоджу, что реакцию французов« мне было немного трудно понять ».’”

Он может быть еще более удивлен, узнав, что самая известная часть его речи все еще находит отклик и вдохновляет даже сегодня. Его процитировал Никсон в своей отставке и перефразировал в TED Talks. Это тоже имеет место в истории спорта: перед чемпионатом мира 1995 года Нельсон Мандела дал копию отрывка капитану южноафриканской сборной по регби Франсуа Пьенаару, и они выиграли, победив всех чернокожих Новой Зеландии. Игрок Washington Nationals Марк ДеРоса читал его про себя перед большими играми; до того, как Национальные чемпионаты встретились с St.Луи Кардиналс в игре 4 серии дивизионов Национальной лиги в 2012 году ДеРоса зачитал это вслух своим товарищам по команде. «Это цитата, к которой я всегда возвращался», – сказал он Washington Times . «Я много к этому прихожу, правда. Я занимаюсь этим с колледжа. Мне это нравится, потому что люди думают, что знают, но понятия не имеют, о чем мы думаем от подачи к подаче. Прислонившись спиной к стене, я хотел сказать что-то, что сблизило нас, небольшую группу братьев. Выходи и сражайся. Посмотри, что получится.Я чувствовал, что это уместно. Когда я это читаю, меня зажигает “. Команда победила.

Речь также имеет свои культурные критерии: интересно, что сделал бы Т.Р., если бы его слова были вытатуированы на руках Майли Сайрус и Лиама Хемсворта и использовались в рекламе Cadillac.

У Mental Floss есть подкаст на iHeartRadio под названием History Vs., , и наш первый сезон посвящен Теодору Рузвельту. Подпишитесь здесь!

Цифровой Emerson | Текст: Американский ученый

АМЕРИКАНСКИЙ УЧЕНЫЙ.

Это обращение было произнесено в Кембридже в 1837 году, перед гарвардским отделением Общества Фи Бета Каппа, студенческого братства, состоящего из первых двадцати пяти человек в каждом выпускном классе. Общество проводит ежегодные собрания, на которых выступают самые выдающиеся ученые и мыслители того времени.

Г-н Президент и господа,

Приветствую вас с возобновлением нашего литературного года. Наша годовщина – юбилей надежды и, возможно, нехватки труда.Мы не встречаем силовых игр [1] или умений, чтения историй, трагедий и од, как древние греки; для парламентов любви и поэзии, таких как трубадуры; [2], ни для развития науки, как наши сверстники в британской и европейской столицах. До сих пор наш праздник был просто дружеским знаком сохранения любви к письму среди людей, слишком занятых, чтобы больше отдавать им письма. Сам по себе он драгоценен как знак нерушимого инстинкта.Возможно, уже пришло время, когда должно быть и будет что-то еще; когда медлительный интеллект [20] этого континента заглянет из-под своих железных крышек и наполнит отложенные ожидания мира чем-то лучшим, чем усилия механического мастерства. Наш день зависимости, наше долгое ученичество в познании других земель подходит к концу. Миллионы, которые вокруг нас стремятся к жизни, не всегда могут питаться чистыми остатками иностранных урожаев [3]. Возникают события, действия, которые надо спеть, которые запоют сами себя.Кто может сомневаться в том, что поэзия возродится и возглавит новую эпоху, поскольку звезда в созвездии Арфа, которая сейчас пылает в нашем зените, как заявляют астрономы, однажды станет полярной звездой [4] на тысячу лет?

В свете этой надежды я принимаю тему, которую не только использование, но и характер нашей ассоциации, кажется, предписывают по сей день, – американский ученый. Год за годом мы приезжаем сюда, чтобы прочитать еще одну главу его биографии. Давайте узнаем, какие новые огни, новые события и другие дни повлияли на его характер, его обязанности и его надежды.

Это одна из тех басен, которые из неизвестной древности передают неожиданную мудрость, что боги вначале разделили человека на людей, чтобы он мог быть более полезным для себя; так же, как рука была разделена на пальцы, тем лучше отвечать своим концом. [5]

Старая басня покрывает доктрину, всегда новую и возвышенную; что есть Один Человек, – представленный всем отдельным людям лишь частично или через одну способность; и что вы должны взять все общество, чтобы найти [21] цельного человека.Человек не фермер, не профессор или инженер, но он все. Человек и священник, и ученый, и государственный деятель, и производитель, и солдат. В разделенном или социальном государстве эти функции разделены между людьми, каждый из которых стремится выполнять свою часть [6] совместной работы, в то время как друг друга выполняет свою. Басня подразумевает, что человек, чтобы овладеть собой, должен иногда возвращаться из своего собственного труда, чтобы обнять всех других работников. Но, к сожалению, эта изначальная единица, этот фонтан силы, был так распространен среди множества, был так тщательно разделен на части и разнесен, что он рассыпается на капли и не может быть собран.Состояние общества – это такое, при котором члены страдают от ампутации туловища и расхаживают вокруг стольких ходячих монстров – здоровый палец, шею, живот, локоть, но никогда не мужчина.

Таким образом, человек превращается в вещь, во многие вещи. Плантатор, человек, посланный в поле для сбора пищи, редко приветствует какое-либо представление об истинном достоинстве своего служения. Он видит свой бушель и свою тележку, и ничего больше, и погружается в фермера, а не в Человека на ферме.Торговец вряд ли когда-либо придавал идеальную ценность своей работе, но подчинялся [7] рутине своего ремесла, а душа зависела от долларов. Священник становится формой; поверенный статутная книга; слесарь станок; матрос трос корабля.

В этом распределении функций ученый – это делегированный интеллект. В правильном состоянии он Человек [22] Думающий . В вырожденном состоянии, став жертвой общества, он стремится стать просто мыслителем или, что еще хуже, попугаем мышления других людей.

В этом представлении о нем как о человеке-мышлении содержится вся теория его должности. Его природа требует своей безмятежностью, всеми своими мониторными картинками. [8] Его наставляет прошлое. Его приглашает будущее. Разве не каждый человек действительно ученик, и не все ли существует для ученика? И, наконец, разве истинный ученый не единственный настоящий мастер? Но, как сказал старый оракул: «У всего есть две ручки: остерегайтесь неправильной» [9]. В жизни слишком часто ученый ошибается с человечеством и теряет свою привилегию.Давайте посмотрим на него в его школе и рассмотрим его в отношении основных влияний, которые он получает.


I. Первое по времени и первое по значимости влияние на разум – это природа. Каждый день солнце [10], а после заката – Ночь и ее звезды. Всегда дуют ветры; когда-либо растет трава. Каждый день мужчины и женщины разговаривают, созерцают и видят. [11] Ученый должен стоять с тоской и восхищаться перед этим грандиозным зрелищем. Он должен обосновать его ценность в своем уме.Что для него природа? У необъяснимой непрерывности этой сети Бога никогда не бывает начала и никогда не бывает конца, но всегда круговая сила, возвращающаяся в себя. [12] В этом он напоминает его собственный дух, начало и конец которого он никогда не сможет найти, – такое целостное, такое безграничное. Так же, как сияет ее великолепие, система на системе, стреляющая [23], как лучи, вверх, вниз, без центра, без окружности, – в массе и в частице, Природа спешит дать отчет за себя уму.Классификация начинается. Для молодого ума все индивидуально, само по себе. Постепенно он находит, как соединить две вещи и увидеть в них одну природу; потом три, потом три тысячи; и поэтому, тиражируемый своим собственным объединяющим инстинктом, он продолжает связывать вещи воедино, уменьшать аномалии, обнаруживать корни, уходящие под землю, посредством чего противоположные и отдаленные вещи соединяются и расцветают из одного стебля. В настоящее время он узнает, что с самого начала истории происходило постоянное накопление и классификация фактов.Но что такое классификация, как не осознание того, что эти объекты не хаотичны и не чужеродны, но имеют закон, который также является законом человеческого разума? Астроном обнаруживает, что геометрия, чистая абстракция человеческого разума, является мерой движения планет. Химик находит пропорции и понятный метод во всей материи; а наука – это не что иное, как нахождение аналогии, тождества в самых отдаленных частях. Честолюбивая душа садится перед каждым непреодолимым фактом; одна за другой сводит все странные конституции, все новые полномочия к их классу и их закону и продолжает вечно оживлять последние волокна организации, окраины природы, проницательностью.

Таким образом, ему, этому школьнику под изгибающимся куполом дня, предлагается, чтобы он и он исходили из одного Корня; один лист, а другой цветок; отношение, [24] сочувствие, волнующее во всех смыслах. А что это за рут? Разве это не душа его души? Слишком смелая мысль? Слишком дикая мечта? Тем не менее, когда этот духовный свет откроет закон более земных естеств, – когда он научится поклоняться душе и увидеть, что естественная философия, существующая сейчас, является лишь первым прикосновением ее гигантской руки, – он взглянет вперед к постоянно расширяющимся знаниям о том, как стать творцом.[13] Он увидит, что природа противоположна душе, отвечая ей отчасти за отчасти. Один – печать, другой – печать. Его красота – это красота его собственного разума. Его законы – это законы его собственного разума. Тогда природа становится для него мерой его достижений. Он не знает столько о природе, сколько еще не имеет собственного разума. И, наконец, древняя заповедь «Познай себя» [14] и современная заповедь «Изучай природу», наконец, стали одной из максим.


II. Следующее большое влияние на дух ученого – это разум прошлого, в какой бы форме, будь то литература, искусство или институты, ни был вписан этот разум.Книги – лучший тип влияния прошлого, и, возможно, мы сможем постигнуть истину – более удобно узнать о величине этого влияния, – рассматривая только их ценность.

Теория книг благородна. Ученый первой эпохи принял в себя окружающий мир; размышлял об этом; придал ему новую формулировку собственного разума и произнес снова. Это вошло в его жизнь; [25] Из него вышла правда. До него дошли недолговечные действия; из него вышли бессмертные мысли.Это пришло к нему по делу; пошли от него стихи. Это был мертвый факт; теперь это быстрая мысль. Он может стоять, и он может уйти. Теперь оно терпит, теперь летает, теперь вдохновляет. [15] Точно пропорционально глубине разума, из которого оно вышло, настолько высоко оно взлетает, так долго поет.

Или, я бы сказал, это зависит от того, насколько далеко зашел процесс превращения жизни в истину. Пропорционально полноте перегонки будет чистота и непрочность продукта.Но ни один из них не идеален. Как никакой воздушный насос никоим образом не может создать идеальный вакуум [16], так и ни один художник не может полностью исключить условное, местное, бренное из своей книги или написать книгу чистой мысли, которая будет столь же эффективной, во всех отношениях отдаленным потомкам, как современникам, а точнее ко второму возрасту. Оказывается, каждая эпоха должна писать свои собственные книги; или, скорее, каждое поколение для следующего успеха. Книги более древнего периода не подходят для этого.

Тем не менее, отсюда возникает серьезное бедствие.Священность, связанная с актом творения, актом мысли, мгновенно передается записи. Пение поэта ощущалось божественным человеком. Отныне песнопение также является божественным. Писатель был человеком справедливым и мудрым. С этого момента считается, что книга совершенна; как любовь к герою развращает поклонение его статуе. Мгновенно книга становится ядовитой. [17] [26] Гид – тиран. Мы искали брата, и вот, правителя. Вялый и извращенный ум множества людей, всегда медленно открывающихся для вторжений Разума, однажды открывшись, получив однажды эту книгу, стоит на ней и кричит, если ее пренебрежительно отзывают.На нем построены колледжи. Книги написаны на нем мыслителями, а не Человеком-Мышлением, людьми талантливыми, то есть теми, кто ошибается, которые исходят из общепринятых догм, а не из собственных взглядов на принципы. Кроткие молодые люди растут в библиотеках, считая своим долгом принять взгляды Цицерона, Локка [18] и Бэкона [19]; забывая, что Цицерон, Локк и Бэкон были всего лишь молодыми людьми в библиотеках, когда писали эти книги.

Следовательно, вместо Человеческого мышления у нас есть книжный червь.Отсюда и класс, изучающий книги, который ценит книги как таковые; не как относящиеся к природе и человеческому строению, но как составляющие своего рода Третье сословие [20] с миром и душой. Следовательно, восстановители чтений [21] исправители [22] библиоманы [23] всех степеней. Это плохо; это хуже, чем кажется.

Книги – самое лучшее, ими пользуются; злоупотребляли, среди худших. Какое правильное использование? Какова единственная цель, которая означает достижение результатов? Они нужны только для того, чтобы вдохновлять.[24] Лучше мне никогда не увидеть книгу, чем быть искривленным ее притяжением с моей собственной орбиты и создать спутник вместо системы. Единственная вещь в мире ценностей – это [27] активная душа, душа, свободная, суверенная, активная. На это имеет право каждый мужчина; это содержится в каждом человеке, хотя почти во всех людях есть препятствия и они еще не рождены. Активная душа видит абсолютную истину и произносит истину или творит. В этом действии он гениален; не привилегия здесь и там любимца, но здоровое состояние каждого мужчины.[25] По своей сути он прогрессивен. Книга, колледж, художественная школа, любое учреждение останавливаются на каком-то гениальном высказывании прошлого. Это хорошо, говорят они, – держитесь за это. Они прижали меня. [26] Они смотрят назад, а не вперед. Но гений всегда смотрит вперед. Глаза человека расположены на его лбу, а не на его задней части. Человек надеется. Гений творит. Творить – творить – есть доказательство божественного присутствия. Какие бы таланты ни были, если человек не творит, чистое излияние Божества не его [27] – могут быть дурман и дым, но еще не пламя.Есть творческие манеры, есть творческие действия и творческие слова; манеры, действия, слова, то есть не указывающие на обычаи или авторитет, но возникающие спонтанно из собственного чувства добра и справедливости.

С другой стороны, вместо того, чтобы быть самим себе провидцем, пусть он всегда получает от другого разума свою истину, даже если он находится в потоках света, без периодов уединения, исследования и самовосстановления; и оказана фатальная медвежья услуга [28]. Гений всегда является врагом гения из-за чрезмерного влияния.[29] Литература [28] каждого народа свидетельствует обо мне. Английские драматические поэты Шекспиризируют вот уже двести лет [30].

Несомненно, есть правильный способ чтения, поэтому его следует строго подчинять. Мышление человека не должно подчиняться его инструментам. Книги для праздника ученого. Когда он может читать Бога напрямую, этот час слишком драгоценен, чтобы его можно было тратить на расшифровки стенограмм их чтений другими людьми [31]. Но когда наступают промежутки тьмы, а они должны, – когда душа не видит, когда солнце скрывается и звезды перестают сиять, – мы возвращаемся к лампам, зажженным их лучом, чтобы направить наши шаги к снова восток, где рассвет.[32] Мы слышим, чтобы говорить. Арабская пословица гласит: «Смоковница, смотрящая на смоковницу, приносит плоды».

Примечателен характер того удовольствия, которое мы получаем от лучших книг. Они всегда поражают нас убеждением, что одна природа пишет, а одна и та же читает. Мы читаем стихи одного из великих английских поэтов Чосера [33] Марвелла [34] Драйдена [35] с самой современной радостью, – я имею в виду, с удовольствием, которое в значительной степени вызвано по абстракции всего раз, из своих стихов.Есть некоторый трепет, смешанный с радостью нашего удивления, когда этот поэт, живший в каком-то прошлом мире двести или триста лет назад, говорит то, что близко моей душе, то, о чем я тоже почти думал и сказал. Но в качестве доказательства, предоставляемого философской доктриной идентичности всех разумов, мы должны [29] предположить некоторую заранее установленную гармонию, некоторое предвидение душ, которые должны были быть, и некоторую подготовку запасов для их будущих потребностей, таких как Этот факт наблюдается у насекомых, которые перед смертью откладывают пищу для молодых личинок, которых они никогда не увидят.

Я бы не стал торопиться из-за любви к системе, из-за преувеличения инстинктов недооценивать Книгу. Все мы знаем, что, как человеческое тело можно питать любой пищей, хоть это и вареная трава, и бульон для обуви, так и человеческий разум может питаться любым знанием. И были великие и героические люди, у которых почти не было другой информации, кроме печатной страницы. Скажу только, что для такой диеты нужна сильная голова. Чтобы хорошо читать, нужно быть изобретателем. Как гласит пословица, «Тот, кто принесет домой богатство Индии, должен унести богатство Индии».”Существует также творческое чтение, а также творческое письмо. Когда разум сосредоточен на труде и изобретениях, страница любой книги, которую мы читаем, освещается множеством намеков. Каждое предложение вдвойне значимо, и смысл нашего автора столь же широк. как мир. Затем мы видим, что всегда верно, что, как час видения провидца короток и редок среди тяжелых дней и месяцев, так и его запись, возможно, самая маленькая часть его тома. Проницательные прочитают в его Платон [36] или Шекспир, только эта малая часть – только подлинные высказывания оракула; – все остальное он отвергает, если бы это никогда не было так много раз Платона и Шекспира.

[30]

Конечно, есть часть чтения, без которой умному человеку не обойтись. Историю и точные науки он должен изучать путем кропотливого чтения. Точно так же в колледжах есть незаменимая служба – обучать элементам. Но они могут принести нам большую пользу только тогда, когда нацелены не на бурение, а на созидание; когда они собирают издалека все лучи разного гения в свои гостеприимные чертоги и с помощью сосредоточенного огня зажигают сердца своей юности. Мысль и знание – это природа, в которой аппарат и претензия ничего не значат.Платья [37] и денежные фонды [38], хотя и являются городами из золота, никогда не могут уравновесить ни малейшего приговора или слога остроумия [39]. Забудьте об этом, и наши американские колледжи потеряют свою общественную значимость, в то время как они становятся богаче с каждым годом.


III. В мире распространено мнение, что ученый должен быть отшельником, слугой, [40] – непригодным для любого ручного или общественного труда, как перочинный нож для топора. Так называемые «практичные люди» насмехаются над спекулятивными людьми, как если бы они ничего не могли сделать, потому что они спекулируют или видят .Я слышал, как говорится, что к духовенству – к которым всегда, более универсально, чем к любому другому классу, относятся ученые своего времени, – обращаются как к женщинам; что грубого, непринужденного разговора мужчин они не слышат, а только грубую [41] и разбавленную речь. Часто они практически лишены избирательных прав; и действительно, есть сторонники их безбрачия. Насколько это справедливо для прилежных классов, это не справедливо и мудро. Действие [31] ведется с подчиненным ученым, но оно существенно. Без этого он еще не человек.Без него мысль никогда не может стать истиной. Пока мир предстает перед взором облаком красоты, мы даже не можем увидеть его красоту. Бездействие – это трусость, но без героического ума не может быть ученого. Преамбула [42] мысли, переход, через который она переходит от бессознательного к сознательному, есть действие. Я знаю только то, что я прожил. Мы сразу узнаем, чьи слова наполнены жизнью, а чьи нет.

Мир – эта тень души, или другое я, , лежит широко вокруг.Его достопримечательности – это ключи, которые открывают мои мысли и знакомят меня с самим собой. Я с нетерпением бросаюсь в этот шумный шум. Я хватаюсь за руки тех, кто рядом со мной, и занимаю свое место на ринге, чтобы страдать и работать, наученный инстинктом, что так немая бездна [43] будет громко говорить. Я нарушаю его порядок; Я рассеиваю его страх [44], я избавляюсь от него в рамках моей расширяющейся жизни. Столько всего из жизни, что я знаю по опыту, столько пустыни я победил и насадил, или так далеко я расширил свое существо, мое владычество.Я не понимаю, как любой мужчина может позволить себе, ради нервов и дремоты, пощадить любое действие, в котором он может принять участие. В его речи – жемчуг и рубины. Тяжелая работа, бедствия, раздражение, нужды – вот наставники красноречия и мудрости. Истинный ученый недоволен любой упущенной возможностью действовать как потерей власти.

[32]

Это сырье, из которого интеллект лепит ее великолепные изделия. Это тоже странный процесс, благодаря которому опыт превращается в мысль, как лист шелковицы превращается в атлас.[45] Производство работает круглосуточно.

Действия и события нашего детства и юности теперь являются предметом самого спокойного наблюдения. Они лежат в воздухе, как прекрасные картинки. Не так с нашими недавними действиями, с бизнесом, который у нас сейчас в руках. На этот счет мы совершенно не можем строить догадки. Наши чувства пока еще циркулируют в нем. Мы чувствуем или знаем это не больше, чем мы чувствуем ступни, руку или мозг нашего тела. Новый поступок – это еще часть жизни, на время он остается погруженным в нашу бессознательную жизнь.В какой-то час созерцания он отделяется от жизни, как спелый плод [46], чтобы стать мыслью ума. Мгновенно он возносится, преображается; тленное облеклось в нетление. [47] Отныне это объект красоты, однако основывается на его происхождении и окрестностях. Обратите также внимание на невозможность предшествовать этому действию. В состоянии личинки она не может летать, она не может сиять, это тупая личинка. Но внезапно, без наблюдения, та же самая вещь расправляет красивые крылья и становится ангелом мудрости.Так что нет ни одного факта, ни одного события в нашей частной истории, которое, рано или поздно, не потеряет свою липкую, инертную форму и удивит нас, вылетев из нашего тела в эмпиреи [48]. Колыбель и младенчество, школа и детская площадка, страх мальчиков и собак и ферулов [49], любовь к маленьким служанкам и ягодам, и многие другие [33] факты, которые когда-то заполняли все небо, уже ушли; друг и родственник, профессия и вечеринка, город и страна, нация и мир тоже должны парить и петь. [50]

Конечно, тот, кто приложил всю свою силу в подходящих действиях, получит богатейшую отдачу мудрости.Я не закроюсь из этого шара действия и не пересажу дуб в цветочный горшок, чтобы голод и сосны; не доверять доходам какого-то одного факультета и исчерпать одну жилу мыслей, как те савояры, [51] которые, зарабатывая себе на жизнь вырезанием пастухов, пастушек и курящих голландцев для всей Европы, однажды отправились в горы чтобы найти запас, и обнаружил, что они вырубили последние сосны. У нас есть множество авторов, которые выписали свою жилу и которые, движимые похвальной осторожностью, плывут в Грецию или Палестину, следуют за звероловом в прерии или бродят по Алжиру, чтобы пополнить свой торговый запас.

Если бы только словарный запас, ученый был бы жадным к действию. Жизнь – наш словарь. [52] Годы потрачены на сельский труд; в городе; в понимании профессий и производств; в откровенном общении со многими мужчинами и женщинами; в науке; в искусстве; с одной стороны, овладеть всеми фактами языком, с помощью которого можно проиллюстрировать и воплотить наше восприятие. Я сразу узнаю от любого оратора, сколько он уже прожил, несмотря на бедность или великолепие его речи.Жизнь остается позади нас как карьер, из которого мы получаем плитки и камни [34] для современной каменной кладки. Это способ выучить грамматику. Колледжи и книги копируют только язык поля и рабочего двора.

Но конечная ценность действия, как и книги, и лучше, чем книги, заключается в том, что это ресурс. Этот великий принцип Волнистости в природе, который проявляется во вдохе и выдохе дыхания; в желании и сытости; в приливы и отливы на море; днем и ночью; в жару и холод; и, поскольку они еще более глубоко укоренились в каждом атоме и каждой жидкости, они известны нам под названием Полярность – эти «приступы легкой передачи и отражения», как их называл Ньютон [53], являются законом природы, потому что они закон духа.

Разум теперь думает, теперь действует, и каждое соответствие воспроизводит другое. Когда художник исчерпал свои материалы, когда фантазия больше не рисует, когда мысли больше не воспринимаются, а книги становятся утомлением, – у него всегда есть ресурс , чтобы прожить . Характер выше интеллекта. Мышление – это функция. Жизнь – это функционер. Ручей отступает к своему источнику. Великая душа будет сильна как для жизни, так и для мысли. Не хватает ли ему органа или среды, чтобы передать свою правду? Он все еще может прибегнуть к этой стихийной силе, живущей ими.Это полный акт. Мышление – это частичный акт. Пусть в его делах сияет величие справедливости. Пусть красота привязанности развеселит его скромную крышу. Те, кто «далеки от славы», которые живут и действуют вместе с ним, будут чувствовать силу его конституции в делах и событиях дня [35] лучше, чем это может быть измерено любым публичным и спланированным показом. Время научит его, что ученый не теряет ни часа, который живет человек. В этом он раскрывает священный зародыш своего инстинкта, защищенный от влияния. То, что теряется в видимости, приобретает силу.Не от тех, на ком системы образования исчерпали свою культуру, исходит великан, помогающий разрушить старое или построить новое, а из неуправляемой [54] дикой природы; из ужасных друидов [55] и берсерков [56] происходят наконец Альфред [57] и Шекспир. Поэтому я с радостью слышу все, что начинают говорить о достоинстве и необходимости труда каждому гражданину. Еще есть добродетель в мотыге и лопате [58] как для ученых, так и для необразованных рук. И труд везде приветствуется; нас всегда приглашают на работу; только следует соблюдать это ограничение, что человек не должен ради более широкой деятельности жертвовать каким-либо мнением в пользу народных суждений и способов действия.


Я уже говорил о воспитании ученого по натуре, по книгам и по действию. Осталось сказать несколько слов о его обязанностях.

Они такие, как Человек Думающий. Все они могут состоять из уверенности в себе. Задача ученого – подбадривать, подбадривать и направлять людей, показывая им факты среди видимости. Он выполняет медленную, незаслуженную и неоплачиваемую задачу наблюдения. Флемстид [59] и Гершель [60] в своих застекленных обсерваториях могут каталогизировать звезды с похвалой всех [36] людей, и, поскольку результаты великолепны и полезны, честь гарантирована.Но он в своей частной обсерватории каталогизировал темные и туманные [61] звезды человеческого разума, о которых еще никто не думал как таковые, – иногда наблюдая дни и месяцы в поисках некоторых фактов; исправляя все еще свои старые записи, – должен отказаться от показа и немедленной славы. В течение длительного периода своей подготовки он должен часто проявлять невежество и легкомыслие в популярном искусстве, вызывая презрение со стороны тех, кто поддерживает его. Долго он должен заикаться в своей речи; часто отказываются от живых ради мертвых.Что еще хуже, он должен смириться – как часто! – с нищетой и одиночеством. Ради легкости и удовольствия идти по старому пути, принимая моду, образование, религию общества, он принимает крест, создавая свой собственный, и, конечно же, самообвинение, слабость сердца, частую неуверенность и потеря времени, которое представляет собой крапиву и спутывание виноградных лоз на пути самонадеянности и самоуправления; и состояние виртуальной враждебности, в котором он, кажется, находится к обществу, и особенно к образованному обществу.Какая компенсация за все эти потери и презрение? Он должен находить утешение в выполнении высших функций человеческой натуры. Он тот, кто поднимается из личных соображений, дышит и живет общественными и выдающимися мыслями. Он глаз мира. Он сердце мира. Он должен противостоять вульгарному процветанию, которое постоянно возвращается к варварству, сохраняя и передавая героические чувства, благородные биографии, мелодичные стихи и выводы [37] истории. Все, что предсказывает человеческое сердце, во всех чрезвычайных ситуациях, во все торжественные часы, произносит как свой комментарий к миру действий, – он примет и поделится.И какой бы новый приговор Разум со своего неприкосновенного престола ни вынес в отношении проходящих мимо людей и событий сегодняшнего дня, он должен услышать и обнародовать.

Это его функции, поэтому ему надлежит чувствовать всю уверенность в себе и никогда не подчиняться крику народа. Он и только он знает мир. Мир любого момента – это всего лишь видимость. Какое-то великое приличие, какой-то фетиш [62] правительства, какая-то эфемерная торговля, или война, или человек, восклицает [63] половина человечества и кричит другой половиной, как если бы все зависело от этого конкретного взлета или падения. .Скорее всего, весь вопрос не стоит той самой бедной мысли, которую ученый потерял, выслушивая спор. Пусть он не откажется от своей веры в то, что ружье – это ружье, хотя древние и благородные [64] земли утверждают, что это трещина судьбы. В тишине, в уравновешенности, в суровой абстракции пусть он держится в одиночестве; Добавьте наблюдение к наблюдению, терпение пренебрежения, терпение упреков и выжидание, – достаточно счастлив, если он может в одиночку убедиться, что в этот день он увидел что-то истинное.Успех наступает на каждом правильном шаге. Потому что инстинкт, несомненно, побуждает его сказать брату, что он думает. Затем он узнает, что, погружаясь в секреты своего собственного разума, он спустился в секреты всех умов. Он узнает, что тот, кто [38] овладел любым законом в своих личных мыслях, является хозяином в той степени для всех людей, на чьем языке он говорит, и всех, на чей язык может быть переведен его собственный. Оказалось, что поэт в полном одиночестве, вспоминая свои спонтанные мысли и записывая их, записал то, что люди в огромных городах находят верным и для них.Оратор сначала сомневается в уместности своих откровенных признаний, в своем незнании лиц, к которым обращается, пока не обнаруживает, что он является дополнением [65] своих слушателей; – что они пьют его слова, потому что он исполняет для них их собственные природа; чем глубже он погружается в свои самые сокровенные, самые сокровенные предчувствия, он, к своему удивлению, находит, что они наиболее приемлемы, наиболее публичны и универсальны. Люди наслаждаются этим; лучшая часть каждого мужчины чувствует: это моя музыка; это я.

В уверенности в себе постигаются все добродетели.Свободным должен быть ученый – свободным и храбрым. Свободен даже по определению свободы, «без каких-либо препятствий, не вытекающих из его собственной конституции». Храбрый; потому что страх – это то, что ученый по самой своей функции оставляет позади. Страх всегда возникает из-за незнания. Ему будет стыдно, если его спокойствие в опасные времена проистекает из предположения, что он, как и дети, и женщины, является защищенным классом; или если он ищет временного покоя, отвлекая свои мысли от политики или неприятных вопросов, пряча голову, как страус в цветущих кустах, заглядывая в микроскоп и сочиняя рифмы, как свистит мальчик, чтобы набраться храбрости.[39] Так что опасность по-прежнему остается опасностью; так страх хуже. По-мужски позвольте ему повернуться и посмотреть в лицо. Пусть он заглянет ему в глаза и исследует его природу, изучит его происхождение – увидит детеныш этого льва, – до которого нет большого пути; тогда он найдет в себе совершенное понимание его природы и масштабов; он заставит свои руки встретиться на другой стороне и отныне сможет бросить вызов этому и перейти на более высокий уровень. Мир принадлежит ему, кто может видеть сквозь его притязания. Какая глухота, какой слепой обычай, какие заросшие заблуждения вы видите, есть только благодаря терпению – вашему терпению.Считайте это ложью, и вы уже нанесли ей смертельный удар.

Да, мы запуганные, мы недоверчивые. Озорное мнение, что мы поздно пришли в природу; что с миром было покончено давным-давно. Как мир был пластичен и текуч в руках Бога, так и многие из его атрибутов, которые мы привносим в него, всегда остаются неизменными. Для невежества и греха это кремень. Они приспосабливаются к этому, как могут; но пропорционально тому, как в человеке есть что-то божественное, небосвод течет перед ним и принимает его печать [66] и форму.Не тот великий, кто может изменить материю, но тот, кто может изменить мое душевное состояние. Они – короли мира, которые придают цвет своей нынешней мысли всей природе и всему искусству и убеждают людей своей веселой безмятежностью, несущей материю, в том, что то, что они делают, является яблоком, которого желали века. собирать, теперь, наконец, спелые, и приглашая народы на жатву. Великий человек творит великое. [40] Где бы ни сидел Макдональд [67], всегда есть глава стола. Линней [68] делает ботанику самым увлекательным занятием и выигрывает у фермера и травника: Дэви, [69] химия; и Кювье, [70] окаменелости.День всегда принадлежит тому, кто трудится в нем с безмятежностью и великими целями. Неустойчивые оценки людей толпятся перед тем, чей разум полон истины, как набегающие волны Атлантики следуют за луной. [71]

Причина этой уверенности в себе глубже, чем можно постичь, – темнее, чем можно просвещать. Я мог бы не носить с собой чувства аудитории, заявляя о своей собственной вере. Но я уже показал основание моей надежды, выступив против учения о том, что человек един. Я считаю, что с человеком поступили несправедливо; он обидел себя.Он почти потерял свет, который может вернуть его к своим прерогативам. Мужчины становятся бесполезными. Люди в истории, люди в современном мире – это жуки, они порождаются и называются «массой» и «стадом». Через столетие, через тысячелетие, один или два человека [72], то есть одно или два приближения к правильному состоянию каждого человека. Все остальные видят в герое или поэте их собственное зеленое и грубое существо, – созревшее; да, и довольны меньшим, так что , что может достичь своего полного роста.Какое свидетельство, полное величия, полное жалости, несет бедный член клана, бедный партизан, радующийся славе своего вождя, о требованиях своей собственной природы! Бедные и низкие находят некоторую компенсацию своим огромным моральным способностям за свое согласие с политической и социальной неполноценностью. [73] [41] Они довольны тем, что их, как мух, смахивают с пути великого человека, чтобы он воздал должное той общей природе, которую все больше всего желают видеть расширенной и прославленной.Они загорают в свете великого человека и чувствуют в нем свою стихию. Они бросают достоинство человека из своего угнетенного «я» на плечи героя и погибнут, если добавят одну каплю крови, чтобы заставить это великое сердце биться, эти гигантские сухожилия сражаются и побеждают. Он живет для нас, а мы живем в нем.

Такие люди, как они [74] очень естественно ищут денег или власти; и власть, потому что она не хуже денег, – так называемая «добыча». И почему бы нет? Ибо они стремятся к высшему, и во сне они мечтают о высшем.Разбудите их, и они откажутся от ложного блага и перейдут к истине, а правительство предоставит клеркам и столам. Эта революция должна быть произведена путем постепенного приручения идеи Культуры. Главное стремление мира к великолепию – это воспитание человека. Вот материалы, разбросанные по земле. Частная жизнь одного человека будет более прославленной монархией, более грозной для своего врага, более сладкой и безмятежной по своему влиянию для своего друга, чем любое королевство в истории.Ибо человек, при правильном взгляде, постигает [75] особенности всех людей. Каждый философ, каждый бард, каждый актер сделал для меня, как делегата, только то, что однажды я смогу сделать для себя. Книги, которые когда-то мы ценили [42] больше, чем зеницу ока, у нас совсем исчерпаны. Что это, как не сказать, что мы пришли к точке зрения, которую универсальный разум принял глазами одного писца; мы были этим человеком и ушли. Сначала, одну, затем другую, мы осушаем все цистерны и, увеличиваясь от всех этих запасов, мы жаждем лучшей и более обильной пищи.Никогда не жил человек, который мог бы нас накормить. Человеческий разум не может быть воплощен в человеке, который поставит преграду с одной стороны этой безграничной, безграничной империи. Это один центральный огонь, который то пламенеет из уст Этны, то освещает мысы Сицилии, то из горла Везувия освещает башни и виноградники Неаполя. Это один свет, исходящий из тысячи звезд. Это одна душа, которая одушевляет всех людей.


Но я, возможно, утомительно остановился на этой абстракции Ученого.Я не должен больше откладывать, чтобы добавить то, что я должен сказать о более близком отношении к времени и к этой стране.

Исторически считается, что существует разница в идеях, которые преобладают в последовательных эпохах, и есть данные, позволяющие отметить гений классики, романтики, а теперь и эпохи рефлексии или философии [76]. С учетом представленных мною взглядов на единство или идентичность разума всех индивидуумов я не особо останавливаюсь на этих различиях. Фактически, я считаю, что каждый человек проходит через все три.Мальчик – грек; молодежь, [43] романтик; взрослый, рефлексивный. Однако я не отрицаю, что можно достаточно отчетливо проследить революцию в ведущей идее.

Наш век оплакивают как век интроверсии. [77] Это должно быть злом? Мы вроде бы критичны. Нас смущают другие мысли. [78] Мы не можем наслаждаться ничем из-за того, что хотим знать, в чем состоит удовольствие. У нас глаза подведены. Мы видим ногами. Время заражено несчастьем Гамлета, –

“Заболел бледной мыслью.”[79]

Неужели все так плохо? Зрение – последнее, о чем можно пожалеть. Будем ли мы слепыми? Боимся ли мы, чтобы не превзойти природу и Бога и не испить истины досуха? Я рассматриваю недовольство литературного класса как простое объявление того факта, что они не находятся в состоянии ума своих отцов, и сожалею о грядущем состоянии как неиспытанном; как мальчик боится воды еще до того, как научился плавать. Если есть какой-то период, в который можно было бы родиться, то разве это не эпоха революции; когда старое и новое стоят бок о бок и допускают сравнение; когда энергии всех людей исследуются страхом и надеждой; когда историческая слава старого может быть компенсирована богатыми возможностями новой эпохи? Этот раз, как и всегда, очень хороший, если мы только знаем, что с ним делать.

Я с некоторой радостью читаю благоприятные знамения грядущих дней, поскольку они уже мерцают через [44] поэзию и искусство, через философию и науку, через церковь и государство.

Одним из этих признаков является тот факт, что то же движение [80], которое произвело возвышение того, что называлось самым низким классом в государстве, приняло в литературе очень заметный и столь же благоприятный аспект. Вместо возвышенного и прекрасного исследовалось и поэтизировалось близкое, низкое, обычное. То, что по неосторожности топтали под ногами те, кто запрягал и готовил себя для длительных путешествий в далекие страны, внезапно оказывается богаче всех чужих краев.Литература бедняков, чувства ребенка, философия улицы, смысл семейной жизни – вот темы того времени. Это большой шаг. Это знак – не так ли? – новой силы, когда активизируются конечности, когда потоки теплой жизни текут в руки и ноги. Я не прошу великого, далекого, романтического; что делают в Италии или Аравии; что такое греческое искусство или провансальский менестрель; Я принимаю обычное, исследую и сижу у ног знакомого, низкого.Дайте мне представление о сегодняшнем дне, и, возможно, вы получите античный и будущий миры. Что бы мы действительно знали значение? Еда в фиркине; молоко в кастрюле; уличная баллада; новости лодки; взгляд глаза; форма и походка тела; – покажите мне основную причину всего этого; покажите мне возвышенное присутствие высшей духовной причины, скрывающейся, как всегда, в этих окраинах и краях [45] природы; позвольте мне увидеть каждую мелочь, ощетинившуюся полярностью, которая мгновенно подчиняет ее вечному закону; [81] и лавка, плуг и бухгалтерская книга относятся к той же причине, по которой колеблется свет и поют поэты; – а мир не лжет. больше унылый сборник и кладовая, но в нем есть форма и порядок: здесь нет мелочей, нет головоломки, но одна конструкция объединяет и оживляет самую дальнюю вершину и самую нижнюю траншею.

Эта идея вдохновила гения Голдсмита [82] Бернса [83] Каупера [84] и, в более новое время, Гете, [85] Вордсворта [86] и Карлайла [87]. Этой идее они по-разному следовали и с разным успехом. В отличие от их письма, стиль Поупа [88] Джонсона [89] Гиббона [90] выглядит холодным и педантичным. Это кровавое письмо. Человек с удивлением обнаруживает, что близкие вещи не менее прекрасны и дивны, чем далекие. Близкое объясняет дальнее. Капля – это маленький океан.Мужчина связан со всей природой. Это представление о ценности пошлого приносит плоды в открытиях. Гете, в этом самом современном из современных, показал нам, как никто никогда, гений древних.

Есть один гений, который много сделал для этой философии жизни, литературная ценность которой еще никогда не была оценена должным образом: – Я имею в виду Эмануэля Сведенборга [91]. Самый изобретательный из людей, но писавший с точностью математика, он пытался привить чисто философскую этику в популярном христианстве своего времени.Такая попытка [46] конечно должна иметь трудность, которую не мог преодолеть ни один гений. Но он увидел и показал связь между природой и привязанностями души. Он пронзил символический или духовный характер видимого, слышимого, осязаемого мира. Особенно его любящая тень муза парила и интерпретировала нижние части природы; он показал таинственную связь, которая связывает моральное зло с грязными материальными формами, и изложил в эпических притчах теорию безумия, животных, нечистых и страшных вещей.

Еще один знак нашего времени, также отмеченный аналогичным политическим движением, – это новое значение, придаваемое отдельному человеку. Все, что стремится изолировать человека – окружать его барьерами естественного уважения, чтобы каждый человек чувствовал, что мир принадлежит ему, и что человек должен относиться к человеку как к суверенному государству с суверенным государством, – имеет тенденцию к истинному единству, а также величие. «Я узнал, – сказал меланхоличный Песталоцци [92], – что ни один человек на обширной земле Бога не желает и не может помочь другому человеку.«Помощь должна исходить только из лона. Ученый – это тот человек, который должен взять на себя все способности времени, все вклады прошлого, все надежды на будущее. Он должен быть университетом знаний. Если один урок больше, чем другой, который должен пронзить его ухо: мир – ничто, человек – все; в вас есть закон всей природы, и вы еще не знаете, как поднимается шарик сока; в вас дремлет весь Разум, вам все знать, вам [47] все дерзать.Г-н президент и джентльмены, эта вера в неисследованную мощь человека по всем мотивам, по всем пророчествам, по всем приготовлениям принадлежит американскому ученому. Мы слишком долго слушали придворных муз Европы. Дух американского свободного человека уже подозревается в робости, подражании, покорности. Общественная и частная алчность делают воздух, которым мы дышим, густым и жирным. Ученый порядочный, праздный, покладистый. Уже видите трагические последствия. Разум этой страны, наученный стремиться к низким объектам, ест сам себя.Нет работы ни для кого, кроме приличных и покладистых. Юноши самого прекрасного обетования, которые начинают жизнь на наших берегах, надуваемые горными ветрами, освещенные всеми звездами Бога, обнаруживают землю внизу не в унисон с ними, но им мешает отвращение, которое принципы на каком бизнесе ведется бизнес, вдохновляйте и обращайте на них внимание, или умирайте от отвращения, некоторые из них – самоубийцы. Какое лекарство? Они еще не видели, и тысячи молодых людей, полных надежды, теперь толпящихся к препятствиям на пути к карьере, еще не видят, что, если одинокий мужчина неуклонно опирается на свои инстинкты и так и остается, огромный мир вернется к нему. .Терпение – терпение; с оттенками всего хорошего и отличного для компании; и для утешения перспективами вашей собственной бесконечной жизни; а для работы – изучение и передача принципов, превалирование этих инстинктов, преобразование мира. Разве не быть [48] единицей – это главный позор в мире; не считаться одним персонажем; не для того, чтобы приносить тот особенный плод, который каждый человек был создан, чтобы приносить, но для того, чтобы его можно было исчислять в совокупности, в сотне или тысяче той партии, к которой мы принадлежим; а наше мнение предсказано географически, как на север, так и на юг? Не так, братья и друзья! Дай бог, с нашими не будет так.Мы будем ходить своими ногами; будем работать своими руками; мы будем говорить то, что думаем. Тогда человек больше не будет именем жалости, сомнений и чувственных удовольствий. Страх перед людьми и любовь к людям будут стеной защиты и венком радости вокруг всех. Впервые будет существовать нация людей, потому что каждый считает себя вдохновленным Божественной Душой, которая также вдохновляет всех людей.

Использование истории и злоупотребления ею в жизни Фридрих Ницше

Три отношения к истории

Ницше знакомит нас с двумя типами отношений с историей – историческим и неисторическим, изображая их самые преувеличенные карикатуры.

Неисторическая карикатура – это корова, которая едва может вспомнить свою предыдущую мысль, но невероятно счастлива из-за этого. Что является определяющим для счастья, так это «способность забывать или, выражаясь более научным языком, способность чувствовать неисторичность в течение его продолжительности. Тот, кто не может опуститься на пороге мгновения и забыть все прошлое, кто не может стоять в равновесии, как богиня победы, не испытывая головокружения и страха, никогда не узнает, что такое счастье ». Забывание занимает центральное место в счастье, потому что позволяет полностью погрузиться в настоящий момент: «оно ничего не скрывает и в каждое мгновение проявляется полностью таким, как оно есть; поэтому он может быть только честным ».Это сравнимо с хищной птицей, которая действует без свободы воли, и для нее это тем лучше, потому что ей не нужно было отчуждать и объективировать себя посредством мысли. Его инстинкты не подавляются самоконтролем, и его переживания не испорчены чрезмерным обдумыванием. Это просто так.

Историческая карикатура – это человек, который никогда не может забыть и вынужден постоянно помнить каждую деталь всех своих переживаний. Это не человек, обладающий только даром совершенной памяти, но тот, кто проклят постоянно держать это знание в центре своего сознания.У него не только не было бы способности быть счастливым, но ему также было бы очень трудно просто жить, потому что он был бы «обречен видеть повсюду состояние становления: такой человек больше не будет верить в свое собственное существо, будет больше не верил в себя, видел, как все распадается в движущихся точках, и терялся в этом потоке становления: как истинный ученик Гераклита, он в конце концов вряд ли осмелился бы пошевелить пальцем ». Подобно тому, как невозможно понять какой-либо смысл на статическом экране телевизора, даже если это состояние, в котором закодировано наибольшее количество информации, человек, который не может забыть, обременен столькими знаниями, что он не может понять смысл происходящего. Мир.Повсюду он видит бессмысленное «становление», которое перегружает его чувства. В отличие от коровы, он не может найти твердого, стабильного «существа», из которого он мог бы действовать с полным соответствием.

Неисторическое – способность забывать, подавлять, вводить в заблуждение, искажать – необходимо для жизни, потому что это единственное состояние, из которого мы можем действовать. «Таким образом, нам придется считать способность чувствовать до некоторой степени неисторически более жизненной и более фундаментальной, поскольку она составляет основу, только на которой может расти все здоровое, здоровое и великое, что-либо истинно человеческое.Неисторическое подобно атмосфере, в которой только может зародиться жизнь и с разрушением которой она должна исчезнуть ». С учетом сказанного, историческое – способность помнить, «думать, размышлять, сравнивать, различать» – составляет основу того, что значит быть человеком, потому что только благодаря ему мы улучшаемся и прогрессируем так, как животные. «Только благодаря силе использовать прошлое для жизненных целей и снова ввести в историю то, что было сделано и ушло, – человек стал человеком: но с избытком истории человек снова перестает существовать, и без этой оболочки того неисторического, что он никогда бы не начал и не осмелился бы начать ».

Мы уже подошли к главному направлению аргументации Ницше: «неисторическое и историческое в равной мере необходимы для здоровья человека, народа и культуры». Но в остальной части эссе последнее предостерегает больше, чем первое, по двум причинам. Во-первых, Ницше пишет и обращается к немецкому народу, который гордится историческим. Ницше исправляет дисбаланс, предупреждая об опасности неспособности забыть.Во-вторых, хотя эти две способности в равной степени необходимы, способность забывать в некотором смысле более фундаментальна: «можно жить почти без памяти и, более того, жить счастливо, как демонстрирует животное; но жить без забвения вообще невозможно ». Как уже очевидно, возможности Ницше при использовании слова «история» намного шире, чем просто прошлые события, а «жизнь» относится к гораздо большему, чем просто гражданское общество. История иногда означает исторические события, но часто относится к знаниям в целом.Точно так же слово «жизнь» часто используется для обозначения немецкого гражданского общества, но в самом широком смысле оно относится к фундаментальному онтологическому строительному блоку: «темной ненасытной силе, которая жаждет самой себя». Жизнь – фундаментальная сила Вселенной, ответственная за все творение и разрушение. То, что кажется трактатом об истории и гражданском обществе, по своей сути является манифестом, направленным на опровержение эпистемологии (знания) и коронной метафизики (жизни) как законной основы. Он направлен на то, чтобы найти лучший баланс между этими двумя силами, которые представлены историческим и неисторическим соответственно.

Есть два основных метода, в которых этот баланс структурирован: горизонт и пластическая сила. Горизонт – это преграда, мешающая унизительному знанию. Он создается способностью забывать и помнить: неисторическое и историческое. «То, что такая природа не может подчинить, она умеет забыть; его больше нет, горизонт закруглен и закрыт, и не остается ничего, что указывало бы на то, что за его пределами лежат люди, страсти, учения, цели ». Конечно, одни и те же знания, наносящие вред одному, могут не быть полезными для другого, в зависимости от пластических способностей человека.«Чтобы определить эту степень, а вместе с ней и границу, на которой прошлое должно быть забыто, чтобы оно не стало могильщиком настоящего, нужно точно знать, насколько велика пластическая сила человека, народа, культуры. это: под пластической силой я имею в виду способность развиваться из себя по-своему, трансформировать и включать в себя то, что было прошлым и чужим, лечить раны, заменять то, что было потеряно, воссоздавать сломанные формы ». Сила пластических способностей человека и расстояние до горизонта положительно коррелируют: «Чем прочнее самые сокровенные корни природы человека, тем легче он сможет ассимилировать и присвоить вещи прошлого; и самая могущественная и величественная природа характеризовалась бы тем фактом, что она вообще не знала бы границ, на которых исторический смысл начал бы подавлять ее; он притянет к себе и включит в себя все прошлое, свое собственное и самое чуждое ему, и как бы трансформирует его в кровь.«

Горизонт создан неисторической емкостью и исторической емкостью. Точно так же неисторическая емкость также частично отвечает за пластические способности. Только фундаментальная сила жизни может «развиваться из самого себя по-своему… лечить раны… восстанавливать утраченное… воссоздавать сломанные формы». Но есть еще одна конститутивная способность, отвечающая за пластические способности: синтез. Только посредством синтеза можно «преобразовать и включить в себя то, что было прошлым и чуждым».Таким образом, мы должны обратиться к третьему и последнему отношению к истории: сверхисторическому. Подобно тому, как историческое определяется воспоминанием, а неисторическое – забыванием, надисторическое определяется его способностью синтезировать.

Надисторическая способность к синтезу основана на особой форме мудрости, мудрости видеть, что история порождается неисторическим. Иными словами, только в неисторическом состоянии, напоминающем корову, когда человек не думает о последствиях, справедливости или чем-то еще, он имеет прямой доступ к той безмерной силе жизни, которая одна достаточно сильна, чтобы творить историю.Эта мудрость признает «основным условием всех событий [как] слепоту и несправедливость в душе того, кто действует». Ницше уточняет:

Это состояние, при котором человек наименее способен быть справедливым; ограниченный, неблагодарный к прошлому, слепой к опасностям, глухой к предостережениям, он – маленький вихрь жизни в мертвом море тьмы и забвения; и все же это состояние – неисторическое, насквозь антиисторическое – является маткой не только несправедливых, но и всех справедливых поступков; и ни один художник не напишет свою картину, ни один генерал не добьется своей победы, ни один народ не достигнет своей свободы, не желая сначала и не стремясь к ней в неисторических условиях, подобных описанным.Как действующий, по словам Гете, всегда без совести, так и он всегда без знания; он забывает большинство вещей, чтобы сделать что-то одно, он несправедлив по отношению к тому, что стоит за ним, и он признает права только на то, что сейчас должно произойти, и никаких других прав вообще. Таким образом, тот, кто действует, любит свой поступок бесконечно больше, чем он заслуживает, чтобы его любили: и лучшие дела совершаются в таком изобилии любви, что, даже если бы их ценность была неисчислимой в других отношениях, они все же должны быть недостойными этой любви.

Генератор истории – это обманчивое состояние одержимости, которое не обязательно несправедливо, но ортогонально справедливости, потому что оно просто проявляет свое бытие, не задумываясь. Эта мудрость лежит в основе синтеза, потому что: «она позволяет нам осознать, насколько не подозревали даже величайшие и высшие духи нашей человеческой расы о случайной природе формы, принимаемой глазами, через которые они видят и через которые они заставляют каждого видеть – принуждать, то есть потому, что интенсивность их сознания исключительно велика.Тот, кто не понял этого совершенно определенно, и во многих случаях будет порабощен появлением могущественного духа, который воплощает в данной форме самое страстное обязательство ». Исторический человек, не постигающий этой мудрости, трепещет перед великими историческими персонажами – Наполеонами и Сезарами. Они считают, что единственное верное объяснение их величия должно исходить от необъяснимого «могущественного духа». Как должен синтезировать исторический человек, если его история управляется мифическими фигурами, источник силы которых неописуем? Сверхисторический человек знает лучше: единственная причина, по которой они могут принуждать, – это «интенсивность их сознания», насколько они неисторичны.И даже эта диспозиция создана «случайно». Эти великие фигуры становятся демифологизированными. История через призму надисторического больше не населен набором мифических фигур, а скорее силами и законами, которые случайно порождают эти великие фигуры, которые продвигают ее вперед. Благодаря этой мудрости сверхисторический человек «действительно навсегда излечится от слишком серьезного отношения к истории». Именно это неуважение к истории, как ее поклоняется исторический человек, позволяет сверхисторическому человеку синтезировать, проводить параллели и сравнения между великими личностями и событиями, которые историческому человеку показались бы бессмысленными и кощунственными.Супраисторическое – это то, что уводит «взгляд от становления [владения исторического человека] к тому, что наделяет существование характером вечного и стабильного, к искусству и религии».

Демифологизируя историю, надисторическое может свободно исследовать ее и исследовать самые фундаментальные силы внутри нее. Его естественно тянет синтезировать, видеть сходство там, где исторический человек видит различие. «Прошлое и настоящее суть одно, то есть со всем своим разнообразием, тождественным во всем типичном, и, как вездесущность нетленных типов, неподвижная структура ценности, которая не может измениться, и значение, которое всегда одно и то же. .Подобно тому, как сотни различных языков соответствуют одним и тем же типично неизменным потребностям человека, так что тот, кто понимает эти потребности, не сможет узнать что-либо новое ни на одном из этих языков, так и сверхисторический мыслитель созерцает историю народов и людей из внутри, прозорливо угадывая первоначальное значение различных иероглифов и постепенно даже устало избегая бесконечного потока новых знаков: ибо как не может нескончаемый избыток событий не доводить его до пресыщения, сверхсытости и, наконец, до тошноты »!

В этом заключается опасность надисторического.Если синтез преувеличен, если человек слишком много видит сходства, мудрость превращается в тошноту из-за высокомерия, будто человек видел все под солнцем. Доведенный до крайности: «зритель с этой точки зрения больше не чувствовал соблазна продолжать жить или принимать участие в истории». Таким образом, неисторическая способность действия должна ограничивать надисторическую способность синтеза производить сильные пластические способности, точно так же, как неисторическая способность забывания должна ограничивать историческую способность запоминания для оптимального горизонта.

Любой здоровый организм требует сильной пластической силы и оптимального кругозора. В Германии Ницше нет ни того, ни другого из-за ее фиксации на историческом. Историческое стремление развращает неисторическую силу жизни и из-за этого развращает саму себя, поскольку хорошая история может проявиться только через интерпретацию великой фигуры от того, кто полон жизни. «Ибо, когда [историческая сила] достигает определенной степени избытка, жизнь рушится и вырождается, и в результате этого вырождения сама история тоже в конце концов вырождается».Более того, без неисторической силы жизни, уравновешивающей сверхисторическую силу, последняя становится все более и более тошнотворной.

Мы должны продолжить обсуждение полезности истории для жизни, прежде чем мы сможем обсудить, как она может быть вредной для жизни: «Однако, что жизнь нуждается в услугах истории, необходимо осознать так же твердо, как и утверждение. , что будет продемонстрировано позже, что избыток истории вреден для живого человека ».

Три использования истории

История полезна для человека тремя способами, и мы должны понимать эти способы использования как условные, чтобы они не проявлялись в пагубных последствиях. эффекты.

Каждый из трех существующих видов истории принадлежит определенной почве и определенному климату, и только к нему: в любом другом он превращается в опустошительный сорняк. Если человек, который хочет сделать что-то великое, вообще нуждается в прошлом, он присваивает его с помощью монументальной истории; он же, с другой стороны, любит упорствовать в привычном и почитаемом древности, стремится к прошлому как историк-антиквар; и только тот, кто угнетен нынешней потребностью и кто хочет сбросить это бремя любой ценой, нуждается в критической истории, то есть истории, которая судит и осуждает.Бездумная пересадка этих растений причиняет много вреда: критик без нужды, антиквар без благочестия, человек, признающий величие, но не умеющий сам делать великие дела, являются такими растениями, отчужденными от своей материнской почвы и выродившимися в сорняки.

Монументальная история

Монументальная история предназначена для «человека дела и силы, [для] того, кто ведет великую битву, кому нужны образцы, учителя, утешители и который не может найти их среди своих современников».Его цель – не его собственное процветание, а процветание нации или человечества в целом. Он испытывает глубокий оптимизм и веру в условия человеческого существования, поскольку рассматривает историю как эпический пейзаж, соединенный вершинами великих фигур. Поскольку он мыслит категориями продолжения и происхождения, его может мотивировать только то, что непреходяще: слава.

По большей части его не манит награда, если только это не слава, то есть ожидание почетного места в храме истории, где он, в свою очередь, может быть учителем, утешителем и наставником для приходящих после него.Ибо заповедь, которая управляет им, такова: то, что в прошлом могло расширить понятие «человек» и сделать его более красивым, должно существовать вечно, чтобы иметь возможность выполнять это вечно. Что великие моменты в борьбе человеческой личности составляют цепь, что эта цепь объединяет человечество на протяжении тысячелетий, как цепь человеческих горных вершин, что вершина такого давнего момента будет для меня все еще живым, ярким и ярким. великий – вот основная идея веры в человечество, которая находит выражение в требовании монументальной истории.

Мотивация монументальной истории проистекает из того факта, что она показывает, что было сделано:

Предположим, кто-то считает, что потребуется не более сотни человек, образованных и активно работающих в новом духе, чтобы покончить с фальшивая форма культуры, которая только что стала модой в Германии, насколько это укрепило бы его, если бы он осознал, что культура Возрождения выросла на плечах именно такой группы из сотни человек.

И мотивировать это должно, чтобы противостоять огромному сопротивлению, встреченному на монументальном пути, пути, который «ведет через человеческий мозг». Кроме человека силы и поступков, «все остальное, что живет, плачет. Нет. Монументальное не может возникнуть – это контр-слово. Апатичная привычка, все низкое и мелкое, заполняющее каждый уголок земли и вздымающееся вокруг всего великого, как тяжелое дыхание земли, бросается на путь, по которому величие должно идти своим путем к бессмертию и тормозить, обманывает, душит и душит ».

Вклад монументальной истории заключается в этой способности мотивировать: она показывает, что прошлое достойно подражания и что его можно подражать и повторять. Для этого он должен упростить или полностью игнорировать причины и нарисовать историю как серию следствий самих по себе. Это делает прошлое достойным подражания, потому что оно подчеркивает великие дела, а не, возможно, менее чем эпические условия, которые их создали. Это позволяет имитировать прошлое, потому что оно покрывает огромный набор условий, находящихся вне контроля актера, которые были необходимы для того, чтобы эти дела стали реальностью.

Придется всегда иметь дело с приближениями и общими фразами, чтобы все непохожее выглядело похожим; ему всегда придется уменьшать различия мотивов и побуждений, чтобы демонстрировать эффект монументально, то есть как нечто образцовое и достойное подражания, за счет причинных причин: так, чтобы, поскольку он, насколько это возможно, игнорирует причины это можно было бы с небольшим преувеличением назвать совокупностью самих по себе эффектов », событий, которые окажут влияние на все будущие эпохи.

«Монументальная история обманывает аналогиями: соблазнительным сходством она вдохновляет отважных на безрассудство, а вдохновленных на фанатизм». Устраняя разнообразные причины и условия прошлого, он вдохновляет обманом. Таким образом, опасно, если этот способ истории не уравновешивается двумя другими:

Пока душа историографии находится в великих стимулах, которые человек власти черпает из нее, пока прошлое должен быть описан как достойный подражания, подражаемый и возможный во второй раз, он, конечно, несет в себе опасность стать несколько искаженным, украшенным и приближающимся к свободному поэтическому изобретению; действительно, были эпохи, которые были совершенно неспособны отличить монументальное прошлое от мифического вымысла, потому что из одного мира могут быть получены точно такие же стимулы, как и из другого … Если, следовательно, монументальный способ рассмотрения истории господствует над другими способами – я имею в виду антикварным и критическим – само прошлое страдает от вреда: целые его части забываются, презираются и уносятся непрерывным бесцветным потоком, и только отдельные приукрашенные факты поднимаются из него, как острова: в немногих видимых личностях есть что-то странное и неестественное, вроде золотого бедра, которое, как предполагали ученики Пифагора, они видели у своего хозяина.

Более того, монументальная история разрушительна не только в руках сильных мира сего как инструмент для продолжения кровопролития и завоеваний, но может быть даже опасна в руках слабых. Из-за негодования слабые превращают памятники прошлого в канон, подавляющий нынешнее величие:

Ибо они не желают видеть новое величие: их средство предотвратить это – сказать: «Вот, величие уже существует!» На самом деле , их так же мало заботит это величие, которое уже существует, как и то, что возникает: их жизни – свидетельство этого.Монументальная история – это маскарадный костюм, в котором их ненависть к великим и могущественным людям своего времени замаскирована как пресыщенное преклонение перед великими и могущественными прошлыми веками и приглушена, в которой они обращают реальный смысл этого способа рассмотрения истории в свое. противоположный; осознают они это или нет, но действуют так, как будто их девиз: пусть мертвые хоронят живых.

Антикварная история

Антикварная история предназначена для человека, который, в отличие от монументального, оглядывается назад с чувством благочестия к прошлому, основанным на уважении к настоящему.Он служит жизни двумя способами. Во-первых, он сохраняет то, что хорошо от древности, он увековечивает желаемые условия, в которых человек вырос. Во-вторых, это заставляет людей чувствовать себя оправданными в своем существовании: «удовлетворение от дерева в его корнях, счастье от осознания того, что он не является полностью случайным и произвольным, но вырос из прошлого как его наследник, цветок и плод, а этот – Таким образом, существование оправдывается и даже оправдывается – это то, что сегодня обычно обозначается как подлинный смысл истории ».

Для этого история снова должна быть искажена. Фактически, независимо от типа истории, «пока изучение истории служит жизни и направляется жизненными побуждениями, само прошлое страдает». Поле зрения должно быть сужено до важных моментов в родословной, и даже они представлены изолированно, без контекста. Его слепо хвалят просто потому, что это «мы» без каких-либо стандартов, по которым мы можем судить или измерить:

Антикварное чувство человека, сообщества, целого народа всегда имеет чрезвычайно ограниченное поле зрения; большую часть того, что существует, он вообще не воспринимает, а то немногое, что видит, он видит слишком близко и изолированно; он не может соотносить то, что видит с чем-либо еще, и поэтому придает всему, что видит, равное значение и, следовательно, слишком большое значение для каждой отдельной вещи.Отсутствует такое различение ценностей и такое чувство меры, которое позволяло бы проводить различие между вещами прошлого таким образом, чтобы отдавать им должное; их мера и пропорция всегда та, что дана им при взгляде назад антикварной нации или личности. Это всегда чревато одной очень непосредственной опасностью: все старое и прошлое, что вообще попадает в поле зрения, в конце концов мягко рассматривается как одинаково достойное почтения, тогда как все, что не относится к этой древности с благоговением, то есть все новое и эволюционирует, отвергается и преследуется.Таким образом, даже греки терпели иератический стиль в своих пластических искусствах, помимо свободного и великого; позже, правда, они не просто терпели приподнятый нос и морозную улыбку, но даже сделали из этого культ. Когда чувства людей ожесточаются таким образом, когда изучение истории служит жизни прошлого таким образом, что подрывает продолжающуюся и особенно высшую жизнь, когда историческое чувство больше не сохраняет жизнь, а мумифицирует ее, тогда дерево постепенно отмирает неестественным образом сверху вниз к корням – и в конце концов, как правило, погибают и сами корни.Сама антикварная история вырождается с того момента, как она перестает вдохновляться свежей жизнью настоящего. Его благочестие угасает, привычка к учености продолжается без него и вращается в эгоистическом самоудовлетворении вокруг своей оси.

Ницше предполагает, что естественное качество антикварной истории – боготворить прошлое без каких-либо оговорок – опасно, потому что оно не дает нам никаких стандартов дискриминации. Единственной мерой ценности становится возраст, а это противоположно любой форме творения.Как только антикварная история погружается в это поклонение прошлому, страдает сама жизнь, а вместе с ней и сама жизнь. Антикварная история страдает, потому что в настоящем больше нет энергии или надежды, которые стоило бы оправдать. Дерево неестественно погибает от веток. Даже когда антикварная история не вырождается как таковая, она все еще опасна для жизни: «ибо она знает только, как сохранить жизнь, но не как ее породить; он всегда недооценивает то, что становится, потому что у него нет инстинкта предугадывать это – как, например, монументальная история.Таким образом, это препятствует любой твердой решимости попробовать что-то новое, таким образом парализует человека действия, который, как тот, кто действует, желает и часто должен проявлять то или иное благочестие ».

Критическая история

Критическая история предназначена для человека, который угнетен текущими условиями и стремится к радикальному отрыву. Он судит прошлое, принося его в суд и изгоняя. «Здесь судит не справедливость; еще меньше милосердия выносит приговор: это одна жизнь, эта темная, движущая сила, которая ненасытно жаждет самой себя.Его приговор всегда безжалостен, всегда несправедлив, потому что он никогда не исходил из чистого источника знания; но в большинстве случаев приговор был бы таким же, даже если бы он был вынесен самим правосудием ». Поскольку историю создает неисторическое, несправедливое, вся история была бы отвергнута, если бы она подвергалась суду справедливости, а тем более менее беспристрастному суду жизни.

Вместо этой отвергнутой истории мы придаем другой характер и поведение, как если бы мы произошли из более справедливой истории:

Лучшее, что мы можем сделать, – это противостоять нашей унаследованной и наследственной природе с помощью наших знаний, и посредством новой строгой дисциплины бороться с нашим врожденным наследием и внедрять в себя новую привычку, новый инстинкт, вторую природу, так что наша первая природа увядает.Это попытка дать себе, как бы апостериори, прошлое, в котором человек хотел бы возникнуть, в противоположность тому, в котором он произошел: – всегда опасная попытка, потому что так трудно узнать предел отрицания прошлое и потому что вторая натура обычно слабее первой.

Опасность этого типа истории очевидна: мы отвергаем слишком много, наши замены хуже, или мы не можем полностью оторваться.

Объективность как неправильное использование истории

Все вышеперечисленные способы истории можно использовать и неправильно использовать, но по сути все они находятся в рамках структуры, которая рассматривает историю как службу жизни.Неправильное использование представляет собой простое отклонение от этого идеала:

Что это естественная связь эпохи, культуры, нации с ее историей – вызванная голодом, регулируемая степенью ее потребности, удерживаемая в рамках присущей ей пластические силы – это знание прошлого во все времена желалось только для служения будущему и настоящему, а не для ослабления настоящего или для лишения сильного будущего его корней: все это просто, как истина проста и сразу станет очевидной даже для того, кто не продемонстрировал ее историческими доказательствами.

Современность породила четвертый вид истории – объективную историю. Для него характерно стремление к истории ради самой себя или, точнее, за счет жизни:

И то, что мы видим, несомненно, является звездой, сверкающей и великолепной звездой, вставшей сама собой, созвездие действительно было изменено. – наукой, требованием, чтобы история была наукой. Теперь только требования жизни больше не господствуют и не ограничивают знания прошлого: теперь все границы разрушены, и все, что когда-либо было, обрушивается на человечество.Все перспективы были перенесены обратно в начало всего становления, обратно в бесконечность. Такого грандиозного зрелища, как наука всеобщего становления, история, которую теперь демонстрирует, никогда прежде не видели ни одно поколение; хотя он демонстрирует это, разумеется, с опасной смелостью своего девиза: fiat veritas, pereat vita (пусть процветают знания, а жизнь погибает).

Это не просто извращение трех предыдущих режимов истории, поскольку оно действует в рамках, ортогональных жизни.Его отличительной чертой является то, что он ищет знания ради самих себя и, следовательно, бесконечным и ненасытным образом. Следующие несколько разделов посвящены исследованию последствий объективной истории:

Перенасыщение эпохи историей кажется мне враждебным и опасным для жизни в пяти отношениях: такой избыток создает тот контраст между внутренним и внешним, который мы только что обсудили и тем самым ослабляют личность; это заставляет эпоху вообразить, что она обладает редчайшими добродетелями, справедливостью, в большей степени, чем любая другая эпоха; он разрушает инстинкты людей и мешает отдельному человеку не меньше, чем целому в достижении зрелости; он насаждает в пожилом возрасте человечество вредную в любое время веру в то, что человек является опоздавшим и эпигоном; оно приводит веку к опасному настроению иронии по отношению к самому себе, а затем к еще более опасному настроению цинизма: однако в этом настроении он все больше и больше развивает благоразумный практический эгоизм, из-за которого силы жизни парализованы и ослаблены. последний уничтожен.

Ослабленная личность

Следствием объективной истории является несварение желудка: у немцев слишком много и несовместимых внутренних знаний, так что они не могут их синтезировать. Это несварение приводит к «наиболее характерному качеству современного человека: замечательной противоположности между интерьером, который не соответствует никакому экстерьеру, и экстерьером, который не соответствует никакому интерьеру, – антитезе, неизвестной народам прежних времен». Ницше проводит различие между формой / внешним / живым и содержанием / внутренним / знанием и утверждает, что между ними существует нехарактерное несоответствие.

Например, немцы – один из самых образованных людей, но сами они еще не создали много культуры: «это вообще не настоящая культура, а всего лишь своего рода знание культуры; у него есть представление о культуре и чувство к ней, но из них не возникает подлинных культурных достижений ». Точно так же он пишет в эпоху, когда философских знаний больше, чем когда-либо, но никто по-настоящему не воплощает философскую жизнь: «Никто не осмеливается воплотить в себе философский закон, никто не живет философски с той простой верностью, которая сдерживала человека. античности, чтобы вести себя как стоик, где бы он ни был, что бы он ни делал, после того, как подтвердил свою верность Стоа.Все современные философские рассуждения являются политическими и официальными, ограниченными правительствами, церквями, академиями, обычаями и трусостью людей до появления учености ».

Несоответствие между населенным внутренним миром знания и несуществующим внешним миром жизни, которое Ницше приписывает объективной истории: «Знание, потребляемое большей частью без голода по нему и даже вопреки чьим-то потребностям, теперь больше не действует. как средство преобразования внешнего мира, но остается скрытым в хаотическом внутреннем мире, который современный человек с любопытной гордостью описывает как свое уникальное внутреннее состояние ».

Это несоответствие возникает из-за того, что «история может переноситься только на сильных личностях, слабые полностью погашены на ней. Причина в том, что история путает чувства и чувствительность, когда они недостаточно сильны, чтобы самостоятельно оценить прошлое. Тот, кто больше не смеет доверять себе, но невольно спрашивает историю: “ Как я должен относиться к этому? ”, Обнаруживает, что его робость постепенно превращает его в актера и что он играет роль, обычно действительно много ролей, и поэтому играет их плохо и внешне ».То есть, используя уже разработанный нами словарь, нужно иметь достаточно сильный набор пластических способностей, прежде чем расширять свой кругозор. В противном случае люди слышат слишком много разных голосов в истории и не уверены, какой из них правильный. Затем они начинают разыгрывать персонажей, которые им кажутся идеальными. Возможно, это не было большой проблемой в древности, где исторические знания были настолько ограничены, потому что их искали только для жизни, и поэтому было очень мало персонажей, которые можно было воплотить.Но множество характеров и добродетелей, выявленных объективной историей, парализует слабых. Таким образом, «внутренняя часть немцев может быть в высшей степени восприимчивой: серьезной, могущественной, глубокой и, возможно, даже более богатой, чем у других наций; но в целом он остается слабым, потому что все эти прекрасные нити не скручены вместе в мощный узел: так что видимый акт – это не акт и самооткровение всего этого внутреннего, а лишь слабая или грубая попытка часть одной или другой из этих нитей, чтобы выдать себя за целое ».

Объективная история не только обнажает и усугубляет слабые личности, но и слабые личности предпочитают объективную историю этим другим способам. По словам Ницше, слабые – это «раса евнухов, и для евнуха одна женщина подобна другой, просто женщина, женщина сама по себе, вечно неприступная» – и поэтому безразлично, что они делают, пока история сам по себе остается красивым и «объективным», имея в виду, что те, кто хочет сохранить его таким, навсегда неспособны сами творить историю ».Цель лучше называть «вечно беспредметной», потому что в этот момент знание никогда не может снова вызвать эффект, оно может никогда не повлиять на жизнь и действия, потому что любая история просто остается внутри внутреннего содержания слабой личности и не влияет на ее внешнюю форму. . «Можно делать добрые и правильные дела, как поступки, стихи, музыку: выдолбленный культурный человек сразу смотрит за пределы произведения и спрашивает об истории его автора». Они предпочитают эту историю, потому что она снимает с них ответственность за действия.Действительно, никакая история не производит никаких действий, только критика, остающаяся во внутренней сфере.

Историческая культура наших критиков больше не допускает какого-либо воздействия в собственном смысле слова, то есть воздействия на жизнь и действия: их промокательная бумага сразу опускается даже на самый черный текст и на самый черный текст. изящным дизайном они размазывают свои толстые мазки, которые должны рассматриваться как исправления: и на этом снова конец.Но их критические ручки никогда не перестают течь, потому что они потеряли контроль над ними и вместо того, чтобы направлять их, направляются ими. Именно в этой неумеренности своих критических излияний, в отсутствии самоконтроля, в том, что римляне называют импотенцией, современная личность выдает свою слабость.

Поскольку это несоответствие между формой и содержанием, это бессилие действия происходит прежде всего из-за неудобоваримости самого содержания, Ницше считает, что первоочередной задачей является разрешение ситуации путем объединения немецкой мысли:

Я должен представить помощь, это высшее единство в природе и душе людей должно быть снова создано, этот разрыв между внутренним и внешним должен снова исчезнуть под ударами молотка необходимости.Но какое оружие он может использовать? Что у него есть, но опять же, его профессионал нашел понимание: распространяя его и засевая с полными руками, он надеется внедрить потребность: и из сильной потребности однажды возникнет решительное дело. И чтобы не оставлять сомнений в источнике моего примера этой потребности, этой необходимости, этого восприятия, позвольте мне прямо сказать, что мы стремимся к германскому единству в том высшем смысле, и стремимся более горячо, чем мы делаем это для политического воссоединение, единство немецкого духа и жизни после отмены противоположности формы и содержания, внутреннего и условного.

Иллюзия справедливости

Ницше критикует идею о том, что объективная история позволяет современным историкам быть более справедливыми.

Он сначала вызывает подозрение, указывая на то, что большинство людей, ищущих объективную истину в наши дни, руководствуются не справедливостью, а скорее «целым рядом самых разных побуждений – любопытством, бегством от скуки, завистью, тщеславием, стремлением к развлечениям и т. Д. Например”. Как истина может привести к справедливости, если справедливость никогда не была целью?

Более того, недостаточно даже иметь волю к справедливости в поисках истины, нужно быть достаточно сильным, чтобы судить.«Но только превосходящая сила может судить, слабость должна терпеть, если она не должна лицемерно притворяться силой и не превращать судью, выносящей приговор, в актера». Он уточняет, возможно, со ссылкой на бедствия рабской морали: «самые ужасные страдания, перенесенные человечеством, исходили именно от тех, кто одержим его побуждением к правосудию, но лишен силы суждения». Центральная идея здесь заключается в том, что необоснованное суждение, как правило, коренится не в справедливости, а в других побуждениях, таких как негодование.И даже когда это действительно так, слабый судья наносит ущерб институту правосудия, потому что он может играть только роль актера.

Его критика углубляется: быть объективным на самом деле означает исследовать прошлое через текущие ценности и, следовательно, сводить его к настоящему:

И совершенно не считая тех совершенно легкомысленных людей, которые, когда они пишут историю, делают это наивно. убежденность в том, что все популярные взгляды людей их возраста являются правильными и справедливыми и что писать в соответствии с взглядами их возраста – это то же самое, что быть справедливым; вера, в которой живет каждая религия и которая в случае религий не нуждается в дополнительных комментариях.Эти наивные историки называют оценку мнений и поступков прошлого в соответствии с повседневными стандартами настоящего момента «объективностью»: именно здесь они открывают канон всякой истины; задача – приспособить прошлое к современной тривиальности.

Даже когда историк избегает ловушки культурной субъективности, момент объективного наблюдения на самом деле является актом субъективного творчества. Факты по-прежнему требуют, чтобы субъект был объединен в постижимое целое, и именно в этом синтезе просачивается субъективность историка:

И не может ли иллюзия проникнуть в слово «объективность» даже в его высшей интерпретации? Согласно этой интерпретации, это слово означает состояние историка, которое позволяет ему наблюдать событие со всеми его мотивами и последствиями настолько чисто, что оно вообще не влияет на его собственную субъективность: это аналогично эстетическому феномену отстранения от личный интерес, с которым художник видит в бурном пейзаже с громом и молнией или в волнующемся море только их картину внутри себя, явление полного погружения в сами вещи: однако суеверие, что картина, которая эти вещи вызывают в человеке, обладающем такой склонностью, истинное воспроизведение эмпирической природы самих вещей.Или предполагается, что в этот момент вещи как бы выгравированы, подделаны, фотографируются своим собственным действием на чисто пассивном носителе?

Это была бы мифология, да еще плохая мифология: и при этом забывается, что этот момент как раз самый сильный и самый спонтанный момент творения в глубине художника, момент композиции высочайшего сорта. , результатом которого может быть художественно правдивая картина, но не может быть исторически правдивой.Объективно думать об истории таким образом – безмолвный труд драматурга; иными словами, думать обо всех вещах в отношении всех других и вплетать изолированное событие в целое: всегда с предпосылкой, что, если единство плана еще не присуще вещам, оно должно быть имплантировано в них. Таким образом, человек оплетает прошлое своей паутиной и покоряет его, тем самым выражая свое творческое стремление, но не стремление к истине или справедливости. Объективность и справедливость не имеют ничего общего друг с другом.

В этом заключается двоякая критика Ницше претензии объективности на справедливость. Стремление к объективности не только не имеет ничего общего со справедливостью, но и объективность сама по себе является фасадом, всего лишь замаскированной радикальной субъективностью. Верить в то, что связь существует, означает «верить в то, что тот, для кого момент прошлого ничего не значит, является подходящим человеком для его описания».

Он не сетует на то, что мы не можем достичь цели, а вместо этого советует нам просто читать историю через призму самой достойной точки зрения: точки зрения «высшего человека».Ибо только тот, кто создал историю, знает, что в ней сохранить:

Если вы осмеливаетесь истолковать прошлое, вы можете сделать это только при самом полном напряжении энергии настоящего: только когда вы проявите Ваши самые благородные качества во всей их силе позволят вам угадать, что стоит знать и сохранять в прошлом. Нравится любить! В противном случае вы привлечете к себе прошлое. Не верьте историографии, которая исходит не из головы самых редких умов; и вы познаете качество разума, когда он обязан выразить что-то универсальное или повторить что-то общеизвестное: настоящий историк должен обладать способностью напоминать об универсально известном чем-то, о чем никогда раньше не слышали, и так просто выражать универсальное. и глубоко то, что простота теряется в глубине и глубина в простоте … Подводя итог: история написана опытным и превосходным человеком.Тот, кто не испытал большего и более возвышенного, чем другие, не будет знать, как интерпретировать великие и возвышенные вещи прошлого. Когда говорит прошлое, оно всегда говорит как оракул: только если вы архитектор будущего и знаете настоящее, вы его поймете. Чрезвычайная степень и степень влияния, оказываемого Дельфами, в настоящее время объясняются главным образом тем фактом, что дельфийские жрецы точно знали прошлое; теперь было бы правильно сказать, что только тот, кто конструирует будущее, имеет право судить прошлое.

Способность напоминать всем известное в инопланетянах представляет собой необычную способность вырваться из культурных ограничений. В самом деле, Ницше обещает, что, если бы мы увидели мир великих людей, главный урок, который мы извлекли бы, – это бежать от нынешней культуры и бросать ей вызов:

Если, с другой стороны, вы приобретете живое знание истории великих людей, вы узнаете из него высшую заповедь: стать зрелым и бежать от парализующего воспитания нынешней эпохи, которое видит свое преимущество в предотвращении вашего роста, чтобы править и эксплуатировать вас в полной мере, пока вы еще незрелы. .И если вам нужны биографии, желайте не тех, на которых есть легенда «Такой-то и его возраст», а тех, на титульном листе которых будет стоять «борец против своего возраста». Насыщите свою душу Плутархом и, когда вы верите в его героев, дерзайте в то же время поверить в себя. С сотней таких людей, воспитанных таким несовременным образом, то есть ставших зрелыми и привыкших к героическому, вся шумная фиктивная культура нашего времени теперь может быть навсегда заткнута.

Невозможность зрелости

Объективная история, в отличие от трех ее законных аналогов, исключительно деконструктивна и совсем не конструктивна.Критик стремится к радикальному изменению, антиквар создает продолжение, а монументальный – к чему-то великому. Объективу нечего предложить, потому что объективность ставит знание выше жизни, изгоняя последнюю на обвинения в субъективности, и тем самым удаляет единственную силу, из которой мы можем конструировать.

Цель деконструктивна, потому что, как мы уже обсуждали, история развивается благодаря несправедливой, неисторической силе жизни. Таким образом, простого «объективного» отречения достаточно, чтобы выдать себя за суждение: «историческая проверка всегда выявляет столько ложного, грубого, бесчеловечного, абсурдного, жестокого», потому что именно так история развивается.Это даже не для того, чтобы вызвать критическую ауру эпохи Ницше.

Деконструктивная сила без реконструкции просто разрушает, потому что она деконструирует иллюзию, которая нам нужна для создания. «Все живые существа требуют атмосферы вокруг себя, таинственного туманного пара; если они лишены этой оболочки, если религия, искусство, гений обречены вращаться как звезда без атмосферы, мы не должны больше удивляться, если они быстро увянут, станут твердыми и бесплодными. То же самое и со всеми великими делами, «которые никогда не увенчаются успехом без каких-либо иллюзий», как говорит Ганс Закс в Meistersinger ».В конечном счете, «тот, кто разрушает иллюзии в себе и других, наказывается природой, жесточайшим тираном».

Некоторые птицы ослеплены, чтобы петь было красивее; Я не думаю, что современные люди поют лучше своих дедов, но я знаю, что они были ослеплены. Однако средство, печально известное средство, используемое для их ослепления, слишком яркое, слишком внезапное, слишком изменчивое.

Ницше имел в виду, что есть некоторые, а именно неисторические люди, которые ослеплены без знания, но в результате живут более полно.В неисторическом есть жизнь без знания. Конечно, есть и не ослепленные, обладающие безмерной мудростью, но не живущие столь же бодро. В супраисторическом есть знание без жизни. Но люди сегодняшнего дня, исторические, ослеплены без знания, и все же они не живут полноценно, потому что они ослеплены не тьмой, а подавляющей информацией. Сверхисторические не живут, потому что они мудры и довольны, исторические не живут, потому что они потеряны.

Именно из-за этого ослепляющего объема знаний человек должен отказаться от всех систем ценностей и, наконец, вернуться к глупости:

Мы чувствуем, что одно звучит иначе, что одно производит другой эффект, чем другой. : все больше и больше терять это чувство странности, больше не сильно удивляться чему-либо, наконец, быть довольным всем – это, без сомнения, называется историческим смыслом, исторической культурой.Говоря без эвфемизма: масса притока настолько велика, что странные, варварские и жестокие вещи, которые давят на юную душу, делают это с такой подавляющей силой, что ее единственное убежище – умышленная глупость.

Это вызывает чувство отвращения. Это отвращение происходит от парализующего релятивизма. Поскольку мы не знаем, что нам нравится и что не нравится, у нас нет твердой причины выбирать какую-либо точку, с которой мы можем проявить свое существо и жить полноценной жизнью. Мы чувствуем себя случайными, произвольными и неоправданными.Таким образом, это отвращение в первую очередь является отвращением к себе:

Там, где было более сильное и более тонкое осознание, несомненно, появилась и другая эмоция: отвращение. Молодой человек стал бездомным и сомневается во всех понятиях и обычаях. Теперь он знает: все возрасты разные, неважно, какой ты. В меланхолическом безразличии он позволяет мнению за мнением проходить мимо него, и он понимает, что чувствовал Гельдерлин, когда читал Диогена Лаэртия о жизни и учении греческих философов: “ Я снова обнаружил здесь то, что часто обнаруживал раньше, а именно мимолетность и изменчивость. человеческих мыслей и систем кажутся мне почти более трагичными, чем судьбы, которые одни обычно называются реальными.

Пассивность

Распространение исторической культуры – признак того, что эпоха считает себя старым, опоздавшим, эпигоном. Потому что оба действуют в предположении, что лучшее уже позади, и теперь пришло время поразмыслить и судить: «Существует соответствующее старческое занятие: оглядываться назад, рассчитывать, завершать счета, искать утешения через вспоминание того, что произошло. был”.

В этой идее, что человечество приходит в упадок, что все примечательные события произошли, что настало время суда, скрывается скрытая христианская идея о том, что «конец света приближается, что мы со страхом ожидаем Страшного суда».Опасность христианства состоит в том, что оно утверждает, что мы находимся слишком поздно, чтобы что-то сделать, а все важное уже произошло. «Строгие и глубоко серьезные размышления о бесполезности всего, что произошло, о том, что мир созрел для суждения, рассеивается в скептическом отношении, что в любом случае хорошо знать обо всем, что произошло, поскольку это слишком поздно делать что-нибудь лучше ».

Религия, которая из всех часов человеческой жизни считает последние самыми важными, которая пророчит конец всей жизни на земле и осуждает всех, кто доживает до пятого акта трагедии, вполне может вызывать самые глубокие и благородные силы, но это враждебно по отношению ко всем новым насаждениям, смелым экспериментам, свободным устремлениям; он сопротивляется всякому бегству в неизвестность, потому что он там ни на что не любит и ни на что не надеется: он позволяет тому, что становится, пробиваться вверх только с неохотой, а затем, когда приходит время, он приносит это в жертву или откладывает в сторону как соблазнитель существования, как лжец относительно ценности существования.

Ницше признает, что Германия действительно является, прежде всего, наследницей великих классических культур. И в этом положении есть четыре разных образа жизни.

Во-первых, мы воплощаем классический мир прежде, чем ставим перед собой цель превзойти его. На данный момент это побуждение явно неисторическое.

Второе – быть достойным подражателем и наследником, хорошо практиковать антикварную историю. «Мысль о том, чтобы быть эпигонами, которая часто может быть болезненной, также способна вызвать великие последствия и великие надежды на будущее как у человека, так и у нации, при условии, что мы считаем себя наследниками и преемниками удивительных сил. древности и увидьте в этом нашу честь и нашу шпору ».

Третий – практиковать искаженную версию антикварианства, которую, я полагаю, он назвал бы христианским сознанием. В нем история важнее жизни, воспоминания важнее жизни. Это иронично, потому что, поскольку они только помнят, они перестают жить, и их единственный акт воспоминания перестанет продолжаться, потому что у них недостаточно жизни, чтобы произвести своих собственных наследников, которые будут помнить их: «То, что я не имею в виду, поэтому , состоит в том, что мы должны жить бледными и низкорослыми потомками сильных рас, хладнокровно продлевающих свою жизнь, как антиквары и могильщики.Такие поздние потомки действительно живут нелепой жизнью: за хромой походкой их жизни следует уничтожение; они содрогаются от этого, когда радуются прошлому, потому что они воплощенная память, но их воспоминание бессмысленно, если у них нет наследников. Таким образом, они охвачены тревожным предчувствием, что их жизнь – несправедливость, поскольку не будет никакой будущей жизни, которая могла бы это оправдать ». Единственный способ, которым, по их мнению, жизнь может быть оправдан, – это помнить, но их жизни явно несправедливы, потому что они недостаточно плодотворны, чтобы их помнить, потому что все, что они делают, – это запоминание.

Последнее и худшее представлено гегельянцем, который поклоняется истории и настолько игнорирует влияние жизни, что утверждает, что истинным движителем истории является сама история, а не великие фигуры внутри нее:

Вера в то, что одна В любом случае это опоздавший из веков парализует и угнетает: но это должно казаться ужасным и разрушительным, когда такая вера однажды путем смелой инверсии поднимает этого опоздавшего до божественности как истинного смысла и цели всех предыдущих событий, когда его жалкое состояние приравнивается к завершению всемирной истории.Такая точка зрения приучила немцев говорить о «мировом процессе» и оправдывать свой возраст как необходимый результат этого мирового процесса; такая точка зрения установила историю, поскольку история является «понятием, которое реализует себя», «диалектикой духа народов» и «мировым трибуналом» вместо других духовных сил, искусства и религии. , как единственная суверенная власть.

Гегельянец не только отказывается признать, что он просто наследник более великих культур, но он фактически заявляет, что он лучший.Чего он не признает, что любое примечательное достижение и развитие в истории достигается не действием с ним, а действием против «мирового процесса», который конституируется коллективной волей слабых:

Ибо вы говорите о любой добродетели. воли, справедливости, великодушия, храбрости, мудрости и сострадания человека – в каждом случае оно становится добродетелью, восстав против слепой власти фактов и тирании действительного и подчиняясь законам, которые не являются законами мира. колебания истории.Он всегда плывет против течения истории, борясь со своими страстями как с самым непосредственным и глупым фактом своего существования, или посвящая себя правде, когда ложь плетет вокруг него сверкающую паутину. Если бы история в целом была не чем иным, как «мировой системой страстей и заблуждений», человечество должно было бы прочитать ее, как Гете советовал своим читателям читать Вертера: как если бы она призывала их «быть мужчинами и не следовать за мной». ! ” Однако, к счастью, он также сохраняет память о великих борцах с историей, то есть против слепой силы действительного, и ставит себя под позорный столб, превознося именно этих людей как настоящих исторических натур, которые мало заботились о «так оно и есть», чтобы следовать «так будет» с более веселой гордостью.Не для того, чтобы унести свою расу в могилу, но чтобы основать новое поколение этой расы – вот что непрестанно движет их вперед: и даже если они сами родились поздно – есть образ жизни, который заставит их забыть об этом – грядущие поколения будут знать их только как первенцев.

От иронии к цинизму к отвращению

Состояние мира иронично в уже обсуждавшемся смысле: современное сознание историзируется, но не действует, и, не действуя, не оставляет ничего для историзации будущего.Погоня за историей, ортогональной жизни, обречена на провал. Следовательно, более глубокая ирония заключается в разительном контрасте между нашими обширными знаниями и бессильной жизнью:

Сверх гордый европеец девятнадцатого века, вы бредите! Ваше знание не совершенствует природу, оно только разрушает вашу собственную природу. Сравните хотя бы раз высоту вашей способности к знаниям с глубиной вашей неспособности к действию. Это правда, что вы поднимаетесь по солнечным лучам знания на Небеса, но вы также спускаетесь в хаос.Ваша манера движения, манера восхождения к знанию – это ваша гибель; земля уходит от вас в неизвестность; для вашей жизни больше нет опоры, только паучьи нити, которые рвутся на части при каждом новом познании.

Эта ирония невозможности действовать утешается цинизмом гегелевского мирового процесса: история развивается силами, а не отдельными действиями, которые в любом случае никогда не были необходимы.

Рядом с гордостью современного человека стоит его иронический взгляд на самого себя, его осознание того, что он должен жить в историзирующем, как бы сумеречном настроении, его страх, что его юношеские надежды и энергия не переживут будущее.Кое-где можно углубиться в цинизм и оправдать ход истории, по сути, всю эволюцию мира в манере, особенно приспособленной для использования современным человеком, согласно циничному канону: каковы вещи, они должны были быть каковы теперь люди, которыми они должны были стать, никто не может устоять перед этой неизбежностью … Приятное чувство, порождаемое подобным цинизмом, является прибежищем для того, кто не может вынести иронического состояния; Более того, последнее десятилетие подарило ему одно из своих прекраснейших изобретений, полную и исчерпывающую фразу для описания этого цинизма: он называет его образ жизни в соответствии с модой эпохи и совершенно без размышлений “ полной отдачей личность к мировому процессу ».

Другими словами, единственный способ, которым ироничный человек может оправдать свое бессилие, – это принять циничный взгляд на то, что история не только не требует индивидуальных действий, но и продвигается вперед, если мы подчиняемся мировому процессу. все вместе. Следовательно, избыток исторического смысла, представленный идолизацией истории у Гегеля, не случаен, а используется сознательно. Объективная история – изучение истории ради истории – порождает бессильных ироничных персонажей, которые затем требуют циничного взгляда, боготворящего объективную историю.«Нам придется открыть особенно неприятный факт: излишки исторического чувства, которым страдает сегодняшний день, сознательно поощряются, поощряются и используются».

История действительно находится под сильным влиянием масс, Ницше этого не отрицает. Что он действительно отвергает, так это позицию, которая узаконивает эту силу:

Выражаясь христианскими терминами: дьявол является регентом этого мира и властелином успеха и прогресса: во всех силах в истории он является действительной силой, и По сути, так оно и будет всегда, даже если этот факт может быть болезненным для ушей века, привыкшего к идолопоклонству успеха и силы в истории.Ибо это век, который практикуется в даче новых имен вещам и даже перекрещении дьявола. Это действительно час великой опасности: человечество, кажется, близко к открытию того, что эгоизм отдельных лиц, групп или масс во все времена был рычагом движений истории; в то же время, однако, это открытие не вызвало никаких потрясений, а, наоборот, теперь постановлено: эгоизм будет нашим богом.

Общество рассматривает власть масс как плодотворную, в то время как Ницше считает их разрушительными или просто несущественными.Несмотря на то, что эти массы могут направлять общество, истинный прогресс и красота всегда приходят в руки великих деятелей, которые противостоят массам:

Массы, как мне кажется, заслуживают внимания только в трех отношениях: во-первых, как потускневшие копии великие люди создавались на плохой бумаге с изношенными пластинами, затем как сила сопротивления великим людям, наконец, как инструменты в руках великих людей; в остальном пусть их черт и статистика берет!

Но согласно гегелевскому взгляду на историю великие фигуры не создаются противостоянием масс, а являются просто продуктом масс:

великие массовые кампании для главных и наиболее весомых фактов истории и рассматривает великих людей как не более чем их самое яркое выражение, как пузыри, видимые на поверхности наводнения.Величие, согласно этому предположению, является продуктом масс, то есть порядок является продуктом хаоса; и вполне естественно, что в конце хвалебный гимн поется массам, которые его создают.

В результате мы утверждаем, что делаем посредственных чуть более культурными вместо того, чтобы создавать великие фигуры. Общество было ориентировано в сторону от создания великих фигур, которые, в глазах Ницше, действительно продвигают человечество. Эта вынужденная посредственность может только вызвать отвращение к нашему веку.Таким образом, ирония приводит к цинизму и, в конце концов, к отвращению:

Берлинский бизнесмен вечера », в котором« возраст больше не требует гения, потому что это означало бы бросать жемчуг раньше свиней или потому, что возраст вышел за рамки допустимой стадии ». от гениев к более важному »- к стадии социальной эволюции, то есть, на которой каждый рабочий,« имея рабочий день, который оставляет ему достаточно свободного времени для интеллектуального обучения, ведет комфортное существование ». Разбойник негодяев, вы озвучиваете стремления современного человечества: но вы также знаете призрак, который встанет в конце этих лет зрелости как результат этого интеллектуального обучения твердой посредственности – отвращение.

Не только современный взгляд ошибочен в том, что действительно улучшает мир или человечество, но даже задавать этот вопрос, оптимизировать для масс, думать, что мы можем достичь целей человечества или мира, думать, что действие правомерно лишь постольку, поскольку оно ведет только к этой цели; думать, что такая цель вообще существует, – самонадеянно. Вместо этого мы должны спросить, каковы наши индивидуальные цели, кем мы хотим быть, и проявить это:

Для чего существует «мир», для чего существует «человеческий вид», нас вообще не должно волновать. пока разве что как объекты юмора: самонадеянность маленького человеческого червяка – самая смешная вещь в настоящее время на мировой арене; с другой стороны, спросите себя, почему вы, индивид, существуете, и, если вы не можете получить другого ответа, попробуйте хотя бы раз оправдать смысл своего существования, как бы апостериори, поставив перед собой цель, цель, «с этой целью», возвышенное и благородное «с этой целью».Погибнуть в погоне за этим и только этим – я не знаю лучшей цели жизни, чем цель гибели, animae magnae prodigus, в погоне за великим и невозможным.

Ницше надеется, что однажды история снова вернется к истории людей, потому что, утверждает он, цель человечества не в том, чтобы каждый мог процветать, а в том, чтобы произвести на свет самых лучших людей.

Придет время, когда человек будет благоразумно воздерживаться от любых построений мирового процесса или даже истории человека; время, когда человек будет рассматривать не массы, а индивидуумов, которые образуют своего рода мост через бурный поток становления.Эти люди не продвигают никаких процессов, но живут одновременно друг с другом; благодаря истории, допускающей такое сотрудничество, они живут как гениальная республика, о которой когда-то говорил Шопенгауэр; один гигант взывает к другому через промежутки времени в пустыне, и, не отвлекаясь от возбужденных болтающих гномов, ползающих под ними, возвышенный диалог с духами продолжается. Задача истории – быть посредником между ними и, таким образом, снова и снова вдохновлять и давать силу для создания великого человека.Нет, цель человечества не может заключаться в его конце, а только в его высших образцах.

Самая большая проблема сейчас в том, что эта избыточная история развращает наиболее способных к жизни: молодежь. Расширяя кругозор за пределы того, что их пластическая сила может укротить, они просто сжимаются в комфорте маленькой эгоистической ограды:

она может даже лишить молодежь ее самой справедливой привилегии, ее способности насаждать в себе веру в отличная идея, а затем дайте ей развиться до еще большей.Некоторый избыток истории может сделать все это, мы видели, как он это делает: и он делает это, постоянно смещая горизонты и удаляя защитную атмосферу, тем самым не давая человеку почувствовать и действовать неисторично. Затем с бесконечного горизонта он возвращается к себе, в самую маленькую эгоистическую оболочку, и там он должен стать иссохшим и сухим: вероятно, он достигнет ума, но никогда не достигнет мудрости.

Таким образом, критика Ницше гегелевской концепции истории двояка.Во-первых, Гегель правильно определяет влияние масс, но неправильно узаконивает этот «мировой процесс». Значимый прогресс всегда происходил за счет нескольких великих фигур, противостоящих истории. Во-вторых, сама идея о том, что мы можем идентифицировать и должны преследовать какую-то конечную цель мира или человечества, выдает то, какое чрезмерное значение мы придаем массам. Вместо этого мы должны просто развиваться как личности в полной мере.

На пути к лекарству

Нынешняя система образования учит нас знаниям и фактам о величии и красоте еще до того, как мы сами испытаем их на себе.Как будто они думали, что мы можем учиться, просто читая биографии:

Единый канон состоит в том, что молодой человек должен начинать со знания культуры, даже не со знания жизни и тем более с жизни и самого опыта. . И это знание культуры прививается молодежи в форме исторических знаний; то есть его голова забита огромным количеством идей, полученных из весьма косвенного знания прошлых эпох и народов, а не из прямого наблюдения за жизнью.Его желание испытать что-то сам и почувствовать, что внутри него развивается связный живой комплекс собственных переживаний – такое желание смущено и как бы опьянено иллюзорным обещанием, что можно подытожить в себе самое высшее и самое лучшее. заслуживающий внимания опыт прошлых веков, и именно величайший из прошлых веков, за несколько лет. Это точно такой же безумный метод, который приводит наших молодых художников в картинные галереи, а не в мастерскую мастера, а прежде всего в уникальную мастерскую уникального мастера – природы.Как если бы можно было присвоить искусства и науки прошлых времен, реальный результат их жизненного опыта, совершив мимолетную прогулку по галерее истории! Как если бы сама жизнь не была ремеслом, которому нужно научиться с нуля и безжалостно практиковать, если это не закончится простыми болтунами и негодяями!

Решение должно начинаться с молодежи, потому что только они не были полностью испорчены этой формой образования:

То, что образование с этой целью и этот результат является антиприродным, вполне понятно. только тому, кто еще не был полностью обработан им; он доступен только инстинкту юности, поскольку юность все еще обладает тем инстинктом природы, который остается нетронутым до тех пор, пока это воспитание искусственно и насильно не разрушит.

Что нужно сделать молодежи, так это освободиться от этого избытка истории с помощью надисторических и неисторических побуждений: «Теперь не следует удивляться, обнаружив, что это называется именами ядов: противоядием от историческое называется – неисторическое и надисторическое. И с этими именами мы возвращаемся к началу наших размышлений и к его медитативному спокойствию ». Современное общество признает их отравой или деформацией, потому что наука не хочет забывать и поэтому антагонистична неисторическому.Он также имеет дело только с фактами и, таким образом, с подозрением относится к синтетическому движению сверхисторического:

Словом «неисторическое» я обозначаю искусство и силу забывания и замыкания себя в пределах ограниченного горизонта; Я называю «сверхисторическими» силы, которые уводят взгляд от становления к тому, что наделяет существование характером вечного и стабильного, к искусству и религии. Наука – поскольку это наука, которая здесь говорила бы о ядах – видит в этих двух силах враждебные силы: поскольку наука считает единственный правильный и истинный способ рассмотрения вещей, то есть единственный научный способ, как то, что видит повсюду. вещи, которые были, вещи исторические, и нигде не вещи, которые есть, вещи вечные; он также живет в глубоком антагонизме по отношению к вечным силам искусства и религии, поскольку ненавидит забвение, которое является смертью знания, и стремится отменить все ограничения горизонта и отправить человечество в бесконечное и безграничное море света, чей свет знание всего становления.

Мы должны вернуться к тому положению, когда жизнь доминирует над знанием, потому что, если знание доминирует над жизнью и подавляет ее, оно также подавляет основу для своего собственного существования:

Является ли жизнь доминирующей над знаниями и наукой или является ли знание для доминировать над жизнью? Какая из этих двух сил более высокая и решающая? Не может быть никаких сомнений: жизнь – высшая, доминирующая сила, ибо знание, которое уничтожило бы жизнь, уничтожило бы себя вместе с ней. Знание предполагает жизнь и, таким образом, имеет в сохранении жизни такой же интерес, как и любое существо в своем собственном непрерывном существовании.

Первое поколение молодежи, которое стремится к этому, будет страдать как от болезни исторического, так и от противоядия неисторического и сверхисторического. Другими словами, им нужно будет поэкспериментировать с последним, что не лишено своих атрибутов. Но молодежь будет возвращаться к жизни, где «они снова станут достаточно здоровыми, чтобы изучать историю и до конца жизни использовать прошлое в трех его смыслах: монументальном, антикварном или критическом.В этот момент они будут более невежественными, чем «культурные» люди настоящего, потому что они разучились многому и даже потеряли всякое желание настолько, что взглянули на то, что эти культурные люди хотят знать больше всего; с точки зрения этих культурных людей, их отличительными чертами являются именно их «некультурность», их безразличие и сдержанность по отношению ко многому, имеющему высокую репутацию, даже ко многому хорошему. Но в этой конечной точке своего лечения они снова станут людьми и перестанут быть просто совокупностью человеческих качеств – это что-то! На это можно надеяться! Разве ваши сердца не смеются, когда вы надеетесь, вы, подающие надежды молодые люди ».

Самые немедленные шаги – это начать исследовать и жить, руководствуясь нашими внутренними жизненными потребностями, а не командами знания:

И как мы можем достичь этой цели? спросите вы. В начале пути к этой цели бог Дельф взывает к вам своим оракулом: «Познай себя». Это трудное высказывание: этот бог «ничего не скрывает и ничего не говорит, а только указывает, как сказал Гераклит». Что он вам указывает? Были столетия, в течение которых греки сталкивались с опасностью, подобной той, которая стоит перед нами: опасность быть захваченной прошлым и чужим, погибнуть в «истории».Они никогда не жили в гордой неприкосновенности: их «культура», скорее, долгое время была хаосом чужих, семитских, вавилонских, лидийских, египетских форм и идей, а их религия действительно была битвой всех богов Востока: отчасти поскольку «немецкая культура» и религия сейчас представляют собой борющийся хаос всего Запада и всех прошлых эпох. И все же благодаря этому аполлоническому оракулу эллинская культура не была просто агрегатом. Греки постепенно научились организовывать хаос, следуя Дельфийскому учению и размышляя о себе, то есть о своих настоящих потребностях, и позволяя своим псевдопотребностям угаснуть.

Сундиата: эпос старого Мали Вопросы для эссе

  • 1

    Какие качества в характере Сундиаты определяют его как героя? Используйте специфику.

    Сундиата описывается гриот как герой из-за нескольких качеств: его интеллекта, его сострадания, его храбрости, его чувства справедливости, его харизмы, его набожности и его силы. Он использует интеллект как командующий армией, разрабатывая стратегии, которые побеждают более крупные армии. Его храбрость отражается в его склонности самому бросаться в бой, убивая врагов направо и налево, не заботясь о собственной безопасности.Его чувство справедливости отражается в том, как он прощает чужие проступки (в пределах разумного), и описание его правления справедливо. Его харизма объединяет людей; во время его изгнания все, с кем он сталкивается, впечатлены им, и, следовательно, позже они присоединяются к его империи. Его набожность помогает ему победить Сумаоро, поскольку, как только Сундиата обнаруживает масштабы колдовства Сумаоро, он готов признать, что для победы ему нужна помощь духов и магии. И, наконец, его легендарная сила делает его героем, достойным памяти.Балла Фассеке говорит ему быть «человеком действия», чтобы его дела запомнились, и Сундиата, безусловно, оправдывает свое предназначение.

  • 2

    Считаете ли вы Гриота историком или рассказчиком? Защитите свой ответ.

    Можно утверждать обоими способами. Гриот определенно считает себя скорее историком, хотя и не по западным стандартам. Гриоты – историки с устной культурой. Он ненавидит письменную историю, поскольку в ней отсутствует «теплота человеческого голоса».Но он постоянно отстаивает свое призвание как решающее, поскольку оно хранит память не только о предках Мали, но и о принятых решениях и заключенных союзах. Напоминая нынешним правителям об этих союзах, гриот помогает поддерживать мир. Кроме того, воспоминания гриота о Сундиате, который, как известно, был реальным человеком, гораздо более конкретны, чем любые другие исторические источники, сохранившиеся с этой эпохи.

    Однако можно отметить, что гриот полагается на элементы, более похожие на рассказчика.Его использование музыки и драматического ритма (возбуждение толпы) напоминают нам, что его история предназначена для публики и, следовательно, подвержена определенным преувеличениям. Кроме того, его постоянное подчеркивание собственной важности могло увеличить доверие к тому, что он называет «фактами». Как и во многих ранних эпосах, существует более одной версии, и детали меняются в зависимости от рассказчика. Самый убедительный ответ на этот вопрос предполагает, что для гриота история и повествование – одно и то же, поскольку он сохраняет сущностную правду, используя «теплоту человеческого голоса», чтобы вдохновлять своих слушателей.

  • 3

    Какие качества делают Сумаоро плохим правителем? Быть конкретным.

    Как и Сундиата, Сумаоро обладает избытком силы и амбиций, и все же он категорически изображен как плохой правитель, даже иногда описываемый гриот как «злой». Эта перспектива проистекает из нескольких его качеств; его жестокость, отсутствие ответственности перед подданными, отсутствие гостеприимства и высокомерие по отношению к магии. Гриот, безусловно, олицетворяет моральное чувство, когда хвалит Сундиату за сострадание и критикует Сумаоро за жестокость последнего.Известно, что он убивает по своему желанию и жестко обращается с подданными, угрожая насилием и требуя чрезмерной дани (налогообложения). Это не признак хорошего правителя, который должен побуждать своих подданных следовать за ним, а не просто бояться его. То, как Сумаоро обращается со своими подданными, лучше всего отражено инцестом, который он совершает, украв жену своего племянника Факоли. Сумаоро также игнорирует малийские обычаи гостеприимства, что является серьезным недостатком. Например, когда Данкаран Туман отправляет посольство, чтобы вдохновить мир, Сумаоро берет в заложники Баллу Фассеке и Нана Трибан, что является грубым нарушением его обязанностей хозяина.Но что в конечном итоге побеждает его, так это высокомерие по отношению к своему колдовству. Он рассматривает свои силы как подчиненные ему, используя отвратительные фетиши для наращивания своей силы. Неудивительно, что, когда Сундиата простирается ниц перед духами и признает свое бессилие без магии, джинны предпочитают Сундиату и тем самым позволяют лишить Сумаоро его сил и победить его.

  • 4

    Как грио описывает человечество в целом? Как это изображение помогает объяснить потребность в героях?

    Сетка постоянно представляет население племен и городов как непостоянное.Возьмем, к примеру, жителей Ньяни, которые хорошо знают, что Сундиата был предсказан как великий правитель. Тем не менее, их легко склонить к насмешкам, когда он инвалид в детстве, а также к презрению к его матери Соголон. Во многом это происходит из сплетен, распространяемых Сасумой Берете, сплетен, которые быстро проглатываются и увековечиваются людьми. Только когда их угнетает Сумаоро, они наконец начинают искать своего предназначенного правителя. Люди на протяжении всего эпоса ведут себя недальновидно, а их восприимчивость к слухам и нетерпению подразумевает важность сильных и позитивных героев.Чтобы человечество раскрыло свой лучший потенциал, им должен руководить великий герой. Сундиата, благодаря своим положительным качествам, вдохновляет племена на мир и процветание как часть Малийской империи.

  • 5

    В чем ценность гостеприимства по обычаям Мали? Чем полезен или вреден он в зависимости от того, как его использовать?

    Гостеприимство занимает центральное место в эпосе. Он представлен как негласный договор между гостем и хозяином. С самого начала Маган Кон Фатта получает шанс стать отцом великого героя, потому что он гостеприимно относится как к охотнику, предсказывающему рождение Сундиаты, так и к двум охотникам, которые приводят Соголона в Ниани.Большая часть империи Сундиаты построена на основе положительного отношения к нему и его семье, когда они блуждают в изгнании, а также на отношениях, которые культивировались в юности Сундиаты. Персонажи, которые проявляют упущения в гостеприимстве, представлены ужасными. Взгляните на Мансу Конкона, который обманул Сундиату в победе в Вори и взял золото, чтобы изгнать их дальше и убить мальчика. Он не награждается, когда Сундиата побеждает. И, наконец, Сумаоро изображается как «жестокий» на примерах, демонстрирующих отсутствие у него гостеприимства, будь то по отношению к путешественникам в дороге или в похищении Баллы Фассеке, которого послал в качестве гостя Данкаран Туман.

  • 6

    Почему терпение делает упор на терпение как добродетель? Как терпение помогает людям?

    Терпение так важно, согласно Гриоту, потому что человечество принципиально неспособно понять силы судьбы. Человечество склонно ожидать, что «то, что вы видите, то и получаете», и, следовательно, сомневаться в том, что могут действовать более сильные силы. В результате жители Ниани быстро обращаются к Сундиате, когда он рождается калекой, а сама Соголон сомневается в величии мальчика.Но великие силы действуют в свое время, и судьба раскрывается за пределами взгляда людей, поэтому нам следует помнить, что величие часто рождается из жалких семян. Одна из сильных сторон Сундиаты – его готовность ждать. Он не пытается вернуть Мали, прежде чем он будет готов, и в результате может быстро набрать армию для борьбы с Сумаоро, когда придет время, поскольку он был достаточно терпелив, чтобы строить союзы на протяжении всей своей юности.

  • 7

    Объясните роль магии в Мали.Как это используется во благо или во зло? В чем трудности применения таких терминов к магии в целом?

    Магию в Мали нельзя рассматривать как сверхъестественное, а скорее как продолжение мира природы. Силы, управляющие миром, существуют в деревьях, озерах и горах, и к ним можно получить доступ, проявив уважение к их духам. Он включает в себя все, включая элементы, которые нам могут показаться несопоставимыми. Например, монотеизм ислама не считается противоречащим политеизму мандинго.Есть те, кто использует магию во зло, например Сумаоро, и другие, которые используют ее во благо, например Сундиата или Соголон. Однако, возможно, ошибочно считать эту магию «добром» или «злом», поскольку это подразумевает человеческое понимание более великих сил. Гриф быстро напоминает своей аудитории о том, как мало люди могут по-настоящему понять, и это легко применимо к магическим силам, которые действуют так, как мы едва можем воспринимать, и, следовательно, человечество должно быть достаточно скромным, чтобы признать, что мы не понимаем.

  • 8

    Гриф предполагает, что его слова – самое сильное оружие, которое может иметь герой. Объяснять.

    Поскольку гриот представляет собой всю историю средневекового Мали, память может быть сохранена только через него и его семью. Величие обязательно преходяще, если о нем нельзя вспомнить и связать с будущими поколениями, и поэтому короли и готы имеют важные взаимные отношения. Это больше, чем просто высокомерие желания, чтобы тебя помнили как короля; вместо этого есть опасение, что свершенные дела будут забыты и царская империя не будет продолжать расти.Например, можно забыть союзы или повторить ошибки. Для того, чтобы величие находило отклик на протяжении веков и вдохновляло других, гриоты играют центральную роль. Итак, герой, размахивающий мечом, может совершить великий поступок, но какая польза, если у него нет слов, чтобы превратить этот поступок в легенду? С практической точки зрения Сундиата – великий царь и правитель, потому что он слушает свой народ и не отступает от своего слова. Люди боятся его, но также любят его и его чувство справедливости и справедливости.

  • 9

    В заключительных частях эпоса гриот говорит о тайнах Мали, которые людям лучше не преследовать, и только гриот посвящен в них.Что это за загадки? Используйте примеры, подтверждающие вашу догадку.

    Настаивание гриота на том, чтобы люди не пытались раскрыть секреты Мали, раскрывает его взгляд на людей: они непостоянны и неспособны признать пределы своего видения. Скорее всего, загадки как-то связаны с судьбой. Судьба раскрывается как центральная и неизменная в эпосе, так, как величие Сундиаты предсказано и доставлено. Вполне возможно, что гриоты знают о будущей судьбе Мали, но опасаются, что обычный человек неправильно поймет это знание и, следовательно, будет действовать плохо с этим знанием.На протяжении всей работы человек не может проявить терпение, чтобы судьба раскрылась. Секреты могли также иметь отношение к магии, центральной силе мандинго. Большинство людей не могут ни использовать магию, ни понять ее работу. Только великий, как Сундиата, способен проявлять должное благочестие, как он это делает, жертвуя и уважая джиннов. Возможно, гриот опасается, что обычный человек злоупотребит секретами магии, если узнает их, или, возможно, будет поглощен этими силами. Наконец, грохот может предостерегать людей от секретов, потому что именно благодаря сохранению этих секретов грохот сохраняет свою работу.В эпосе нет недостатка в саморекламе, поскольку Гриот всегда подчеркивает свою центральную роль в малийской традиции и ее увековечивании. Возможно, грохот не хочет, чтобы другие узнали его секреты, потому что тогда он потеряет свой хваленый статус.

  • 10

    Каким образом музыка считается важной для цивилизации Мали?

    Во-первых, музыка – это средство, с помощью которого гриот хранит историю и передает ее людям. Итак, по всем причинам, по которым гриот важен как хранитель истории, важна и музыка.Однако музыка также служит средством общения людей и способом прославить величие его героев. Обратите внимание на длинные танцевальные торжества, подробно описанные в эпосе. Брак Соголона и Наре Маган вдохновляет на празднование, которому не было равных до великой победы Сундиаты над Сумаоро. Песни дают всем возможность отпраздновать одно и то же событие. «Гимн луку» не только сохраняет момент, когда Сундиата шел впервые, но он также служит впоследствии боевым кличем и способом для всех отпраздновать величие своего нового правителя и, соответственно, самих себя.Сила музыки проявляется в том, как Балла Фассеке спасает свою жизнь с помощью лести Сумаоро, которую он делает импровизированной песней.


  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.