Менеджмент а к гастев – организационно-технические (а.А.Богданов, о.А.Ерманский, а.К.Гастев) и социальные (п.М.Керженцев, н.А.Витке, ф.Р.Дунаевский) концепции управления.

Развитие теории и практики менеджмента в России. Ч.2: А.К. Гастев

После Октябрьской революции 1917 года в хозяйственной системе и управлении Советской России наступили качественно новые времена – несмотря на послевоенную разруху, голод, гражданскую войну, в стране зарождалось новое общество, совершенно иной уклад экономики, идеологии, культурного строительства. Государству рабочих и крестьян требовались невиданные ранее подходы в управлении и организации труда, чтобы достигнуть грандиозных целей, поставленных коммунистическим руководством – из отсталой аграрной страны с преобладающим крестьянским населением сделать передовую державу, реализовать инновационный план ГОЭЛРО, программу индустриализации и создания массы новых крупных предприятий, преобразования сельского хозяйства, развития пролетарской науки, искусства, творчества.

Сейчас, спустя столетие с тех приснопамятных дней (когда реформы с 2000-х гг. в РФ продвигаются с большими пробуксовками), остаётся только удивляться, — как эти, казалось бы, совершенно утопические идеи были быстро и решительно реализованы в СССР. И это при том, что по меньшей мере пятая часть населения дореволюционной России не умела бегло читать и писать, а вместо своей фамилии в документах ставила крестики. Но именно эти люди, ведомые вперёд партийными и промышленными менеджерами, создали к началу Великой Отечественной войны мощную промышленную базу и целые отрасли народного хозяйства, которых в стране ранее просто не было – авиастроение, шинное производство, производство средств связи, светотехники и многого другого. Всё это происходило в условиях санкций и блокады СССР странами Запада, когда в мире бушевал самый тяжёлый за всю историю экономический и финансовый кризис – Великая депрессия 1929-1933 гг.

Скромно оплачиваемые и во многом нуждающиеся советские рабочие показывали в 1920-х и 1930-х годах чудеса трудового энтузиазма, изобретательства и рационализации, в ходу было движение передовиков производства (стахановцев). Как это было достигнуто – не слишком хорошо понимали западные теоретики менеджмента, которые, однако, не забыли приписать себе создание управленческой школы человеческих отношений. Сейчас, когда читаешь о Хоторнском эксперименте, который якобы и сформировал данную школу, становится смешно и грустно, — в первую очередь оттого, что мы, россияне, не очень бережно храним память о собственных достижениях, об отечественных гуру менеджмента, которые и были истинными зачинателями учения о рабочем-творце, являющемся ядром трудового коллектива и от которого, в конечном счёте, зависит качество продукции, наличие или отсутствие брака, изобретательство, рационализация, творческое отношение к повседневной трудовой деятельности и учёбе.

Я — носитель беспощадного резца познания.
А.К. Гастев. Моя жизнь. В сб.: «Поэзия рабочего удара». 1918.

Необычайно яркой по таланту и разносторонности дарований фигурой, которую следует рассмотреть отдельно, является Алексей Капитонович Гастев (1882-1939), российский профессиональный революционер, писатель, поэт, теоретик научной организации труда (НОТ), создатель стройной системы корпоративного консультирования и обучения под эгидой АО «Установка».

Когда стране потребовалась новая управленческая и организаторская мысль, способная выполнить грандиозные задачи преобразования экономики и общества, руководителями СССР был создан Центральный институт труда (ЦИТ), призванный опережающими темпами развивать управленческую науку, решать огромный пласт практических, образовательных, научных, пропагандистских и организационных задач. ЦИТ был создан в 1921 году и возглавил его А.К. Гастев.

Алексей Капитонович хорошо знал о достижениях школы научного управления в США, активно переписывался с одним из её основоположников – Генри Фордом. Но простое копирование американских подходов Гастев считал неуместным и неприемлемым для СССР, где рабочий занимал центральное место в творческом и управленческом процессе. Разделение труда, которое описал ещё Адам Смит на примере булавочной мануфактуры в 1776 году, Гастев принимал как инструмент. Однако превращение рабочего в придаток конвейера, «винтик», который монотонно выполняет одну и ту же трудовую операцию, он считал «потогонной системой», трудом неинтересным и нетворческим. Гастев проводил в жизнь иной принцип, получивший впоследствии наименование «узкой базы». В частности, Гастев признавая важность правильной организации рабочего места каждого сотрудника, провозглашал идею, что любой верстак, станок или мастерская – это мини-завод, на котором хозяином является сам рабочий. Его основная задача – так организовать рабочее место, чтобы его возможности использовались максимально и практически в автоматическом режиме (все инструменты находятся на своём месте (см. рис. ниже). Движения рабочего должны быть выверенными, экономичными и даже эстетичными (в то время была даже популярны идея «трудовых танцев», где трудовые движения типа пиления или загребания лопатой угля были чётко выраженными и проделывались с большим чувством – в основном, на праздниках и демонстрациях трудящихся).

Несмотря на простоту предлагаемых правил, они сыграли свою немалую роль в подготовке новой генерации рабочего класса, в формировании определённых производственных навыков, привычек и культуры. Выдержки из рекомендаций Гастева печатались в центральной и заводской прессе, приводились в «Листках НОТ», памятках и наставлениях.

Вторым важнейшим направлением работы А.К. Гастева и сотрудников ЦИТа стала подготовка кадров и управленческий консалтинг. Как мы уже отмечали выше, стремительно растущему производственному сектору страны требовались квалифицированные работники – станочники, монтажники, каменщики, нормировщики, организаторы новых производств, специалисты по механизации и повышению эффективности производственных процессов.

Функцию центра подготовки кадров для многих отраслей народного хозяйства СССР взял на себя ЦИТ. А.К. Гастеву удалось создать великолепный консалтинговый и образовательный центр, который работал на хозрасчётной основе и имел свои представительства на местах. В плане организационно правовом Центр подготовки кадров был оформлен как акционерное общество «Установка», которое готовило три типа сотрудников:

— квалифицированных рабочих для новой индустрии:

— нормировщиков, учётчиков и специалистов отделов технического контроля;

— инструкторов по научной организации труда, которые становились проводниками опыта ЦИТа, организационно-управленческой и внедренческой силой на советских предприятиях.

Несмотря на то, что подготовка всех видов сотрудников была для предприятий платной, через АО «Установка» прошли тысячи сотрудников всех типов – всего более 500 тысяч рабочих и служащих по 200 профессий, по которым ЦИТ проводил обучение. Только инструкторов НОТ было подготовлено более 20 тысяч, которые работали в 1700 учебных пунктов – в том числе в цехах, мастерских и даже в военных частях (в первую очередь, в авиации). Причём кадры для производства готовились быстро — в течение нескольких месяцев, так как Гастев считал, что

чрезмерное затягивание сроков обучения нецелесообразно и даже вредно. Считалось, что следовало сочетать учёбу с практической отработкой навыков — по типу современных тренингов; желательно в присутствии наставника. Так формировались основы для ФЗУ — фабрично-заводского ученичества.

Нельзя оставить в стороне и такое важнейшее направление работы ЦИТа под руководством Гастева, как разработка теории управленческих процессов. Идеи А.А. Богданова в части «организационного управления» легли здесь на благодатную почву. В теории были выработаны комбинации управленческих технологий, составлявших костяк готового предприятия. Руководителям министерств и регионов, которым поручалось построить новые фабрики и заводы, не надо было ломать голову над тем, сколько и каких сотрудников надо было принимать на работу – всё это уже закладывалось в проектно-сметной документации.

Особенно это было интересно подготовлено и оформлено в рамках обеспечения финансовой отчётности, работы бухгалтерий, использования счётно-решающих устройств. Именно они должны были внести свою лепту в повышение производительности труда и облегчение работы органов Госплана. Но об этом мы поговорим ниже, при обсуждении работы Харьковского института труда (ХИТ).

Зарождение менеджмента как науки

Управление бизнесом как наука

Цели и задачи менеджмента. Обеспечение доходности предприятия

Менеджмент как наука и профессия

Специфика менеджмента в России и использование зарубежного опыта

Предприниматели и менеджеры: соотношение интересов и мотивация

Информационные ресурсы в менеджменте

Развитие теории и практики менеджмента в России. Ч.1: А.А. Богданов

Развитие теории и практики менеджмента в России. Ч.2: А.К. Гастев

Развитие теории и практики менеджмента в России. Ч.3: Н.А. Витке

Школы менеджмента

Школа научного управления

Административная (классическая) школа управления

Школа человеческих отношений

Эмпирическая школа

Школа поведенческих наук (бихевиоризм)

Математическая школа управления

Современные подходы к бизнес-менеджменту

 

vadim-galkin.ru

А.К. Гастев

Количество просмотров публикации А.К. Гастев - 2223

Несомненно, лидером отечественной науки управления и НОТ в 20-е годы был Алексей Капитонович Гастев, трагически погибший в годы сталинских репрессий. А.К.Гастев (1882– 1941), экономист, социолог, был активным деятелœем революционного и рабочего движения в России. Он окончил городское училище и технические курсы в Суздале, поступил в Московский учительский институт, откуда был исключен за политическую деятельность, неоднократно подвергался арестам и ссылкам, до 1917 ᴦ. находился на нелœегальном положении. В данный период эмигрировал во Францию, где учился в Высшей школе социальных наук (Париж) и работал на заводах. За плечами у Гастева не только революционный, но огромный производственный опыт: слесарь на заводах России и Франции, а после Октября — один из руководителœей на предприятиях Москвы, Харькова и Горького, наконец, в 1917-1918 секретарь ЦК Всероссийского союза металлистов. Известен он и как поэт, его литературное творчество высоко ценили В.В.Маяковский и А.В.Луначарский. Гастев был одним из теоретиков и лидеров пролеткультовского движения.

Гастев возглавлял Центральный институт труда (ЦИТ). Институт был самым крупным и продуктивным научно-исследовательским институтом в области организации труда и управления. А.Гастев написал более 200 монографий, брошюр, статей. Под его руководством институт превратился в ведущий исследовательский, учебный и практико-рационализаторский центр России в области научной организации труда и управления. Институт сочетал в себе исследовательское, педагогическое и консультационное учреждение, чего ещё не было даже в Европе. Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, А. Гастеву и его соратникам удалось сделать одну из наиболее ценных находок в истории мировой организационно-управленческой мысли, а именно – сформулировать и опробовать на практике идею триединого механизма развития научного менеджмента.

Основная заслуга Гастева состоит в разработке теоретических и экспериментальных идей новой науки - социальной инженерии (социального инженеризма), соединявшей в себе методы естественных наук, социологии, психологии и педагогики. Под его руководством на десятках предприятий внедрялись инновационные методы организации труда и производства. По методикам ЦИТа подготовлено более 500 тыс. квалифицированных рабочих, тысячи консультантов по управлению и НОТ. Значителœен его вклад в разработку идей кибернетики и общей теории систем.

Гастев и сотрудники института понимали, что в условиях крайней разрухи и полной отрезанности от всœего культурного мира от них ждут практических указаний того, как следует планировать производство, стимулировать труд, как эффективно работать в конкретной обстановке, чтобы добиться восстановления промышленности страны. При этом, по мнению А. Гастева, проблема, стоявшая перед страной, была гораздо радикальнее, ибо требовалась полная органическая реконструкция всœей производственной структуры и прежде всœего главной производительной силы - трудящегося.

Решение этой грандиозной задачи ЦИТ связывал с развитием науки о труде и управлении производством, которая должна была выявить и сформулировать принципы, а также разработать методы организации, позволяющие коренным образом преобразовать процесс труда из тяжелого ярма для рабочих в положительный творческий процесс. А.Гастев был убежден, что для создания собственной теории крайне важно критически переосмыслить теоретические достижения и практический опыт, накопленные в промышленно развитых странах: ученый считал в равной степени недопустимыми не только подобострастное отношение к новейшим западным научным системам, но и абсолютное неприятие этих же знаний. В связи с этим можно отметить, что идейные постулаты ЦИТ сформировались как оригинальная, самобытная, но вместе с этим вобравшая в себя всœе самое ценное западной управленческой мысли (прежде всœего Ф.Тейлора) концепция. Она охватывала в комплексе сферы техники и технологии, биологии, психофизиологии, экономики, истории, педагогики, а также содержала в себе зачатки таких наук, как кибернетика, инженерная психология, эргономика, которые получили широкое развитие и распространение в последующие годы. Не случайно сами авторы называли свою концепцию технобиосоциальной.

referatwork.ru

Гастев

А. К. ГАСТЕВ

Алексей Капитонович Гастев (1882-1941) - выдающийся советский теоретик и практик научной организации труда и управления производством, крупный общественный деятель, поэт.

В насыщенной событиями биографии А. К. Гастева наиболее яркие страницы связаны с его деятельностью в качестве основателя и руководителя Центрального института труда (ЦИТ). ЦИТ - главное и любимое детище А. К. Гастева, был образован в 1921 г. путем слияния двух институтов: Института труда при ВЦСПС и Института экспериментального изучения живого труда при Наркомтруде.

В деятельности Гастева прежде всего обращает на себя внимание масштабность в постановке вопросов труда. Вся научная школа А. К. Гастева не сводила их только к повышению производительности труда, улучшению качества, снижению себестоимости и т. п. Для социалистического производства, считал автор и его коллеги по институту, этого недостаточно.

Задача состоит в том, писал А. К. Гастев, каким образом перестроить производство, чтобы в самой его организационной технике постоянно слышался призыв к непрерывному совершенствованию, непрерывному улучшению как производства, так и того ограниченного поля, на котором работает каждый отдельный руководитель.

Решение столь грандиозной задачи А. Гастев связывал с развитием социалистической науки о труде и управлении производством, призванной выявить и сформулировать специфические принципы, а также разработать методы организации труда, имманентные новому типу экономического базиса и позволяющие коренным образом реорганизовать сам процесс труда, который должен превратиться <из тяжелого ярма для рабочего> в <положительный творческий процесс>.

По Гастеву, НОТ в своей процедурно-методической части основывается на следующих элементах:

предварительном анализе объекта; разложении его на составляющие;

выборе наилучших элементов, которые раскладываются затем в функционально взаимосвязанные ряды;

компоновке отобранных вариантов по принципу их экономного расположения в трудовом процессе на общей синтетической схеме (рисунке) изучаемого объекта.

А. К. Гастев исходил из того, что прежде чем изменить те или иные способы работы, их надо тщательно изучить.

концепция А. К. Гастева является концепцией подлинно социалистической организации труда. Буржуазные системы НОТ совершенно чужды определяющей идее, составляющей фундамент гастевской концепции,- идее Социализации трудового процесса>, идее решающей роли человеческого фактора.

Конечная цель научного поиска для буржуазной НОТ - это установление некоторого неизменного стандарта операции, приема, движения, принимаемого, но не обязательно понимаемого человеком, пользующимся такой, по выражению А. К. Гастева, <застывшей нормой>. Методически <принцип стандарта>, будучи доведенным до логического завершения, превращается в свое собственное отрицание. Становясь догмой, а не руководством к действию, подобный стандарт приводит к закостенению некогда установившихся, ранее приемлемых, но не оправдывающих себя в изменившихся условиях приемов и методов работы. В результате он перестает давать импульсы к совершенствованию организации и превращается в оковы для данной операции, движения, производства в целом.

Исключительный интерес представляют не утратившие актуальности и предвосхитившие ряд идей правила <Как надо работать>, предложенные А. К. Гастевым. основные правила для всякого труда. Н-р:

1. надо всю продумать работу.

2. Не браться за работу, пока не приготовлен весь рабочий инструмент и все приспособления для работы.

3. На рабочем месте не должно быть ничего лишнего, чтобы попусту не тыкаться, не суетиться и не искать нужного среди ненужного.

4. Во время работы надо обязательно отдыхать.

5. По окончании работы надо все прибрать, и т.п.

А. К. Гастев

Алексей Капитонович Гастев (1882-1941) - выдающийся советский теоретик и практик научной организации труда и управления производством, крупный общественный деятель, поэт.

Решение столь грандиозной задачи А. Гастев связывал с развитием социалистической науки о труде и управлении производством, призванной выявить и сформулировать специфические принципы, а также разработать методы организации труда, имманентные новому типу экономического базиса и позволяющие коренным образом реорганизовать сам процесс труда, который должен превратиться <из тяжелого ярма для рабочего> в <положительный творческий процесО.

А. К. Гастев хорошо понимал (в отличие от исследователей более позднего времени), что процесс формирования такой концепции не может происходить автономно, в стороне от столбовой дороги мировой научной мысли. Он считал, что для создания собственной концепции необходимо критически переосмыслить теоретические достижения и практический опыт, накопленные в промышленно развитых капиталистических странах. А. К. Гастев исходил из того, что прежде чем изменить те или иные способы работы, их надо тщательно изучить.

Третий общий момент - научное исследование материального и личного факторов производства носит преимущественно лабораторный характер и завершается экспериментальной апробацией найденных решений. Четвертая точка соприкосновения -предварительный расчет и подготовка всех факторов производства во времени и в пространстве, обеспечивающие максимальное ускорение, уплотнение производственных процессов. Наконец, пятый объединяющий момент - изменения в квалификационных группировках персонала с резко выраженной тенденцией к ограничению функций основной массы рабочих узкими специальными заданиями (на основе углубленного разделения труда) и одновременному усилению организаторской роли низшего и среднего административно-технического персонала, введение инструктажа и различных оргприспособлений.

А. К. Гастев предложил исследовательскую программу организации труда, которая была бы максимально приближена к потребностям крупного общественного производства. Принимая стандарт как определенную форму для данного производства, он еще выше ставил способность быстрого переконструирования производства и всех тех навыков, которые связаны с данным производством. Отсюда делался вывод о необходимости постоянной тренировки физических и психических способностей работников, таких, в частности, как наблюдательность (воспитание органов чувств, особенно глаза и уха), воля, двигательная культура (подвижность, быстрота реакции), изобразительность (способность точного отображения явления словом, письмом, графиком), режим (учет расходования времени) и др. Все это, по мнению А. К. Гастева и его коллег, позволит максимально активизировать человеческий фактор и вместе с тем сберечь силы и здоровье работников, экономно расходуя их энергию.

Видным деятелем в области научной организации труда и производства, выдающимся исследователем и организатором науки, автором свыше 200 научных работ был Алексей Капитонович Гастев (1882—1938). Основные его научные труды: «Как надо работать» (1921), «Трудовые установки» (1924). «Нормирование и организация труда» (1929), «Научная организация труда» (1935). А. К. Гастев был самобытным ученым и писателем. Но главным его «произведением» стал созданный им в 1920 г. Институт труда при ВЦСПС, преобразованный в 1921 г. в Центральный институт труда (ЦИТ), бессменным руководителем которого он был вплоть до ареста и трагической кончины в результате политических репрессий сталинского режима. Он занимался вопросами совершенствования теории и практики организации труда. Им сформулирована и обоснована концепция, получившая название «трудовые установки». Важнейшее место в осуществлении методики трудовых движений отводилось инструктажу. Недостатком концепции трудовых установок. Гастева является слабая разработка самой методики трудовых установок, выбор слишком узкой базы исследования, ориентация на индивидуальность рабочего.

Гастев А.К. Трудовые установки. М.: Экономика, 1973. С. 133.

А.К. Гастев формулирует ряд принципов, которые помогают решить поставленные задачи: принцип инструктирования, принцип организационной постановки работы, принцип непрерывного вовлечения всей рабочей массы в производственную инициативу.

Научные идеи и воззрения А. К. Гастева реализовывались в работах ЦИТа. Первым программным документом института стали правила, сформулированные А. К. Гастевым в книге «Как надо работать». А.К. Гастев подчеркивал, что попытки создания так называемой организационной науки вне связи с конкретными тенденциями машинизированного массового производства неминуемо обрекаются на неудачу. Основное внимание в своих работах он уделял рациональной организации и культуре труда, заложил основу комплексного подхода к теории управления.

Культура труда и управления Гастева

Основная заслуга Гастева заключается в разработке теоретических и экспериментальных идей новой науки — социальной инженерии, соединявшей в себе методы естественных наук, социологии, психологии и педагогики. Под его руководством на десятках предприятий внедрялись инновационные методы организации труда и производства, по методикам подготовлено более 500 тыс. квалифицированных рабочих, тысячи консультантов по управлению и НОТ.

Свои основные идеи и взгляды Гастев изложил в самом концентрированном виде в знаменитых 16 пунктах правил и наставлений о том, как надо правильно и культурно работать.

20-е годы представляют собой, пожалуй, самую яркую страницу в истории отечественной науки управления. Этот период поражает воображение современников не только грандиозностью замыслов, количеством новых идей, проектов и теорий, ожесточенностью идеологических дискуссий, но и грандиозностью личностей, которых дал Отечеству «серебряный век».

Несомненно, лидером отечественной науки управления и НОТ в 20-е годы был А.К. Гастев. Несколько слов о его биографии.

Алексей Капитонович Гастев (1882—1941), экономист, социолог, был активным деятелем революционного и рабочего движения в России, неоднократно подвергался арестам и ссылкам. В 1905 г. руководил боевой дружиной рабочих в Костроме, выступал на митингах с разоблачением эсеров и меньшевиков, участвовал в работе III и IV съездов РСДРП. За плечами у Гастева не только революционный, но огромный производственный опыт: слесарь на заводах России и Франции (где окончил Высшую школу социальных наук), а после Октября — один из руководителей на предприятиях Москвы, Харькова и Горького, наконец, секретарь ЦК Всероссийского союза металлистов. Известен он и как поэт, его литературное творчество высоко ценили В.В. Маяковский и А.В. Луначарский. Гастев был одним из теоретиков и лидеров пролеткультовского движения.

С 1921 по 1938 г. возглавлял Центральный институт труда (ЦИТ) в Москве. Основная заслуга Гастева заключается в разработке теоретических и экспериментальных идей новой науки — социальной инженерии («социального инженеризма»), соединявшей в себе методы естественных наук, социологии, психологии и педагогики. Под его руководством на десятках предприятий внедрялись инновационные методы организации труда и производства, по методикам ЦИТа подготовлено более 500 тыс. квалифицированных рабочих, тысячи консультантов по управлению и НОТ. Значителен его вклад в разработку идей кибернетики и общей теории систем. Разработки Гастева получили мировое признание, они изучаются в США, Англии, Франции и других странах.

Концепция культурных установок

Промышленное возрождение России, по мнению Гастева, неотделимо от культурного переворота. Концепция трудового воспитания и культурных установок предполагает уничтожение «стихийной распущенности» человека, которое начинается у Гастева с физической и бытовой культуры — рационального режима дня, правильного питания, отдыха и движения, затем закрепляется в социально-психологической культуре поведения, искусстве владения собой и своими эмоциями, взаимоотношениях, арезультируется в подъеме общей культуры производства. Трудовая культура начинается с постепенного привыкания к единому, выдержанному в течение всего дня темпу. Трудовая выдержка лучше всего складывается при работе операционной и труднее — при монтажной, неповторяющейся или обладающей рваным ритмом.

На тяжелой, неритмичной работе, считает Гастев, больше- приобретается болезней и вредных привычек. С одной стороны, русскому рабочему больше всего не хватает элементарной исполнительской культуры: умения подчиняться, точно соблюдать свои служебные обязанности независимо от того, приятно ему или нет. Искусство коллективной работы, по Гастеву, основывается на умении приспосабливать личные цели к общим задачам, на способности точно и своевременно выполнять распоряжения. Первым актом «организационного тренажа» является обучение не руководить другими, а подчиняться самому. На этом принципе и строится у Гастева новая наука — «педагогика тренировки». Ее методы и законы базируются на точном расчете, в котором учтены все мелочи и детали, она имеет три стадии: «общая гимнастика, имитация работы и, наконец, настоящая работа». Если гимнастика выступает в качестве «чистой техники движения», то задача имитационного упражнения — приучить человека к нагрузке. На завершающей стадии обучающийся приступает к настоящим трудовым операциям, которые должны быть отрепетированы до автоматизма. Для руководителя Гастев предлагал полугодовой испытательный срок, в процессе которого за кандидатом на выдвижение проводились бы тщательные социально-психологические наблюдения и на основании их составлялся «психологический паспорт». Требуемая от руководителя деловая инициатива будет встречена с большим энтузиазмом, если прежде он покажет себя как исполнительный и дисциплинированный работник. Авторитет в коллективе, основанный на высокой личной культуре труда и профессиональной компетентности, представляет собой фундамент искусства управления. Согласно логике такого подхода, руководитель не приглашается извне, а воспитывается в собственном коллективе.

Трудовое обучение

Исходная ступень трудового обучения руководителя — исполнительская работа, простое «послушание, ибо только здесь проверяется, на что способен человек». Исполнительская работа дается труднее распорядительской и требует большего времени, усилий и воли. В ней воспитывается скорость реакций, быстрота движений, четкость и ритмичность труда; перед будущим руководителем следует ставить задачи « на быструю распланировку стола, обставление комнаты, розыск телефонов, нахождение адресов... ни одного поручения без срока, ни одного задания без измерений». Лишь после прохождения школы организационно-распорядительской деятельности, работника можно допускать к более сложным, планирующим функциям. Гастев был убежден, что труднее и дольше осваивается самое простое и элементарное, нежели самое сложное и непонятное. Поэтому он предлагал начинать с исполнительской деятельности и переходить к распорядительской, начинать с организации труда и переходить к осмыслению ее содержания. В этом случае не только руководители или рядовые работники, но и любой гражданин должен пройти в своей жизни через школу НОТ. Такой подход к воспитанию трудовой культуры (а оно, по Гастеву, должно начинаться не в 14 лет, а в 2 года) был созвучен эпохе. Вместе с тем, новую культуру невозможно создать лишь на послушании, превращающем человека в «винтик» производственного механизма. Гастев требует творческого подхода к самым обыденным вещам — молотку, клещам, карандашу. На производстве важна не сама машина, а установка на нее, т.е. нацеленность на постоянное, каждодневное конструирование, изобретательство. Для заражения рабочей массы «неустанным бесом изобретательства» необходимо разработать и внедрить эффективную систему методов привлечения работников к управлению. Именно они, а также ежедневное внимание со стороны администрации (обучение, помощь), создадут предпосылки к тому, что рабочий задумается над каждым своим движением и приемом, сможет разобраться в его «анатомии» и устройстве. Рабочий учится у станка, впитывая логику его движений, а не заучивает правила. Поэтому и трудовая культура — это не сумма усвоенных знаний, а активная «сноровка». Надо начинать с простого ухода и налаживания станка, с тренировки своих движений и лишь затем переходить к усвоению теоретических знаний и формул.

Трудовое обучение как способ воспитания нового человека у Гастева начинается с формирования основ двигательной и физической культуры, ловкости и экономии движений. Метод — бытовая и производственная гимнастика. Тренировка основных человеческих качеств, необходимых ему в трудовой деятельности, — наблюдательности, изворотливости, воли, упорства, дисциплинированности и организованности — проходит по трем линиям: режим, труд и организация. Двигательная культура человека должна отрабатываться до автоматизма: чем хуже отточено движение, тем больше в нем «элемента торможения». При хорошем владении телом человек не задумывается над техническими моментами своей работы, высвобождая время на творчество. Автоматизм (низших форм движений является обязательной предпосылкой свободы для высших, духовных движений человека.

Одним из конкретных инструментов воспитания НОТ в быту являлась у Гастева хроно-карта, т.е. своеобразный учетный документ для записи бюджета времени. Предлагались следующие этапы использования времени: сон, пища, работа, отдых, самообслуживание. Учет времени воспитываетбережливость, дисциплинированность, способность планировать свой рабочий день, повышает общую культуру человека. Для науки его польза в том, что он вскрывает «социальный скелет» труда и повседневной деятельности людей.

Культура труда

Культура труда имеет также экономическое измерение: так, при правильном расположении инструментов работник выигрывает час в течение дня; у культурного человека «всегда все под рукой». Таким образом, НОТ у Гастева — это еще и культура рабочего места. Культура движений органически переходит в культуру поведения, личная культура — в коллективную. Взаимоотношения людей на производстве, согласно гастевской концепции, требуют определенной «культурной условности», которая смягчает наше общежитие. Проявлять тактичность в отношениях с другими, приветливость, пусть даже и условную, вместо «нарочито подчеркнутой грубости», — обязанность и право каждого человека. Эти качества, наряду с дисциплинированностью, способностью подчиняться общей задаче (иначе

исполнительством),энтузиазмом и умением заражать окружающих тем делом, которым вы сейчас занимаетесь, называется социальными установками, составляющими «искусство коллективной работы». Основное правило совместного труда — скрывать, а не выставлять свою индивидуальность, уметь на первое место ставить не собственное «я», а общие интересы. Научиться этому труднее, чем овладеть индивидуальным тренажером.

Свои основные идеи и взгляды на трудовое воспитание Гастев изложил в самом концентрированном виде в знаменитой «Памятке-правилах», содержащей 16 пунктов правил и наставлений о том, как надо правильно и культурно работать.

Памятка-правила

Прежде чем браться за работу, надо всю ее продумать так, чтобы в голове окончательно сложилась модель готовой работы и весь порядок трудовых приемов. Если все до конца продумать нельзя, то продумать главные вехи, а первые части работы продумать досконально.

Не браться за работу, пока не приготовлен весь рабочий инструмент и все приспособления для работы. На рабочем месте (станок, верстак, стол, пол, земля) не должно быть ничего лишнего, чтобы попусту не тыкаться и не искать нужного среди ненужного.

Весь инструмент и приспособления должны быть разложены в определенном, по возможности раз навсегда установленном порядке, чтобы можно было все это находить наобум.

За работу никогда не надо браться круто, сразу; не срываться с места, а входить в работу исподволь. Голова и тело сами разойдутся и заработают; а если приняться сразу, то скоро и себя, как говориться, зарежешь, и работу «запорешь». После крутого начального порыва работник скоро сдает: и сам будет испытывать усталость, и работу будет портить.

По ходу работы надо иногда усиленно приналечь: или для того, чтобы осилить что-нибудь из ряда вон выходящее, или чтобы взять что-нибудь сообща, артельно. В таких случаях не надо сразу налегать, а сначала приладиться, надо все тело и ум настроить, надо, так сказать, зарядиться; дальше надо слегка испробовать, нащупать потребную силу и уже после этого приналечь.

Работать надо как можно ровнее, чтобы не было прилива и отлива; работа сгоряча, приступами портит человека и работу.

Посадка тела при работе должна быть такая, чтобы и удобно было работать, и в то же время не тратились бы силы на совершенно ненужное держание тела на ногах. По возможности надо работать сидя. Если сидеть нельзя, ноги надо держать расставленными; чтобы выставленная вперед или в сторону нога не срывалась с места, надо устроить укрепу.

Во время работы надо обязательно отдыхать. В тяжелой работе надо чаще отдыхать и по возможности сидеть, в легкой работе отдышки редкие, но равномерные.

Во время самой работы не надо есть, пить чай, пить в крайнем случае, только для утоления жажды; не надо и курить, лучше курить в рабочие интервалы, чем во время самой работы.

Если работа нейдет, то не горячиться, а лучше сделать перерыв, одуматься и применить снова опять-таки тихо; далее нарочно замедлять, чтобы выдержать.

Во время самой работы, особенно когда дело нейдет, надо работу прервать, привести в порядок рабочее место, уложить старательно инструмент и материал, смести сор и снова приняться за работу и опять-таки исподволь, но ровно.

Не надо в работе отрываться для другого дела, кроме необходимого в самой работе.

Есть очень дурная привычка после удачного выполнения работы сейчас же ее показать; вот тут обязательно надо «вытерпеть», так сказать, привыкнуть к успеху, смягчить свое удовлетворение, сделать его внутренним, а то в другой раз в случае неудачи получится «отравление» воли и работа опротивеет. В случае полной неудачи надо легко смотреть на дело и не расстраиваться, начиная снова работу, как будто в первый раз, и вести себя так, как указано в 11-м правиле. По окончании работы надо все прибрать, все положить на определенное место.

А.К. Гастев

Крупный организатор науки, оригинальный самобытный поэт А.К. Гастев, трагически погибший в годы сталинских репрессий, считал, что всю работу в области научной организации труда (НОТ) и управления нужно начинать с отдельного человека, кем бы он ни был — руководителем или рядовым исполнителем. Методологической основой такого подхода стала разработанная им и его коллегами — сотрудниками Центрального института труда, директором которого он был многие годы, концепция трудовых установок, содержавшая в зародыше основы кибернетики, инженерной психологии, эргономики. Составными элементами этой концепции были: теория трудовых движений в производственном процессе; организация рабочего места; методика рационального производственного обучения и пр. С помошью содержащихся в них практических положений и выводов можно было задавать определенные стандарты для производственных операций, облегчать адаптацию работников к их непрерывному изменению, стимулировать их личную инициативу.

Приведем несколько рекомендаций такого рода: «сначала продумай свою работу досконально, приготовь весь нужный инструмент и приспособления»; «при работе ищи удобного положения тела; наблюдай за всей установкой; по возможности садись; если стоишь, то ноги расставляй, чтобы была экономная опора»; «не работай до полной усталости, делай равномерные отдыхи»; «во время работы не кушай, не пей, не кури; делай это в твои рабочие перерывы»; «если работа нейдет — не волноваться; надо сделать перерыв, успокоиться и — снова за работу»; «кончил работу — прибери все до последнего гвоздя, а рабочее место вымети». Конечно, с точки зрения сегодняшнего дня эти формулировки в чем-то могут показаться наивными, но по сути свое значение они сохраняют и сейчас.

В отличие от западных специалистов Гастев и его ученики полагали, что внедрение НОТ и управления возможно и необходимо не только в технически оснащенном производстве, но

.

и в «любом сарае», в самом «неустроенном медвежьем углу России», что в период доиндустриального уровня развития страны было крайне важно. Правда, этот тезис подвергался весьма резкой критике, ибо современники видели в нем попытку законсервировать техническую отсталость отечественного производства.

Гастев не только искал пути рационализации трудовых движений и оптимальной организации рабочего места, но пытался активизировать работника, развить в нем потребность к самосовершенствованию, привить каждому «организационно-трудовую бациллу». Этому должна была способствовать и разработанная им методика быстрого обучения высококвалифицированных работников, позволявшая сократить сроки последнего в 6 раз — с 3—4 лет до 4—6 месяцев. Еще одним направлением творчества Гастева была разработка концепции узкой базы, суть которой можно было выразить словами «рабочий, который управляет станком, есть директор предприятия, которое известно под именем станка», и закономерности управления последним можно распространить не только на предприятие, но и на государство в целом. Эти закономерности, по мысли Гастева, действуют в следующем порядке: «расчет — установка — обработка — контроль — учет — систематика — расчет»

Гастев распространял эту формулу на управление как вещами, так и людьми, поскольку считал, что, как и операции, производимые с помощью оборудования, труд любого работника может быть разложен на такого рода элементы, легко поддающиеся регулированию.

Идеи Гастева составили основу предложенной им науки о труде и управлении — «социальной инженерии», в которой широко применялся математический аппарат, формулы и чертежи. Практика А. Гастева

Другим выдающимся деятелем российской науки можно считать Алексея Капитоновича Гастева (1882-1941), автора более 200 работ, учителя многих исследователей. Его можно назвать духовным создателем всероссийского направления НОТ. Он стал его популяризатором, доводил выводы науки до руководителей государства, а их пожелания - вкладывал в тематику института. Он возглавлял ЦИТ - "научно-боевой центр, как он его называл, организации труда". Выделение в нем четырех направлений; технического, хозяйственно-экономического, политического и педагогического, делало ЦИТ уникальным, опытным и консультационным центром, не имеющим аналогов в Европе. Подход цитовцев к своей деятельности примечателен. Они рассматривали его как важнейший вклад, условие скорейшего восстановления хозяйственно-экономической мощи страны.

Культура труда рассматривалась Гастевым как стержень его организованности. Он предложил системное видение НОТ, связав технические и экономические процессы организации труда, теоретические и практические вопросы его изучения. Все это изложено им в работе "Научная организация труда" (см. "Организацию труда", 1935 г., № 5 или сборник "Социология труда" ч. 1. Сборник текстов, СПб,. 1998). В ней он описал НОТ не только как производственный феномен, но и социально-политический. Именно ей он отводил роль главного преобразующего производство и работника фактора.

Его главная идея - создание "трудовой установки", внутренней концентрации, предшествующей труду, пронизывающей и осмысляющей трудовой процесс, делающего его максимально рациональным, а труд наиболее эффективным. Нельзя не согласиться с базовыми принципами, которые он сформулировал, как отражение "трудовой установки":

studfiles.net

Культура труда, поведения и управления Гастева

Автор: Aльбeрт Ивaнoвич Kравченкo, доктор социологических наук, профессор кафедры социологии организаций социологического факультета МГУ, главный научный сотрудник Института социологии РАН.

 

20-е годы представляют собой, пожалуй, самую яркую страницу в истории отечественной науки управления. Этот период поражает воображение современников не только грандиозностью замыслов, количеством новых идей, проектов и теорий, ожесточенностью идеологических дискуссий, но и грандиозностью личностей, которых дал Отечеству «серебряный век».

Несомненно, лидером отечественной науки управления и НОТ в 20-е годы был А.К. Гастев. Несколько слов о его биографии.

Алексей Капитонович Гастев (1882—1941), экономист, социолог, был активным деятелем революционного и рабочего движения в России, неоднократно подвергался арестам и ссылкам. В 1905 г. руководил боевой дружиной рабочих в Костроме, выступал на митингах с разоблачением эсеров и меньшевиков, участвовал в работе III и IV съездов РСДРП.

За плечами у Гастева не только революционный, но огромный производственный опыт: слесарь на заводах России и Франции (где он закончил Высшую школу социальных наук), а после Октябрьской революции — один из руководителей на предприятиях Москвы, Харькова и Горького, наконец, секретарь ЦК Всероссийского союза металлистов. Известен он и как поэт, его литературное творчество высоко ценили В.В. Маяковский и А.В. Луначарский. Гастев был одним из теоретиков и лидеров пролеткультовского движения.

С 1921 по 1938 г. возглавлял Центральный институт труда (ЦИТ) в Москве. Основная заслуга Гастева заключается в разработке теоретических и экспериментальных идей новой науки — социальной инженерии («социального инженеризма»), соединявшей в себе методы естественных наук, социологии, психологии и педагогики.

Под его руководством на десятках предприятий внедрялись инновационные методы организации труда и производства, по методикам ЦИТа подготовлено более 500 тыс. квалифицированных рабочих, тысячи консультантов по управлению и НОТ. Значителен его вклад в разработку идей кибернетики и общей теории систем. Разработки Гастева получили мировое признание, они изучаются в США, Англии, Франции и других странах.

 

Промышленное возрождение России, по мнению Гастева, неотделимо от культурного переворота. Концепция трудового воспитания и культурных установок предполагает уничтожение «стихийной распущенности» человека, которое начинается у Гастева с физической и бытовой культуры — рационального режима дня, правильного питания, отдыха и движения, затем закрепляется в социально-психологической культуре поведения, искусстве владения собой и своими эмоциями, взаимоотношениях, а результируется в подъеме общей культуры производства.

Трудовая культура начинается с постепенного привыкания к единому, выдержанному в течение всего дня темпу. Трудовая выдержка лучше всего складывается при работе операционной, а труднее — при монтажной, неповторяющейся или обладающей рваным ритмом.

На тяжелой, неритмичной работе, считает Гастев, больше приобретается болезней и вредных привычек. С одной стороны, русскому рабочему больше всего не хватает элементарной исполнительской культуры: умения подчиняться, точно соблюдать свои служебные обязанности независимо от того, приятно ему или нет.

Искусство коллективной работы, по Гастеву, основывается на умении приспосабливать личные цели к общим задачам, на способности точно и своевременно выполнять распоряжения. Первым актом «организационного тренажа» является обучение не руководить другими, а подчиняться самому. На этом принципе и строится у Гастева новая наука — «педагогика тренировки».

Ее методы и законы базируются на точном расчете, в котором учтены все мелочи и детали, она имеет три стадии: «общая гимнастика, имитация работы и, наконец, настоящая работа». Если гимнастика выступает в качестве «чистой техники движения», то задача имитационного упражнения — приучить человека к нагрузке. На завершающей стадии обучающийся приступает к настоящим трудовым операциям, которые должны быть отрепетированы до автоматизма.

Для руководителя Гастев предлагал полугодовой испытательный срок, в процессе которого за кандидатом на выдвижение проводились бы тщательные социально-психологические наблюдения и на основании их составлялся «психологический паспорт». Требуемая от руководителя деловая инициатива будет встречена с большим энтузиазмом, если прежде он покажет себя как исполнительный и дисциплинированный работник.

Авторитет в коллективе, основанный на высокой личной культуре труда и профессиональной компетентности, представляет собой фундамент искусства управления. Согласно логике такого подхода, руководитель не приглашается извне, а воспитывается в собственном коллективе.

 

Исходная ступень трудового обучения руководителя — исполнительская работа, простое «послушание, ибо только здесь проверяется, на что способен человек». Исполнительская работа дается труднее распорядительской и требует большего времени, усилий и воли. В ней воспитывается скорость реакций, быстрота движений, четкость и ритмичность труда; перед будущим руководителем следует ставить задачи «на быструю распланировку стола, обставление комнаты, розыск телефонов, нахождение адресов… ни одного поручения без срока, ни одного задания без измерений». Лишь после прохождения школы организационно-распорядительской деятельности, работника можно допускать к более сложным, планирующим функциям.

Гастев был убежден, что труднее и дольше осваивается самое простое и элементарное, нежели самое сложное и непонятное. Поэтому он предлагал начинать с исполнительской деятельности и переходить к распорядительской, начинать с организации труда и переходить к осмыслению ее содержания. В этом случае не только руководители или рядовые работники, но и любой гражданин должен пройти в своей жизни через школу НОТ.

Такой подход к воспитанию трудовой культуры (а оно, по Гастеву, должно начинаться не в 14 лет, а в 2 года) был созвучен эпохе. Вместе с тем, новую культуру невозможно создать лишь на послушании, превращающем человека в «винтик» производственного механизма. Гастев требует творческого подхода к самым обыденным вещам — молотку, клещам, карандашу. На производстве важна не сама машина, а установка на нее, т.е. нацеленность на постоянное, каждодневное конструирование, изобретательство.

Для заражения рабочей массы «неустанным бесом изобретательства» необходимо разработать и внедрить эффективную систему методов привлечения работников к управлению. Именно они, а также ежедневное внимание со стороны администрации (обучение, помощь), создадут предпосылки к тому, что рабочий задумается над каждым своим движением и приемом, сможет разобраться в его «анатомии» и устройстве.

Рабочий учится у станка, впитывая логику его движений, а не заучивает правила. Поэтому и трудовая культура — это не сумма усвоенных знаний, а активная «сноровка». Надо начинать с простого ухода и налаживания станка, с тренировки своих движений и лишь затем переходить к усвоению теоретических знаний и формул.

Трудовое обучение как способ воспитания нового человека у Гастева начинается с формирования основ двигательной и физической культуры, ловкости и экономии движений. Метод — бытовая и производственная гимнастика. Тренировка основных человеческих качеств, необходимых ему в трудовой деятельности — наблюдательности, изворотливости, воли, упорства, дисциплинированности и организованности — проходит по трем линиям: режим, труд и организация.

Двигательная культура человека должна отрабатываться до автоматизма: чем хуже отточено движение, тем больше в нем «элемента торможения». При хорошем владении телом человек не задумывается над техническими моментами своей работы, высвобождая время на творчество. Автоматизм низших форм движений является обязательной предпосылкой свободы для высших, духовных движений человека.

Одним из конкретных инструментов воспитания НОТ в быту являлась у Гастева хроно-карта, т.е. своеобразный учетный документ для записи бюджета времени. Предлагались следующие этапы использования времени: сон, пища, работа, отдых, самообслуживание. Учет времени воспитывает бережливость, дисциплинированность, способность планировать свой рабочий день, повышает общую культуру человека. Для науки его польза в том, что он вскрывает «социальный скелет» труда и повседневной деятельности людей.

 

Культура труда имеет также экономическое измерение: так, при правильном расположении инструментов работник выигрывает час в течение дня; у культурного человека «всегда все под рукой». Таким образом, НОТ у Гастева — это еще и культура рабочего места. Культура движений органически переходит в культуру поведения, личная культура — в коллективную.

Взаимоотношения людей на производстве, согласно гастевской концепции, требуют определенной «культурной условности», которая смягчает наше общежитие. Проявлять тактичность в отношениях с другими, приветливость, пусть даже и условную, вместо «нарочито подчеркнутой грубости», — обязанность и право каждого человека. Эти качества, наряду с дисциплинированностью, способностью подчиняться общей задаче (иначе — исполнительством), энтузиазмом и умением заражать окружающих тем делом, которым вы сейчас занимаетесь, называется социальными установками, составляющими «искусство коллективной работы».

Основное правило совместного труда — скрывать, а не выставлять свою индивидуальность, уметь на первое место ставить не собственное «я», а общие интересы. Научиться этому труднее, чем овладеть индивидуальным тренажером.

Свои основные идеи и взгляды на трудовое воспитание Гастев изложил в самом концентрированном виде в знаменитой «Памятке-правилах», содержащей 16 пунктов правил и наставлений о том, как надо правильно и культурно работать.

 

  1. Прежде чем браться за работу, надо всю ее продумать так, чтобы в голове окончательно сложилась модель готовой работы и весь порядок трудовых приемов. Если все до конца продумать нельзя, то продумать главные вехи, а первые части работы продумать досконально.
  2. Не браться за работу, пока не приготовлен весь рабочий инструмент и все приспособления для работы.
  3. На рабочем месте (станок, верстак, стол, пол, земля) не должно быть ничего лишнего, чтобы попусту не тыкаться и не искать нужного среди ненужного.
  4. Весь инструмент и приспособления должны быть разложены в определенном, по возможности раз навсегда установленном порядке, чтобы можно было все это находить наобум.
  5. За работу никогда не надо браться круто, сразу; не срываться с места, а входить в работу исподволь. Голова и тело сами разойдутся и заработают; а если приняться сразу, то скоро и себя, как говориться, зарежешь, и работу «запорешь». После крутого начального порыва работник скоро сдает: и сам будет испытывать усталость, и работу будет портить.
  6. По ходу работы надо иногда усиленно приналечь: или для того, чтобы осилить что-нибудь из ряда вон выходящее, или чтобы взять что-нибудь сообща, артельно. В таких случаях не надо сразу налегать, а сначала приладиться, надо все тело и ум настроить, надо, так сказать, зарядиться; дальше надо слегка испробовать, нащупать потребную силу и уже после этого приналечь.
  7. Работать надо как можно ровнее, чтобы не было прилива и отлива; работа сгоряча, приступами портит человека и работу.
  8. Посадка тела при работе должна быть такая, чтобы и удобно было работать, и в то же время не тратились бы силы на совершенно ненужное держание тела на ногах. По возможности надо работать сидя. Если сидеть нельзя, ноги надо держать расставленными; чтобы выставленная вперед или в сторону нога не срывалась с места, надо устроить укрепу.
  9. Во время работы надо обязательно отдыхать. В тяжелой работе надо чаще отдыхать и по возможности сидеть; в легкой работе отдышки редкие, но равномерные.
  10. Во время самой работы не надо есть, пить чай, пить в крайнем случае, только для утоления жажды; не надо и курить, лучше курить в рабочие интервалы, чем во время самой работы.
  11. Если работа нейдет, то не горячиться, а лучше сделать перерыв, одуматься и применить снова опять-таки тихо; далее нарочно замедлять, чтобы выдержать.
  12. Во время самой работы, особенно когда дело нейдет, надо работу прервать, привести в порядок рабочее место, уложить старательно инструмент и материал, смести сор и снова приняться за работу и опять-таки исподволь, но ровно.
  13. Не надо в работе отрываться для другого дела, кроме необходимого в самой работе.
  14. Есть очень дурная привычка после удачного выполнения работы сейчас же ее показать; вот тут обязательно надо «вытерпеть», так сказать, привыкнуть к успеху, смягчить свое удовлетворение, сделать его внутренним, а то в другой раз в случае неудачи получится «отравление» воли и работа опротивеет.
  15. В случае полной неудачи надо легко смотреть на дело и не расстраиваться, начиная снова работу, как будто в первый раз, и вести себя так, как указано в 11-м правиле.
  16. По окончании работы надо все прибрать, все положить на определенное место.

 

Только практические современные знания и навыки. Учитесь любым навыкам личной эффективности и самоменеджмента по абонементу, со скидкой.

www.elitarium.ru

15 КУЛЬТУРА ТРУДА И УПРАВЛЕНИЯ А. ГАСТЕВА

Новые рефераты:

  • Повышение пенсионного возраста.
  • Безработица и её социально-экономические последствия.
  • Основные направления в развитии социологической теории ХХ века.
  • Колебательные реакции.
  • Предмет формальной логики.
  • Роль и значение времени в управлении.
  • Античная философия.
  • Социальная поддержка многодетных семей (на примере Архангельской области).
  • Рыночные структуры.
  • Причины и типология кризисов в социально-экономических системах.
  • Этапы реинжиниринга бизнес-процессов. Роль творчества в процессе реинжиниринга.

    Главная » История менеджмента » Глава 15 КУЛЬТУРА ТРУДА И УПРАВЛЕНИЯ А. ГАСТЕВА



    Глава 15 КУЛЬТУРА ТРУДА И УПРАВЛЕНИЯ А. ГАСТЕВА

    20-годы представляют собой, пожалуй, самую яркую страницу в истории отечественной науки управления. Данный период поражает воображение современников не только грандиозностью замыслов, количеством новых идей, проектов и теорий, ожесточенностью идеологических дискуссий, но и грандиозностью личностей, которых дал Отечеству «серебряный век».
    Жизнедеятельность А. Гастева
    Несомненно, лидером отечественной науки управления и НОТ в 20-е годы был А. К. Гастев. Несколько слов о его биографии.
    Алексей Капитонович Гастев (1882—1941), экономист, социолог, был активным деятелем революционного и рабочего движения в России, неоднократно подвергался арестам и ссылкам. Стоит отметить, что 1905 г. руководил боевой дружиной рабочих в Костроме, выступал на митингах с разоблачением эсеров и меньшевиков, участвовал в работе III и IV съездов РСДРП. За плечами у Гастева не только революционный, но огромный производственный опыт: слесарь на заводах России и Франции (где окончил Высшую школу социальных наук), а после Октября — руководитель на предприятиях Москвы, Харькова и Горького, наконец, секретарь ЦК Всероссийского союза металлистов. Известен он и как поэт, его литературное творчество высоко ценили В.В.Маяковский и А.В.Луначарский. Гастев был одним из теоретиков и лидеров пролеткультовского движения.
    С 1921 по 1938 г. возглавлял Центральный институт труда (ЦИТ) в Москве. Основная заслуга Гастева заключается в разработке теоретических и экспериментальных идей новой науки — социальной инженерии («социального инженеризма»), соединявшей в себе методы естественных наук, социологии, психологии и педагогики. Под его руководством на десятках предприятий внедрялись инновационные методы организации труда и производства, по методикам ЦИТа подготовлено более 500 тыс. квалифицированных рабочих, тысячи консультантов по управлению и НОТ. Значителен его вклад в разработку идей кибернетики и общей теории систем. Разработки Гастева получили мировое признание, они изучаются в США, Англии, Франции и других странах.
    Концепция культурных установок
    Промышленное возрождение России, по мнению Гастева, неотделимо от культурного переворота. Концепция трудового воспитания и культурных установок предполагает уничтожение «стихийной распущенности» человека, которое начинается у Гастева с физической и бытовой культуры — рационального режима дня, правильного питания, отдыха и движения, затем закрепляется в социально-психологической культуре поведения, искусстве владения собой и своими эмоциями, взаимоотношениях, а результируется в подъеме общей культуры производства. Трудовая культура начинается с постепенного привыкания к единому, выдержанному в течение всего дня темпу. Трудовая выдержка лучше всего складывается при работе операционной и труднее — при монтажной, неповторяющейся или обладающей рваным ритмом.
    На тяжелой, неритмичной работе, считает Гастев, больше приобретается болезней и вредных привычек. С одной стороны, русскому рабочему больше всего не хватает элементарной исполнительской культуры: умения подчиняться, точно соблюдать свои служебные обязанности независимо от того, приятно ему или нет. Искусство коллективной работы, по Гастеву, основывается на умении приспосабливать личные цели к общим задачам, на способности точно и своевременно выполнять распоряжения. Первым актом «организационного тренажа» является обучение не руководить другими, а подчиняться самомуВажно заметить, что на этом принципе и строится у Гастева новая наука — «педагогика тренировки». Ее методы и законы базируются на точном расчете, в котором учтены все мелочи и детали, она имеет три стадии: «общая гимнастика, имитация работы и, наконец, настоящая работа» [13, с. 55]. Если гимнастика выступает в качестве «чистой техники движения», то задача имитационного упражнения — приучить человека к нагрузкеВажно заметить, что на завершающей стадии обучающийся приступает к настоящим трудовым операциям, которые должны быть отрепетированы до автоматизма.
    Для руководителя Гастев предлагал полугодовой испытательный срок, в процессе которого за кандидатом на выдвижение проводились бы тщательные социально-психологические наблюдения и на основании их составлялся «психологический паспорт». Требуемая от руководителя деловая инициатива будет встречена с большим энтузиазмом, если прежде он покажет себя как исполнительный и дисциплинированный работник. Авторитет в коллективе, основанный на высокой личной культуре труда и профессиональной компетентности, представляет собой фундамент искусства управления. Согласно логике такого подхода, руководитель не приглашается извне, а воспитывается в собственном коллективе.
    Трудовое обучение
    Исходная ступень трудового обучения руководителя — исполнительская работа, простое «послушание, ибо только здесь проверяется, на что способен человек». Исполнительская работа дается труднее распорядительской и требует большего времени, усилий и воли. В ней воспитывается скорость реакций, быстрота движений, четкость и ритмичность труда; перед будущим руководителем следует ставить задачи «на быструю распланировку стола, обставление комнаты, розыск телефонов, нахождение адресов... Ни одного поручения без срока, ни одного задания без измерений» [13, с. 57]. Лишь после прохождения школы организационно-распорядительской деятельности работника можно допускать к более сложным, планирующим функциям.
    Гастев был убежден, что труднее и дольше осваивается самое простое и элементарное, нежели самое сложное и непонятное. Поэтому он предлагал начинать с исполнительской деятельности и переходить к распорядительской, начинать с организации труда и переходить к осмыслению ее содержания. В этом случае не только руководители или рядовые работники, но и любой гражданин должен пройти в своей жизни через школу НОТ. Такой подход к воспитанию трудовой культуры (а оно, по Гастеву, должно начинаться не в 14 лет, а в 2 года) был созвучен эпохе. Вместе с тем, новую культуру невозможно создать лишь на послушании, превращающем человека в «винтик» производственного механизма. Гастев требует творческого подхода к самым обыденным вещам — молотку, клещам, карандашу. Отметим, что на производстве важна не сама машина, а установка на нее, т. е. нацеленность на постоянное, каждодневное конструирование, изобретательство. Для заражения рабочей массы «неустанным бесом изобретательства» необходимо разработать и внедрить эффективную систему методов привлечения работников к управлению. Именно они, а также ежедневное внимание со стороны администрации (обучение, помощь) создадут предпосылки к тому, что рабочий задумается над каждым своим движением и приемом, сможет разобраться в его «анатомии» и устройстве. Рабочий учится у станка, впитывая логику его движений, а не заучивает правила по книгам. Поэтому и трудовая культура — это не сумма усвоенных знаний, а активная «сноровка» [13, с. 172]. Надо начинать с простого ухода и налаживания станка, с тренировки своих движений и лишь затем переходить к усвоению теоретических знаний и формул.
    Трудовое обучение как способ воспитания нового человека у Гастева начинается с формирования основ двигательной и физической культуры, ловкости и экономии движений. Метод — бытовая и производственная гимнастика. Тренировка основных человеческих качеств, необходимых ему в трудовой деятельности, — наблюдательности, изворотливости, воли, упорства, дисциплинированности и организованности — проходит по трем линиям: режим, труд и организация. Двигательная культура человека должна отрабатываться до автоматизма: чем хуже отточено движение, тем больше в нем «элемента торможения». При хорошем владении телом человек не задумывается над техническими моментами своей работы, высвобождая время на творчество. Автоматизм низших форм движений является обязательной предпосылкой свободы для высших, духовных движений человека.
    Одним из конкретных инструментов воспитания НОТ в быту являлась у Гастева хроно-карта, т. е. своеобразный учетный документ для записи бюджета времени. Статистическая обработка собранных у населения учетных карт, по замыслу Гастева, поможет установить степень его социализации, а их систематизация — основные социальные группы («рабочий, директор, студент, крестьянин, красный воин») по характеру и способу использования своего времени. Предлагались следующие этапы использования времени: сон, пища, работа, отдых, самообслуживание [13, с.74]. Учет времени воспитывает бережливость, дисциплинированность, способность планировать свой рабочий день, повышает общую культуру человека. Для науки его польза в том, что он вскрывает «социальный скелет» труда и повседневной деятельности людей.
    Культура труда
    Культура труда имеет также экономическое измерение: так, при правильном расположении инструментов работник выигрывает час в течение дня; у культурного человека «всегда все под рукой». Основываясь на выше сказанном НОТ у Гастева — это еще и культура рабочего места. Культура движений органически переходит в культуру поведения, личная культура — в коллективную. Взаимоотношения людей на производстве, согласно гастевской концепции, требуют определенной «культурной условности», которая смягчает наше общежитие. Проявлять тактичность в отношениях с другими, приветливость, пусть даже и условную, вместо «нарочито подчеркнутой грубости», — обязанность и право каждого человека. Данные качества, наряду с дисциплинированностью, способностью подчиняться общей задаче (иначе — исполнительством), энтузиазмом и умением заражать окружающих тем делом, которым вы сейчас занимаетесь, называется социальными установками, составляющими «искусство коллективной работы» [13, с. 103—104]. Основное правило совместного труда — скрывать, а не выставлять свою индивидуальность, уметь на первое место ставить не собственное «я», а общие интересы. Научиться этому труднее, чем овладеть индивидуальным тренажером.
    На вершине пирамиды культуры труда у Гастева находится культура рабочего класса. Приобретенные каждым работником индивидуальные навыки закрепляются четкой организацией совместной деятельности, которая пробуждает жажду творчества и стремление усовершенствовать свое орудие труда. Осознание того, что средства производства теперь являются собственностью класса, формирует в пролетариате принципиально новое, творческое отношение к труду. Рабочий становится творцом и распорядителем, он как бы сливается со всем заводским механизмом. К производству, в котором человек каждый день выковывает частицу своего «я», он будет относиться как к своему собственному делу. Так вопросы культуры труда выходили на проблему отношения к труду.
    Свои основные идеи и взгляды на трудовое воспитание Гастев изложил в многочисленных книгах и статьях. Стоит отметить, что самом концентрированном виде они выражены в знаменитой «Памятке-правилах», содержащей 16 пунктов правил и наставлений о том, как надо правильно и культурно работать.
    Вопросы к главе
    1. Какой след в истории НОТ и менеджмента оставил А.Гастев?
    2. На чем основана бытовая культура?
    3. Как формируется трудовая культура?
    4. Что такое организационный тренаж?
    5. Почему управленческая культура начинается с исполнительской?
    6. Какую роль в воспитании НОТ играет хроно-карта?
    Конкретный пример. Памятка-правила
    1. Прежде чем браться за работу, надо всю ее продумать так, чтобы в голове окончательно сложилась модель готовой работы и весь порядок трудовых приемов. Если все до конца продумать нельзя, то продумать главные вехи, а первые части работы продумать досконально.
    2. Не браться за работу, пока не приготовлен весь рабочий инструмент и все приспособления для работы.
    3. На рабочем месте (станок, верстак, стол, пол, земля) не должно быть ничего лишнего, чтобы попусту не тыкаться и не искать нужного среди ненужного.
    4. Весь инструмент и приспособления должны быть разложены в определенном, по возможности раз навсегда установленном порядке, чтобы можно было все это находить наобум.
    5. За работу никогда не надо браться круто, сразу; не срываться с места, а входить в работу исподволь. Голова и тело сами разойдутся и заработают; а если приняться сразу, то скоро и себя, как говориться, зарежешь, и работу «запорешь». После крутого начального порыва работник скоро сдает: и сам будет испытывать усталость, и работу будет портить.
    6. По ходу работы надо иногда усиленно приналечь: или для того, чтобы осилить что-нибудь из ряда вон выходящее, или чтобы взять что-нибудь сообща, артельно. В таких случаях не надо сразу налегать, а сначала приладиться, надо все тело и ум настроить, надо, так сказать, зарядиться; дальше надо слегка испробовать, нащупать потребную силу и уже после этого приналечь.
    7. Работать надо как можно ровнее, чтобы не было прилива и отлива; работа сгоряча, приступами портит человека и работу.
    8. Посадка тела при работе должна быть такая, чтобы и удобно было работать, и в то же время не тратились бы силы на совершенно ненужное держание тела на ногах. По возможности надо работать сидя. Если сидеть нельзя, ноги надо держать расставленными; чтобы выставленная вперед или в сторону нога не срывалась с места, надо устроить укрепу.
    9. Во время работы надо обязательно отдыхать. В тяжелой работе надо чаще отдыхать и по возможности сидеть, в легкой работе отдышки редкие, но равномерные.
    10. Во время самой работы не надо есть, пить чай, пить в крайнем случае, только для утоления жажды; не надо и курить, лучше курить в рабочие интервалы, чем во время самой работы.
    11. Если работа нейдет, то не горячиться, а лучше сделать перерыв, одуматься и применить снова опять-таки тихо; далее нарочно замедлять, чтобы выдержать.
    12. Во время самой работы, особенно когда дело нейдет, надо работу прервать, привести в порядок рабочее место, уложить старательно инструмент и материал, смести сор и снова приняться за работу и опять-таки исподволь, но ровно.
    13. Не надо в работе отрываться для другого дела, кроме необходимого в самой работе.
    14. Есть очень дурная привычка после удачного выполнения работы сейчас же ее показать; вот тут обязательно надо «вытерпеть», так сказать, привыкнуть к успеху, смягчить свое удовлетворение, сделать его внутренним, а то в другой раз в случае неудачи получится «отравление» воли и работа опротивеет.
    15. В случае полной неудачи надо легко смотреть надело и не расстраиваться, начиная снова работу, как будто в первый раз, и вести себя так, как указано в 11 -м правиле.
    16. По окончании работы надо все прибрать, все положить на определенное место.
    Вопросы к примеру
    1. «Памятку» Гастева можно использовать в качестве теста. Испытайте себя. Какие правила вы соблюдаете, а какие нет?
    2. Сравните «Памятку» Гастева и «Правила» Джилбретта (в переработке Р.Бернса, глава 6). Они противоречат друг другу, дополняют друг друга или не имеют ничего общего между собой?
    Лекция, реферат. Глава 15 КУЛЬТУРА ТРУДА И УПРАВЛЕНИЯ А. ГАСТЕВА - понятие и виды. Классификация, сущность и особенности.

    Оглавление книги открыть закрыть

    « назад Оглавление вперед »
    Глава 14 ЗАРОЖДЕНИЕ МЕНЕДЖМЕНТА В РОССИИ И ЕГО РАЗВИТИЕ В СССР « | » Глава 16 РАЗРАБОТКИ ХАРЬКОВСКОЙ ШКОЛЫ УПРАВЛЕНИЯ И ПСИХОТЕХНИКА

     

     

referatwork.ru

«Русский Тейлор» а.К. Гастев

«Рабочий – это «живая машина», сложный

механизм, имеющий мотор, систему

передачи скоростей, отдел установок,

отдел учета и контроля»

А.К. Гастев

Одним из лидеров отечественной науки управления и научной организации труда в 20-е гг. был Алексей Константинович Гастев (1882-1941 гг.), директор ЦИТ. Он полагал, что для создания собственной теории необходимо критически переосмыслить теоретические достижения и практический опыт, накопленный в промышленно развитых странах. Поэтому ЦИТовская концепция управления имеет несколько общих моментов с учениями Ф. Тейлора и Г. Форда (с которым Гастев был лично знаком и вел интенсивную переписку):

1. Специфику понятия научного менеджмента и Ф. Тейлор и Г. Форд, и А. Гастев видели именно в исследовательском моменте, решительно отказывались от эмпирического подхода к организации и управлению производством. А. Гастев, в частности, исходил из того, что прежде чем изменить те или иные способы работы, их необходимо тщательно изучить.

2. Кроме того, усилия А. Гастева и его соратников были направлены на максимальное повышение производительности каждого отдельного элемента производственного комплекса, увеличение отдачи каждого механизма, каждого работника.

3. Максимальное ускорение производственных процессов, по мысли А. Гастева, обеспечивают предварительный расчет и подготовку всех факторов производства во времени и в пространстве.

4. Ограничение функций основной массы рабочих узкими специальными заданиями на основе углубленного разделения труда, введение инструктажа и различных оргприспособлений, помогают добиться повышения производительности труда.

5. Разделение труда в сфере управления, специализация управленческих функций, повышает эффективность производства.

6. Отказ от линейной организации управления и создание на предприятиях своеобразного штаба – планово-распределительного бюро – для более эффективного управления.

7. Введение принципа оплаты труда каждого рабочего в соответствии с его индивидуальной выработкой для лучшей мотивации к труду.

Однако, несмотря на то, что А. Гастева часто называли «русский Тейлор», он сформировал собственную концепцию, основанную на человеческом факторе производства, развил идею социализации трудового процесса. Если для Тейлора и Форда рабочий – это машина, то для Гастева рабочий – «живая машина», сложный механизм, «…имеющий мотор, систему передачи скоростей, отдел установок, отдел учета и контроля». «В машине – орудии все рассчитано и подогнано. Будем также рассчитывать и живую машину – человека».

А.К. Гастевым была создана «методика, которая имеет целью активизировать рабочие массы, вселяя в них беса изобретателя, посредством прививки определенной организационной – трудовой бациллы каждому рабочему, каждому участнику производства». Гастев и его сторонники придерживались позиции активного отношения к психофизическим возможностям человека, говоря о необходимости постоянной тренировки физических и психических возможностей работника, таких как наблюдательность, воля, двигательная культура, изобретательность, упорство, дисциплинированность.

Промышленное возрождение России, по мнению Гастева, неотделимо от культурного переворота, уничтожающего и стихийную распущенность человека. Начинать переворот необходимо с физической и бытовой культуры – рационального режима дня, правильного питания, отдыха, движения.

Далее, по концепции ЦИТа, трудовое воспитание и культурные установки закрепляются в социально-психологической культуре поведения, искусство владения собой и своими эмоциями, взаимоотношениях, в результате происходит подъем общей культуры производства.

Трудовая культура начинается с постепенного привыкания к единому, выдержанному в течение всего дня темпу. «Русскому рабочему, - считает Гастев, - больше всего не хватает элементарной исполнительской культуры: умения подчиняться, точно соблюдать свои служебные обязанности, поэтому первым актом организационного тренажа «является обучение не руководить другими, а подчиняться самому».

На этом принципе Гастевым обоснована новая наука – «педагогика тренировки», которая имеет три стадии: общая гимнастика, имитация работы и, наконец, сама работа. Каждая стадия имеет определенную цель – гимнастика нужна для отработки техники движений; имитационные упражнения приучают человека к нагрузке, и к третьей стадии движения уже отрепетированы до автоматизма. Затем приобретенные навыки закрепляются четкой организацией совместной деятельности, которая побуждает тягу к творчеству и стремление усовершенствовать свое орудие труда. Свои основные взгляды на трудовое воспитание Гастев изложил в знаменитой «Памятке-правилах», содержащей 16 пунктов правил и наставлений о том, как надо правильно культурно работать.

Приведем некоторые из них:

1. Прежде чем взяться за работу, надо всю ее продумать так, чтобы в голове сложилась модель готовой работы и весь порядок трудовых приемов.

2. Не браться за работу, пока не приготовлен весь рабочий инструмент и все приспособления.

3. На рабочем месте не должно быть ничего лишнего, чтобы не суетиться и не искать нужного среди ненужного.

4. Весь инструмент должен быть разложен в определенном порядке, чтобы можно было легко его найти.

5. Работать надо как можно ровнее, чтобы не было прилива и отлива; работа сгоряча портит и человека, и работу.

6. Во время работы надо обязательно отдыхать. В тяжелой работе надо отдыхать чаще, в легкой работе периоды отдыха должны быть редкие, но равномерные.

7. Не надо во время работы отвлекаться для другого дела, кроме необходимого для самой работы.

8. По окончании работы надо все прибрать: и инструмент, и рабочее место; все положить на определенные места, чтобы, принимаясь снова за дело, можно было все быстро найти, и чтобы сама работа не опротивела.

А. Гастев и весь коллектив ЦИТа уделял огромное внимание разработке проблемы подготовки и переподготовки рабочей силы, исходя из центрального положения своей концепции о решающей роли человеческого фактора в производстве.

Задачу по обучению и подготовке рабочей силы ЦИТ рассматривал как главную среди стоящих перед ним задач. ЦИТовцы выступали за новую культуру труда, главную роль в которой играло рабочее место, постоянно совершенствуя которое можно строить модель рациональной организации цеха, предприятия и т.д. Таким образом, от микроанализа движений, приемов, операций, осуществляемых работником на рабочем месте, - к макроанализу предприятия в целом – вот путь научного поиска ЦИТа. Такая схема получила название концепции узкой базы, суть которой заключалась в том, что всю работу по научной организации труда и управления следует начинать с упорядочения труда отдельного человека, кем бы он ни был – исполнителем или руководителем.

Гастев говорил, что «рабочий, который управляет станком, есть директор предприятия, которое известно под именем станка», и закономерность управления им можно распространить на предприятие и государство в целом. Эти закономерности располагаются в следующем порядке: расчет – установка – обработка – контроль – учет - систематика – расчет. Гастев распространил эту формулу на управление как вещами, так и людьми, так как считал, что труд любого работника может легко быть разложен на отдельные операции, легко поддающиеся регулированию, как и операции, производимые с помощью оборудования.

Полностью отождествляя труд рабочих, управляющих рубанком или станком, и труд руководителей, управляющих предприятием, объединением, отраслью, ЦИТовцы неоправданно упрощали сложность собственно управленческих процессов, сводя глубоко интеллектуальный труд по управлению людьми к ряду простейших движений, операций и приемов.

«Мы не признаем разницы между так называемым физическим трудом и так называемым умственным», - говорил А. Гастев, а, следовательно, подготовленный, высококвалифицированный токарь, слесарь, инструктор по обучению, вполне могут управлять и цехом, и заводом и, если надо, государством.

Это заблуждение имело весьма роковые последствия для нашей страны. Подтвердив ленинский тезис о том, что каждая кухарка может управлять государством, ЦИТовцы создали почву для массового продвижения в высокие управленческие сферы, требующие глубоких и разносторонних специальных знаний в области экономики, психологии, социологии, людей «от сохи» и «от станка». Более того, долгие десятилетия такие люди управляли не только предприятиями, но и страной. И. Сталин, К. Ворошилов, Л. Коганович, М. Хрущев, К. Черненко не имели не только высшего, но, порой, и общего среднего образования.

Однако, несмотря на некоторые теоретические заблуждения, нельзя не отметить и вклад, внесенный А. Гастевым в управленческую деятельность, в которой он выделял несколько аспектов: технический, психофизиологический, педагогический, экономический, а так как каждая из названных отраслей знаний сложна и многогранна, то управление – это совершенно новая «синтетическая наука»- по терминологии А. Гастева – социальная инженерия. Социальная инженерия - это наука точных измерений, чертежей, формул, математизировавшая все экономические, психофизиологические и прочие проблемы. Таким образом, Гастев заложил основу комплексного подхода к теории управления, то есть подхода, который в современном менеджменте рассматривается как системный подход.

studfiles.net

Гастев - Энциклопедия по экономике

ГАСТЕВ АЛЕКСЕЙ КАПИТОНОВИЧ  [c.47]

ГАРМОНИЧНОЕ РАЗВИТИЕ ЧЕЛОВЕКА -разносторонний процесс приобретения и совершенствования физ., психологических и нравственных качеств личности в их соразмерности, стройном сочетании, органичном единстве. Г.р.ч. означает всестороннее развитие человека как существа соц., обладающего сознанием (разумом), активно деятельного, способного к результативному труду. ГАСТЕВ АЛЕКСЕЙ КАПИТОНОВИЧ (1882—1941) — советский теоретик и практик НОТ и управления производством, общественный деятель. Автор свыше 200 монографий (в т.ч. "Индустриальный мир" (1919), "Трудовые установки" (1921), "Новая культурная установка" (1924), "Установка производства методом  [c.47]


Современником А. А. Богданова был видный советский ученый, основатель и первый директор Центрального института труда (ЦИТ) А. К. Гастев. Управление производством А. К. Гастев разделял на два самостоятельных процесса управление вещами и управление людьми и раскрыл общность производственного и управленческого процессов.  [c.14]

Небезынтересно, что Гастев был лично знаком с Ф. Тейлором и Г. Фордом, находился с ними в переписке. В архивах сохранились письма, содержащие высокую оценку теоретических воззрений Гастева, написанные основателями школы классического менеджмента.  [c.10]

Административная, или классическая школа управления ориентируется на создание универсальных принципов управления, реализация которых обязательно приведет к успеху. Первыми представителями этой школы являются Г. Эмерсон (1853-1931), А. Файоль (1841-1925), М. Вебер (1864-1920), Г. Форд (1863-1947), А. А. Богданов (1873-1928), А. К. Гастев (1882-1941).  [c.12]

Вспомним, как готовил к труду таких умельцев еще в первые годы Советской власти незаурядный поэт революции ж первый рационализатор труда в СССР Алексей Капитонович Гастев. Станочники в его институте труда ЩИТ) прежде всего должны были до тонкости изучить  [c.10]

Например, Гастев А.К. [36] организовал центральный институт труда, коллективом которого была разработана концепция трудовых установок. Эта концепция включала в себя три главных, органически взаимосвязанных и взаимоперекрещивающихся направления теорию трудовых движений в производ-  [c.15]

Научная организация труда (НОТ) на рабочем месте (А. Гастев)  [c.373]

Гастев А.К. Трудовые установки. — М. Экономика, 1973.  [c.296]

Гастев А.К. Как надо работать. — М., 1972.  [c.296]

Большой вклад в теорию и практику исследования производств внес российский ученый А.К. Гастев (1882—1941 гг.). Его исследования по научной организации труда не потеряли своей актуальности и в настоящее время. Гастев сформулировал ряд важных правил по организации труда  [c.16]

Таким образом, знание в сочетании с умением — вот что значат деловые качества руководителя. Как писал А. К. Гастев, знающий, но не умеющий — механизм без двигателя .  [c.97]

Центральный институт труда (ЦИТ) — в СССР в 1920—1940 гг. ведущая научно-исследовательская организация, занимавшаяся разработкой важнейших проблем организации социалистического труда и практическим внедрением результатов исследований в производство. Организатором и руководителем ЦИТа был А. К. Гастев — один из создателей советской школы НОТ.  [c.421]

ЦИТ осуществлял широкие международные связи. В 1924 г. его директор А. К. Гастев возглавил советскую делегацию на 1-м Международном съезде по НОТ в Праге, где методы ЦИТа получили широкое признание.  [c.422]

А. К. Гастев руководил ЦИТом до 1938 г., его жизнь трагически оборвалась в годы культа личности. В 1940 г. ЦИТ был закрыт.  [c.422]

После XX съезда КПСС А. К. Гастев был реабилитирован, изданы важнейшие его труды, а также книги, освещающие деятельность и разработки ЦИТа.  [c.422]

Гастев А.К. Как надо работать. М. Экономика, 1972. С. 80.  [c.102]

Гастев А.К. Как надо работать. Практическое введение в науку организации труда. — 2-е изд. — М. Экономика, 1972. — С. 123.  [c.87]

Гастев А. К. Как надо работать. — М. Экономика, 1966.  [c.235]

В России идеи школы научного управления и административной (классической) школы получили развитие применительно к условиям становления системы государственной (общественной) собственности и централизованного государственного планирования. Российские ученые А. А. Богданов (1873—1928), А. К. Гастев (1882—1941) и др. внесли большой вклад в развитие теории организации труда и производства [41].  [c.24]

Большой вклад в развитие организационной науки внес и Алексей Капитонович Гастев — автор более 200 работ по проблемам управления производством и научной организации труда. В 1921 г. он основал и возглавил Центральный институт труда. Гастев был лично знаком с Ф. Тейлором и Г. Фордом, находился с ними в переписке. Сосредоточившись на проблеме повышения производительности труда, Гастев уже в начале 1920-х годов высказал идею о необходимости социализации трудового процесса, перенесения центра тяжести управления на выстраивание отношений между людьми, усиления мотивации труда. С середины 1920-х годов эта идея получает широкое распространение под названием трудовая установка в СССР и за рубежом. Методика трудовой установки имела целью активизировать рабочие массы на повышение производительности труда. Она во многом предвосхищала открытия и рекомендации, которые через десятилетия будут сформулированы и высказаны в рамках неоклассической школы человеческих отношений. По Гастеву, научный менеджмент должен основываться на следующих исходных позициях  [c.25]

Для установления КТУ бригадир ведет ежедневный учет и оценку достижений и упущений в работе каждого члена бригады в Журнале по учету трудового у гастия . Эти оценки учитывают при определении КТУ за месян.  [c.90]

В сущности говоря, их рабочий день в среднем не превышает тех 13—14 час. в сутки, какие мы наблюдали уже у любого рядового советского работника. В комиссии по партнагрузке А. К. Гастев сообщал результаты обследования по хронокартам бюджета времени нескольких десятков наших виднейших ответственных работников-коммунистов. Са сном у этих товарищей в смысле общей его продолжительности дело обстоит, по отзыву Гастева, довольно благополучно, ибо спят они в среднем около 7,7 часа в сутки. На самообслуживание и отдых, включая сюда и чтение газет, по подсчетам Гастева, у них уходит еще около 5 час. И стало быть, па обязательный труд и всякого рода заседания и совещания остается не свыше 11,3 часа. Цифра сама по себе, казалось бы, не очень страшная.  [c.220]

Прерванные первой мировой и гражданской войнами отечественные исследования возобновились и в 20-30-х гг. интенсивно развивались исследования в сфере управления. Основной упор делался на разработку научных основ управления производством, вопросов научной организации управленческого труда. В эти годы формируются первые школы управления вокруг таких ученых как А.К. Гастев, П.М. Керженцев, Н.А. Витке, Е.Ф. Размерович и др., которые перешли от критики буржуазных учений к собственным позитивным теоретическим построениям.  [c.15]

А. Гастев, П. Керженцев и др. внесли большой вклад в развитие организационной науки в прикладном плане, но в период сталинизма столь многообещающий процесс был прерван. Организационная наука очнулась от потрясения лишь в 60-х гг. XX в.  [c.25]

Отдельного рассмотрения заслуживают концепции управления, разработанные нашими соотечественниками А. К. Гастевым и П.М. Керженцевым еще в 20-х годах XX в. В частности, А.К. Гастев создал теорию узкого места , с расшивки которого необходимо начинать процесс совершенствования управления производством (предприятием). При этом любой работник, который берется за совершенствование управления, должен был, по мнению А.К. Гастева, стать мастером хоть в одной операции, чтобы располагать конкретными фактами. Гастев считал, что изменению способов работы должно предшествовать их тщательное изучение, причем начинать надо с мелочей, при этом любая мелочь должна быть проверена на практике, и только если практические результаты подтвердили теоретические выкладки, можно говорить о массовом внедрении. Подобно Г. Эмерсону, А. К. Гастев разработал свою систему правил повышения производительности труда.  [c.211]

В 20-е годы XX столетия на эту проблему обратил внимание российский нотовец А. К. Гастев. Он не ставил перед собой задачи изучения ее причин и следствий, но справедливо полагал, что такая работа является не результатом низкой культуры (сознательности), а проявлением высокой организации и сплоченности рабочих. М. Вебер, напротив, полагал, что рест-рикционизм характеризует некачественную рабочую силу и присущ только традиционным обществам.  [c.141]

По мере изменения практики менеджмента его теория проходила разные этапы своего формирования. В начале века получили развитие теоретические основы автократической модели управления, которые впоследствии утвердились в качестве основ общего менеджмента. Первая фаза развития менеджмента связана с работами американского исследователя и фактического основателя науки менеджмента Ф.Тейлора. Базовые положения тейлоризма нашли отражение в его работе "Принципы научного менеджмента" (1914). В основе системы Тейлора лежит использование наблюдений, замеров, хронометрирования и анализа операций ручного труда с целью рационализации действий работника. В ряде отраслей система Тейлора позволила повысить эффективность в несколько раз. Уже в начале века М.Кук попытался применить систему Тейлора к работе университетов и муниципалитетов, показав таким образом определенный универсализм принципов тейлоризма. К числу последователей Ф.Тейлора принадлежат отечественные ученые А.К.Гастев и П.М.Керженцев, разрабатывавшие вопросы научной организации труда в 20 - 30-х гг.  [c.19]

А вслух объяснил На заводе рабочий человек, — как говорил Гастев, — проводит важную и, может быть, лучшую часть жизни. Ему должно быть удобно на его рабочем месте. Должна быть радость. И непопранное чувство  [c.178]

Уже в первые десятилетия существования нашей страны научная организация труда получила широкий размах на предприятиях народного хозяйства. Этому вопросу посвящались публикации видных государственных деятелей и ученых, многие совещания и конференции, издавалось несколько журналов. Для руководства и ко- ординации работ в области НОТ был создан Совет (СОВНОТ) вол главе с В. В. Куйбышевъш в 1921 г. было принято постановление об образовании Центрального института труда (ЦИТ), которым ру ководил крупный ученый А. К. Гастев. Этот институт занимался рационализацией трудовых процессов, совершенствованием рабочих мест и другими вопросами научной организации труда.  [c.9]

КПСС в условиях социалистического строительства последовательно претворяла в жизнь ленинские указания в области развития Н. о т. Уже в начале 20-х годов в стране был создан Центральный институт труда (ЦИТ), деятельность которого была направлена на выработку научно обоснованных предложений по совершенствованию трудовой деятельности и оказанию практической помощи предприятиям. Существенный вклад в развитие комплекса научных дисциплин о труде внесли советские ученые А. К. Гастев, С. Г. Струмилин. Б. Л. Маркус, Г. A. Ilpy-денский и др.  [c.151]

Фактически отношение S2/S] представляет собой коэффициент, учитывающий расширение сферы действия эталона. Аналогично происходит приведение в тождественный вид по объему выполняемой работы образцовых средств измерений в случае, если на них поверяют ряд различных рабочих средств, когда трудоемкость поверки различна. Если же поверяют определенный тип рабочего средства измерений, то отношение нроизводителы-гастей представляет собой отношение числа поверяемых приборов в натуральных единицах за определенный период, например за год.  [c.76]

В период 1921—39 вопросами Н. о. т. занимался Центральный институт труда (ЦИТ), руководителем к-рого был А. К. Гастев. ЦИТ был создан как исследовательский и практический центр Н. о. т. в произ-ве. Постановление Совета Труда и Обороны от 24 авг. 1921, подписанное Лениным, отмечало важность создания такого центра. Основное внимание в работе ЦИТ было сосредоточено на исследовании процессов производственного труда и его рационализации. ЦИТ провел большую исследовательскую, методич. и практич. разработку ряда вопросов в области подготовки рабочих кадров, организации труда в производственном процессе, общей культуры труда и организации произ-ва в целом.  [c.14]

ГАСТЕВ Алексей Капитонович (26. 9. 1882—1941), советский учёный, общественный деятель, один из зачинателей науч. организации труда (НОТ), поэт. В рово-люц. движении участвовал с 18 лет. В 1901 — 08 чл. РСДРП(б), с 1931 чл. ВКП(б). Жил в эмиграции, где работал слесарем на заводах. Учился в Высшей школе социальных наук. В 1917—18 секретарь ЦК Всеросс. союза рабочих-металлистов, работал управляющим и чрезвычайным комиссаром пром. предприятий в Сормово, Николаеве, Харькове, Москве. В 1920 организовал в Москве Центр, ин-т труда при ВЦСПС (ЦИТ), к-рым руководил до 1938. Одновременно в 1924—26 зам. пред, и пред. Совета по НОТ  [c.306]

Лит. Гастев А. К.— основатель и руководитель Центрального института труда ВЦСПС, в кн. ЦИТ и его методы НОТ, М., 1970.  [c.306]

В нашей стране идеи управления трудовыми коллективами развивали А.К. Гастев, О.А. Ерманский, Н.А. Витке.  [c.37]

У истоков организационной науки стояли такие известные отечественные ученые, как А. Богданов, А. Гастев, О. Ерманский, П. Керженцев, Н. Кондратьев, И. Степанов, П. Сорокин. Они выделили в качестве самостоятельного предмета исследования единую, всеобщую природу объективной и субъективной организации, обосновали ее значение в познании мироздания. Вместе с тем их научные труды не только вошли существенным вкладом в формирование и становление основ теории организации, но и отразили широкий спектр разнообразия отечественных концепций и научных взглядов па состав, содержание и построение всей организационной науки.  [c.8]

Вторая модель построена на определении организации как коллектива людей, выполняющих общую работу, используя принципы разделения и кооперации труда. Начало ее разработки относится к 1930-м годам и связано с именами таких известных ученых, как Э. Мэйо, Д. Макгрегор, Ч. Барнард и Ф. Селзник, создавших основы теории человеческих отношений и поведенческих наук. В нашей стране идеи научного управления трудовыми коллективами, работающими на социалистических предприятиях, развивали А.К. Гастев, О.А. Ерманский, Н.А. Витке и многие другие ученые и практики, работавшие в различных организациях и институтах научной организации труда в 1920-1930-е годы.  [c.230]

economy-ru.info