В литве русские школы – | | VK

Русские школы в Литве: «Быть или не быть»

Такие предметы, как история и география преподаются на литовском языке уже некоторое время в некоторых русскоязычных школах. С сентября 2011 года по плану модели интегрирования учащихся Литвы в общество страны, на русском языке можно будет изучить только такие предметы, как Русская литература и Русский язык.

С 2013 года учащиеся сдадут единый экзамен по литовскому языку.

«Это нужно не литовцам, это нужно самим русским, ведь им учиться в высших школах, им работать. Дети не только ученики, но и Граждане Литвы, поэтому нельзя отнять у них возможности учится на государственном языке», - уверяет Ирмантас Мелянас, советник министра Культуры по делам национальныхобщин страны.

По его словам, модель образования национальных общин обсуждена ещё в 2007 году на конференции, посвящённой проблемой просвещения: «Тогда решили, что В Литве будут действовать школы с преподаванием на государственном языке, но с этническими элементами. По такому принципу уже работает еврейская школа им. Шолома Алейхема».

Скоро на русском языке будут преподавать только немногие предметы

Мелянас удивляется, что во внутренние дела государства активно вмешиваются посольства стран, защищающих интересы соотечественников: «Но это наши меньшинства и граждане, которые должны быть равноправными гражданами. И никому не должно быть дела до них. Видимо, некоторые государства ещё мечтают возвратиться в Литву».

Мы никого не давим и не заставляем сразу перейти к изменениям, утверждает

Советник министра Культуры: «Дети и их родители сами это поймут, ведь в Литве они учатся, работают. А в государственные учреждения без знания языка пройти трудно».

Советнику Ирмантасу Мелянасу вторили и чиновники Министерства Просвещения и науки страны Балтии.

Противоположное мнение высказывают учителя русских школ, обеспокоенные тем, что закрытие русских школ – это путь к исчезновению культуры народа, который представляет национальная община.

Директор вильнюсской гимназии Виктория Шалковская выразила сожаление, что столица Литвы потеряет уникальность, когда закроют русские школы: «Ведь только в Литве есть такое явление, которое можно было назвать культурным наследием страны. Тем более, что в школах активно изучается государственный язык и школьники прекрасно общаются с друзьями из литовских школ».

Председатель Ассоциации учителей русских школ Литвы Элла Канайте удивлялась, что никто не спросил самих школьников: «Думаю, что прежде, чем принять решение, надо было обратиться к представителям национальных меньшинств и провести референдум».

С сентября 2011 года в Литве на русском языке можно будет изучить только такие предметы, как Русская литература и Русский язык

Язык – это не просто средство общения, он формирует личность. Глубокое изучение родного языка даёт возможность учить и другие языки – прежде всего литовский, говорит Э.Канайте: «Задача учителей – сохранить русскую школу не только, как образовательное учреждение, но, и как очаг русской культуры: «Мы не собираемся опускать руки и ждать. Обратимся в европейские структуры».

Пока страсти горят, в кулуарах государственных учреждений поговаривают, что закрытие русских школ – не политическая, а финансовая акция во имя так называемых «корзинка школьника».

«Все школы стремятся получить как можно больше учеников и денег. Учитывая, что многие родители детей пускают в школу вблизи от места жительства, решено воспользоваться этим фактом и предложить из русских учреждений перевести в литовские», - выдал тайну реформы работник Министерства просвещения и науки Литвы журналистам.

По его словам, здания русских школ находятся в престижных районах, некоторые из них причисляются к культурным памятникам: «Это богатство, которое надо отнять, поэтому на патриотические чувства никто не обратит внимания».

По данным департамента статистики, в русских школах сейчас обучается приблизительно 17 тысяч учащихся. Количество русских школ с 85 (1990 г) сократилось до 35 (2010).

www.kompravda.eu

Уровень образования в Литве в 2019 году

Страны Прибалтики пользуются вполне обоснованной популярностью среди граждан государств, ранее входивших в состав СССР. Это обусловлено близким расположением, относительной простотой понимания языка и другими факторами. Образование в Литве считается одним из вариантов получения диплома европейского образца и хорошего уровня знаний.

Интересные факты об учебе в Литве

Главные отличительные черты образования в стране связаны с историческими особенностями пути всего государства. В 1990 году оно стало независимым, а на сегодняшний день входит в состав ЕС. Модель, объединяющая институциональные структуры, максимально стремится полностью соответствовать западноевропейской. Количество вузов в стране достаточно большое, у них богатая история. Среди главных особенностей можно выделить:

  • наличие программ обмена студентами во многих областях;
  • относительно доступная стоимость;
  • наличие узкоспециализированных учебных заведений;
  • диплом европейского образца, возможность трудоустроиться в стране или за ее пределами.

Как найти работу в Литве? Для этого существует множество вариантов, каждый из которых подходит определенному кругу лиц.

Ступени обучения

Действующая модель включает несколько этапов, каждый из которых предполагает получение определенного уровня знаний. Кроме того, существует деление на:

  • формальное образование. Сюда относятся все официально закрепленные ступени системы;
  • неформальное. Представляет собой интегрированный подход, не разделенный на четкие уровни.

Приветствуется самообразование и самоподготовка. Однако большинство граждан все-таки проходит традиционные для Литвы этапы обучения.

Дошкольное воспитание

Огромную роль в формировании личности и получении базовых знаний о мире играют детские сады. В Литве они функционируют не только с целью обеспечения пребывания малышей под присмотром, но и обучения. Первые знания дети получают в игровой форме.

Обычно отдают в такое учреждение в возрасте 3 лет. В связи с нехваткой мест, может возникнуть необходимость дождаться своей очереди. В этом случае на помощь приходят коммерческие сады, но плата за присмотр не позволяет отдавать туда детей всем желающим.

На территории страны, особенно в столице, есть русскоязычные сады или группы, в которые отдают детей из смешанных семей, временно проживающих лиц и т. д. Однако россиянам, украинцам и другим мигрантам целесообразно предпочесть именно подготовку к школе на литовском языке. После окончания сада воспитанник проходит тестирование и получает характеристику к личному делу.

Начальная школа

Учеба в Литве построена таким образом, что начинается она фактически с 7 лет. Первоначальный этап продлится 4 года и направлен на получение базовых знаний и умений:

  • чтения;
  • письма;
  • логического мышления;
  • социальных навыков.

В первых классах оценки не выставляются, но предусмотрена система поощрений. После прохождения этапа проводится тестирование, и ребенок переходит на следующий.

Среднее образование

Этот уровень также обязателен для всех. Он предполагает получение знаний п

migrant.guru

В ТОП-100 школ Литвы попали шесть русских школ

Опубликовано: 13:57, 16 апреля 2013 // Просмотров: 7267 // Комментариев: 1

В ТОП-100 рейтинга гимназий Литвы, составленного журналом Veidas, вошло шесть русских школ. Самую верхнюю строчку — 46-е место — в нем заняла висагинская школа «Геросиос Вильтес». Председатель Ассоциации учителей русских школ Литвы Элла Канайте называет это неплохим результатом, однако полагает, что критерии составления рейтинга не идеальны.
В понедельник журнал Veidas опубликовал рейтинг школ и гимназий Литвы, первые строчки в нем занимают Вильнюсский лицей, гимназия Каунасского технологического университета, Иезуитская гимназия, Жирмунская гимназия и гимназия им. Биржишки. В общей сложности в Литве насчитывается более 1300 школ, из них русских — 34.
В сотню лучших учебных заведений вошло шесть школ и гимназий с русским языком обучения — высший рейтинг (46-е место) в нем получила висагинская школа «Геросиос вильтес». Она улучшила свои показатели, годом ранее школа занимала 190 место.
Далее следуют вильнюсская средняя школа «Науямесчио» (63 место, в пошлом году — 224), вильнюсская школа «Сантарос» (63 место, в прошлом году 224), вильнюсская школа им. В.Качалова (78, в прошлом году — 48), клайпедская гимназия «Айтварас» (88 место, годом ранее — 196), вильнюсская школа им. Пушкина (95, годом ранее — 97).
Висагинаская школа: за границу поступило больше, чем по Литве
Заместитель директора висагинской школы «Геросиос Вильтес» Светлана Шапкина отмечает, что улучшить показатели школе помогло успешное поступление выпускников школы в высшие школы.
«При составлении рейтинга учитываются показатели поступления выпускников в высшие школы, а у нас до прошлого года их было очень мало, а в прошлом году шесть выпускников поступили в литовские высшие школы и 10 — в зарубежные, в том числе по три в российские и белорусские, двое — в шведские. Поэтому и рейтинг наш поднялся», — сказала в интервью DELFI Шапкина.
По ее словам, выпускники школы поступают также в американские и в английские учебные заведения. Многие интересуются российской программой соотечественников. «В прошлом году один наш выпускник уехал поступать в Калининград, другой юноша из татарской общины — в Казань. Поступают и в белорусские университеты», — говорит Шапкина.
Представитель школы отмечает, что рейтинг школы определяет не только знания и квалификация педагогов, но и сами учащиеся. По ее мнению, будет ли ребенок поступать в Литве или за границей, во многом зависит от семьи.
«Большинство родителей учащихся, поступавших в прошлом году в литовские высшие школы, — это люди со стабильным положением и заработком в Литве. И эти ребята школу закончили с отличием, а один наш парень даже был включен банком в список лучших учащихся и получил специальную стипендию. Но если родители уезжают за границу, то и дети, как правило, едут поступать туда же. Так было и в прошлом году, наш учащийся уехал поступать в Англию к своим родителям. Вот и получается, что уезжающих больше, чем поступающих в Литве. И во многом это зависит от экономической ситуации в стране: как только наступает ухудшение, число уезжающих растет», — сказала Шапкина.
По ее данным, в этом году в школе было достаточное число первоклассников — в общей сложности набрано 3 класса, 59 человек.
Директор занявшей в рейтинге 63-е место школы «Сантарос» Лариса Яловая не склонна придавать большое значение рейтингам.
«Мы гордимся тем, что в прошлом году нас отметили в самоуправлении — по сдаче экзаменов мы вошли в шестерку лучших школ. В этот список вошли четыре литовские школы, одна польская и мы. Это для нас почетно, и ответственность большая. И этим мы дорожим», — сказала Яловая.
Канайте: рейтинг Veidas не совсем корректен
Председатель Ассоциации учителей русских школ Литвы Элла Канайте считает, что русские школы в рейтинге показали неплохой результат, однако она не считает критерии его составления полностью корректными.
«Рейтинг Veidas несколько субъективен, так как тут оценивается уровень поступления выпускников в высшие школы. Но учащиеся могут поступать и на бесплатные места, и на платные. Они эту информацию не указывают. Второй момент — поступление за границей. Да, у них есть определенный рейтинг ВУЗов, но некоторые учащиеся там также обучаются на платной основе. Третий момент — Veidas берет во внимание показатель сдачи экзаменов, но все же я считаю, что эти показатели не являются 100-процентыми показателями уровня школ», — сказала DELFI Канайте.
«Я также хочу подчеркнуть, что первая тройка рейтинга — это элитные школы, для поступления в которые нужно пройти конкурс. Там учатся лучшие дети Литвы. И ставить эти школы в один рейтинг со всеми школами — это даже не совсем корректно», — уверена Канайте.
По ее мнению, шесть русских школ в первой сотне — неплохой результат.
«Получается, что одна пятая всех русских школ попадает в сотню. Конечно, бывали времена и получше, но опять же хочу подчеркнуть, что критерии Veidas не совсем корректны. Недавно мы встречались с городским отделом образования, у них тоже есть свой рейтинг, и когда мы спрашивали о критериях, она говорили, что их 10-12, но озвучил только три — те же, что и в Veidas. А где остальные критерии?», — задается вопросом Канайте.
По ее мнению, занявшее самое высокое место среди русских школ в рейтинге висагинская школа «Геросиос Вильтес» — одна из сильных школ.
«Учащиеся этой школы побеждали учеников из Вильнюсского лицея и гимназии КТУ на олимпиадах по математике, замечательно выступали и защищали честь школы и всей Литвы на международных олимпиадах. В Висагинасе уже проводится оптимизация школ, и в скором времени эта школа станет прогимназией, но пока это средняя школа, и она сильна», — заключила Канайте.
ru.delfi.lt

ntts.lt

Преподавание русского языка в Литве: chast_re4i

Литве русский язык преподается и изучается и как иностранный, и как родной. Сегодня, скорее всего, именно в такой последовательности. Русский язык уверенно удерживает позиции второго иностранного языка, уступая по популярности только английскому.

Бои в информационном пространстве не утихают: СМИ не устают напоминать нам о российской угрозе и о ценах на газ. Русский язык практически вытеснен на периферию языковой среды, в повседневной жизни встречается не так уж часто. То, что два русскоязычных гражданина при первой встрече начинают разговор по-литовски, давно никого не удивляет (на русский язык собеседники могут так и не перейти). На литовском радио осталась лишь получасовая программа на русском языке. В стране выходит несколько газет на русском языке, новостные порталы delfi.lt и 15min.lt предлагают русскоязычные версии. И это, пожалуй, все.

Надо иметь в виду, что местные русскоязычные передачи и издания не всегда актуальны для литовской публики. Русскоязычное населения часто интересно лишь само себе. Иногда публикации в русскоязычной прессе создают параллельную реальность, предлагая своеобразную трактовку политических и общественных событий.

Надо обратить внимание и на неоднородность русскоязычного населения. В Литве по-русски говорят: русские, украинцы, белорусы, поляки, евреи, армяне, греки… список можно продолжить. Русский язык здесь — это символ принадлежности к русскоязычной культуре, а не к национальности.

Если говорить о представителях титульной нации, то уже выросло поколение, для которого русский — иностранный язык. А те, кому сегодня 40–50 лет, часто жалуются на то, что русский язык забывается: говорить по-русски негде,  хотя читают по-русски люди старшего поколения много, в том числе и русскую литературу в оригинале.

В советское время ученики литовских школ учились в средней школе на год дольше своих русскоязычных сверстников, потому что преподаванию русского было отведено большое количество часов. Об уровне языковой подготовки говорит хотя бы тот факт, что выпускники литовских школ поступали в университет на русскую филологию, и понимание лекций на русском языке никаких проблем не вызывало. Сегодня такое вряд ли можно себе представить. После восстановления независимости Литвы русский язык перестал быть обязательным предметом в литовской школе. Резко сократилось количество часов. Русский язык стал одним из иностранных языков, выбираемых в качестве второго иностранного.

Несмотря на отсутствие явных симпатий к России среди населения, интерес к русскому языку сегодня растет. К сожалению, нет статистики общего числа изучающих русский язык, но, судя по тому, что русский язык по популярности уступает лишь английскому в литовской школе, а набор на курсы русского языка регулярно объявляет большинство работающих в Вильнюсе и Каунасе языковых школ, потребность в знании русского языка велика. И «виноваты» прежде всего экономические причины: Россия — сосед, экономические связи с которым никто не отменял, и сегодня при поиске работы знание русского языка становится одним из конкурентных преимуществ. Деловые связи заставляют предпринимателей организовывать курсы русского языка для сотрудников компаний. Еще один фактор, заставляющих учить русский язык, — слабое знание литовского языка людьми старшего поколения и мигрантами, занятыми на неквалифицированных работах. Нередко начальник изучает язык для того, чтобы договориться с подчиненными.

К сожалению, интерес к русской культуре как таковой называют среди причин, заставивших снова сесть за парту, очень немногие. Тем не менее интерес к русской культуре есть. Культурные связи сохранились. И практически во всех книжных магазинах есть отделы русской литературы. Но в отсутствии продуманной культурной политики со стороны обоих государств находить средства на их поддержание очень сложно.

Стоит сказать и несколько слов об общественных русскоязычных организациях и фондах в Литве. Сегодня это дело прежде всего энтузиастов. Можно, конечно, искать недостатки и говорить о проблемах. Но, наверное, это будет несправедливо по отношению, во-первых, к людям, которые прикладывают массу усилий для поддержания и сохранения русскоязычной культуры в Литве, и, во-вторых, к государственным литовским учреждениям, которые эти усилия поддерживают финансово.

Попробуем разобраться, где и насколько успешно сегодня можно выучить русский язык в Литве?

Русский язык как иностранный. Школы.

По данным новостного портала Delfi.lt в школах с литовским языком обучения русский язык изучают 163 000 ребят (41,5 % от общего числа учащихся литовских школ). Для сравнения: английский язык выбрали 89,6 % учеников (352 000), немецкий — 8,6 % (34 000), французский — 2,5 % (9 700). То есть, русский язык уверенно удерживает позиции

второго иностранного языка в литовской школе. Литовская система среднего образования предполагает обучение в начальной школе (1–4 классы), прогимназии (5–10 классы) и гимназии (11–12 классы). В школах с литовским и польским языками обучения русский язык как второй иностранный преподается в прогимназиях (с 6 класса) и в гимназиях. Среди причин популярности русского языка можно назвать уже упомянутую востребованность на рынке труда. Часть ребят выбирает русский, потому что уже неплохо владеет им(выучивая его в живом общении со сверстниками — русскоязычные дворы еще не перевелись). Наконец, предмет часто выбирают дети из русскоязычных семей.

Сложность преподавания русского языка в школе состоит в том, что учителю практически всегда приходится работать с разноуровневой группой. И разница в знаниях может быть значительной: практически от нулевого уровня до свободного владения. К сожалению, в подавляющем большинстве школ у преподавателя нет возможности дифференцировать группу. Очевидно, что не каждый педагог готов принять вызов и работать с несколькими минигруппами в составе одного класса. Это объективно сложная методико-дидактическая задача, которая предполагает серьезную проработку и подготовку каждого урока с учетом индивидуальных потребностей фактически каждого ученика.

Есть сложности также и с административной точки зрения: требуется разработка и утверждение детализированных учебных планов для каждой мини-группы класса. Часто эти планы вступают в противоречие со стандартной рекомендованной программой. Проблемой становятся и большие группы (в классе может быть больше двадцати человек), отсутствие дидактического материала и т. д.

Эффективному овладению русским языком части ребят мешает отсутствие языковой среды. В общественной жизни русский язык, как мы уже говорили, практически не употребляется. Иногда школьники слушают русскую музыку и смотрят развлекательные передачи. Но при начальном уровне владения русским языком не всегда ясно, чего больше от развлекательных передач и сленга — пользы или вреда: перевод с «русского дворового» на «русский литературный» не такая уж редкая ситуация для школы и языковых курсов.

Страноведческие знания, как и знание русской классической культуры, современных школьников минимальны. Также сильно отличается ситуация в городах с большой долей русскоязычного населения (Вильнюс, Клайпеда) и в городах, подавляющее большинство населения которых составляют представители титульной нации. Если в Вильнюсе или в Клайпеде русский язык живой, и у ребят часто есть русскоязычные друзья и одноклассники, то в городах центральной Литвы русский язык такая же экзотика, как и французский.

Негативно на качество школьного обучения влияет и качество учебников. К сожалению, сегодня по методической разработанности, логичности изложения материала и красочности учебники русского языка как иностранного катастрофически уступают учебникам, например, английского языка Количество часов преподавания предмета невелико — два урока в неделю. Успех обучения в такой ситуации фактически зависит от энтузиазма педагога и мотивации учеников.

Сегодня в школах с литовским языком обучения единицы успешно овладевают русским языком. Как и предполагается программой, в среднем учащиеся получают начальные знания по русскому языку. Иногда можно столкнуться с ситуацией незнания русского алфавита учащимися 10 классов общеобразовательных школ, изучавших русский язык три года.

Если говорить об уровне знаний по предмету школьников из русскоязычных семей, то он прямо пропорционален желанию педагога и ученика углублять эти знания (понятно, что эта группа учеников может просто отдыхать на уроках русского языка, если педагог решит не выходить за рамки стандартной программы).

Русский язык как иностранный. Вузы.

Русский как иностранный преподается на разных факультетах практически во всех университетах Литвы. Преподавание ведется в соответствии с европейским стандартом преподавания иностранных языков. Цель — приобретение языковых компетенций определенного уровня (до уровня С — свободное владение языком — включительно). Предмет может быть обязательным или свободным.

Количество часов колеблется в зависимости от специальности, максимальное количество — 64 часа аудиторных занятий в семестр.

Студенты практически всегда демонстрируют высокий уровень мотивации, преподавание ведется высококвалифицированными педагогами, что в подавляющем большинстве случаев приводит к хорошим результатам. Сложностью вузовского преподавания русского языка остается нехватка специализированных учебников (русский для архивистов, русский для юристов и т. д.).

Языковые курсы.

Эти курсы неизменно пользуются популярностью. Можно выделить две группы обучающихся: литовцы и иностранцы. Для литовцев русский язык важен в подавляющем большинстве случаев как рабочий инструмент.

Для иностранцев, живущих в Литве, знание русского языка необходимо в связи с планами поиска работы в России. Часто встречается модель передвижения «Западная Европа– Литва–Россия», при этом период жизни и работы в Литве рассматривается как подготовительный, и одной из целей пребывания в стране (наряду со знакомством с менталитетом) становится изучение русского языка.

Мотивация представителей обеих групп очень высока, и языковые курсы сегодня, пожалуй, предлагают оптимальную возможность овладения русским языком. В основном обучение построено на модульной основе (модуль состоит из 40–48 академических часов, количество часов варьируется от школы к школе), достаточно четко определены уровни владения языком, что позволяет грамотно построить процесс обучения. Методика преподавания не регламентируется, т.е. преподаватель может подобрать оптимальную для группы методику. Следует обратить внимание и на небольшое количество учащихся в группах (обычно 6–8 человек).

Сильной стороной курсов являются высокие требования к преподавателям русского языка как иностранного. В условиях острой конкуренции языковые школы заинтересованы в специалистах самой высокой квалификации и часто инициируют специальные курсы, семинары и обучающие программы для преподавателей.

Результаты обучения на языковых курсах очень неплохие — в подавляющем большинстве случаев учащиеся хорошо овладевают русским языком.

Русский как родной

Обратим внимание на статистику изменения числа школ с русским языком обучения в Литве:

*Данные за 1996 и 2005 г. приводятся по статье Т. Леончика «Причины ассимиляции и выбор школы: сравнение групп родителей первоклассников» (Leončikas Tadas, Asimiliacijos prielaidos ir mokyklos pasirinkimas: pirmokų tėvų grupių palyginimas, in: Sociologija. Mintis ir veiksmas, 2006, Nr. 1, p. 78.)

Ситуация ясна: количество русскоязычных школ быстро сокращается. И прежде всего это связано с тем, что все больше детей из русскоязычных семей идет в литовскую школу. Мы уже говорили о том, что русский язык не является определяющим фактором национального самосознания для достаточно большого числа русскоязычных жителей Литвы.

Кроме того, многие из представителей русскоязычной диаспоры — третье или четвертое поколение советских людей, утративших национальную идентичность. Так, подавляющее большинство старшего русскоязычного населения, например,

Клайпеды — специалисты, приехавшие по распределению работать в порт и на крупные предприятия. Люди разных национальностей, уже в советский период ставшие русскоязычными. Их семьи во втором поколении утратили родной язык, поскольку часто из утилитарных соображений даже в домашнем общении в семьях говорили по-русски. Сегодня этотпроцесс повторяется, только место «нужного» языка занимает литовский. Однако русский язык в подавляющем большинстве случаев остается языком домашнего и частного общения.

Вопрос в том, на каком языке будут через 20 лет дома говорить те дети, которые сегодня идут в литовскую школу. Недавно было принято постановление о введении единого государственного экзамена по литовскому языку для всех школ Литвы. Скорее всего, это приведет к тому, что еще больше детей из русскоязычных семей пойдет учиться в литовскую школу, для которой ситуация также выглядит непростой. Так, Пранас Гудинас, директор Центра развития образования, обращает внимание на то, что обучение детей из русскоязычных семей в литовских школах связано с определенными проблемами: недостаточное знание литовского языка не только не позволяет таким детям получить максимальное количество знаний, но и не способствует успехам одноклассников, поскольку учитель должен больше сил и внимания уделять детям, не (достаточно) знающим литовский язык. Как способ решения проблемы предлагается переход школ национальных меньшинств к билингвизму.

На практике к билингвизму русские школы уже перешли. Поскольку учебная программа требует использования изданных в Литве учебников, устное преподавание ведется на русском языке, а учебные пособия при этом — на литовском языке. Ребята теряют мотивацию учить русский язык, ведь им все равно приходится читать по-литовски. Дети сталкиваются со множеством практических проблем. Например, названия рыб и прочих гадов составители литовско-русских словарей, не предполагая необходимости этой лексики, просто не подумали включать в свои труды, так что часто выполнение домашних заданий превращается в детектив.

Другой проблемой станет для русских школ увеличение количества часов литовского языка. Значит, чем-то из школьной программы придется жертвовать. Хорошо, если в жертву не будут принесены часы, отведенные на русский язык.

Учителя, преподающие русский язык как родной, часто обращают внимание на три проблемы. Во-первых, утрата русским языком статуса престижного языка. Квоты обучения в российских вузах невелики. Россия же по популярности уступает странам Западной Европы как направление эмиграции.

Во-вторых, количество часов невелико. В-третьих, так же, как и в литовских школах, остро стоит проблема учебных пособий. Есть утвержденные министерством учебники русского языка, написанные в Литве, но они не всегда полностью удовлетворяют потребностям учащихся или методическим требованиям учителя. Часто педагоги пользуются российскими учебниками как дополнительными: использование российских учебников в качестве основных учебных пособий в школах Литвы официально запрещено.

Очевидно, что перспективы русского языка как иностранного в Литве гораздо богаче, чем перспективы развития русского языка как родного. Тем не менее русскоязычная интеллигенция прикладывает все возможные усилия для сохранения культурной идентичности и уменьшения скорости процессов ассимиляции.

Если говорить о перспективах культурного сотрудничества, то, с точки зрения преподавания русского языка, это прежде всего методическая работа. При этом обе стороны могут быть полезны друг другу.

Обнадеживает желание российских властей поддерживать русскоязычные диаспоры. Вне зависимости от наличия или отсутствия политической окраски этой поддержки литовско- и русскоязычная интеллигенция Литвы ориентирована на поддержание культурных связей и всегда рада диалогу.

Татьяна Тимченко

Преподаватель русского языка, Языковая школа Lingua Perfecta.
Заведующая Отделом реставрации Библиотеки Вильнюсского Университета


chast-re4i.livejournal.com

О положении русских школ в Литве и о принудительной ассимиляции в отношении русского населения Литвы

О положении русских школ в Литве и о принудительной ассимиляции в отношении русского населения Литвы

Председатель Ассоциации учителей русских школ Литвы, председатель Вильнюсской ассоциации учителей русских школ и директор Вильнюсского литературного музея А.Пушкина ответили на вопросы главного редактора ИА «Русские Новости» Ярослава Мошкова.

Элла Канайте – председатель Ассоциации учителей русских школ Литвы.

Виктория Шалковская — председатель Вильнюсской ассоциации учителей русских школ.

Татьяна Михнева — директор Вильнюсского литературного музея А.С. Пушкина.

Элла Канайте – председатель Ассоциации учителей русских школ Литвы.

Как вы оцениваете закон о сдаче государственного экзамена по литовскому языку, согласно которому, абитуриенты из русских школ и литовских должны сдавать литовский язык по единому образцу?

Э.Канайте: Я уже давно писала и говорила, что закон нарушает наши права, поскольку сдавать экзамен по литовскому языку как родному могут только носители языка, это доказано психологами. Мы не являемся носителями литовского языка, плюс, если учитывать то, что в 2013 году нынешние десятиклассники должны будут сдавать литовский наравне с литовцами, должны за 2 года устранить разницу в часах. Разница в часах между русской, польской и литовской школой с 1 по 10 класс составляет 29 недельных часов. Им предлагается учебник 11-12 класса, который они должны будут за этот интервал освоить. Если вводить литовский с первого класса с тем же количеством часов, с теми же учебниками, что и в литовских школах и постепенно, то, начиная с 2018 г., можно будет безболезненно подойти к единому экзамену по литовскому языку. 17 марта Сейм принял новый закон об образовании, согласно которому вводится частичное преподавание предметов в школах национальных меньшинств на литовском языке. Это — история и география Литвы, основы гражданственности и темы, связанные с Литвой в курсе «Окружающий мир». Но механизм действия закона разрабатывается после принятия закона. При министерстве образования созданы рабочие группы, в состав которых вошли и представители нац.меньшинств (в частности, я тоже вхожу). Мы готовили проект о внедрении 30 статьи об обучении в школах нац.меньшинств. 19 мая состоялся мой разговор с вице министром образования В.Бацисом. Когда я спрашиваю вице-министра: «Уважаемый вице министр, как вы понимаете интеграционное обучение в начальной школе?» Он говорит: «Мы с вами соберемся и все решим». Я спрашиваю: «Как можно начинать изучение школьного курса истории в русских и польских школах на литовском языке, т.к. в 5 классе изучается история Литвы и следовательно пятиклассники должны будут учиться на литовском языке. Был ответ: «Мы соберемся и все решим». Вы знаете, логично было бы разработать механизм, а потом законы. И что толку, что они собрали наши требования? Мы писали письма по поводу начальной школы, по поводу 5-6 классов, по вопросам комплектации классов. О методике мы тоже говорили. Но, увы, наши замечания и предложения по основным вопросам не были услышаны. Теперь остается только через суды защищать наши права. Ни кто не оспаривает необходимость изучения литовского языка. Мы – граждане Литвы, мы обязаны знать язык, историю и культуру страны проживания, уважать ее традиции. Но мы требуем, чтобы уважали и наши права в нашем демократическом государстве.

Т. Михнева: Мы учим сейчас по методике преподавания литовского как иностранного языка. То есть, литовский как иностранный. По новому закону мы должны переходить на иную методику преподавания, то есть, литовский как родной. Дело в том, что, в школах литовский никогда не преподавался как родной. Теперь, нужно, чтобы с 7 класса до 12 литовский преподавался как родной. Ведь это разные методики, чтобы выйти на тот уровень, по которому дети сдают литовский в литовских школах. Разные методики готовятся к экзаменам разного уровня. Если менять уровень экзамена, то нужно менять методики.

Э. Канайте: Почему они решили поменять условия экзамена? Говорят, что наши дети в неравном положении по сравнению с литовскими детьми. Все эти «инновации» в образовании национальных меньшинств  ведут не к интеграции, а к ассимиляции, причем насильственной. Я считаю, что это нарушение наших прав, потому мы – такие же налогоплательщики. Наши дети и так свободно говорят по-литовски. У нас нет такой проблемы.

 

Т.Михнева: Абитуриенты поступают в  литовские высшие учебные заведения.

Э.Канайте: Вот именно. Даже в Висагинасе у нас нет такой проблемы. Мы уже устали об этом говорить. Говоря открыто, я перестала уважать нашего президента, после ее комментариев к закону, когда она прокомментировала, что это делается для национальных  меньшинств, чтобы сделать нас более полноценными.

Т.Михнева: (с иронией) А кем мы были до этих пор?…

 

Расскажите о положении русских школ в Вильнюсе.

Виктория Шалковская — председатель Вильнюсской ассоциации учителей русских школ.

В.Шалковская: Положение русских школ в Вильнюсе? В этом году пока ни одну не закрывают…

Э.Канайте: Наши городские власти хотели в мае провести малую оптимизацию школ, но благодаря нашей позиции и поддержке Артураса Зуокаса, этого не произошло. Я разговаривала с мэром.

Т.Михнева: Надо отдать ему должное, он приостановил это.

Э.Канайте:  Да. И в личной беседе с мэром я говорила о том, что мы согласны сесть за стол переговоров, в первые месяцы нового учебного года провести встречу всех директоров  русских школ Вильнюса, представителей общественности с городскими властями. Будем вырабатывать общие критерии. Когда уважаемый директор департамента образования Вильнюсского самоуправления господин Петронис за две недели до конца учебного года собирает директоров русских школ и предлагает вариант оптимизации школ с 1 сентября 2011 г., это – не в какие рамки не укладывается. Можно ли это считать разумным, взвешенным подходом в отношении школ национальных меньшинств?

Сколько было русских школ в 1991 году и сколько сейчас осталось?

Э.Канайте:  В 1990-м году было 85 русских школ в Литве. В Вильнюсе было 34 школы. На данный момент в Вильнюсе:2 гимназии,11 средних школ, 3 польско-русские средние школы, 2 основные польско-русские школы, плюс 5 школ-садов. В Литве — 34 школы и столько же смешанных школ, где ведется обучение на русском языке.

Т.Михнева: Катастрофически уменьшилось количество учеников в школах. Все, что предпринимает вильнюсская мэрия, связано с демографической ситуацией. Демографическая ситуация неблагоприятна ни для литовских школ, ни для польских, ни для русских. Но так как наши школы разбросаны по разным микрорайонам, то когда мы теряем в одном микрорайоне школу, а дети из одного  района должны ехать в другой – это, конечно, минус для детей русской общины.

Как вы считает, хорошо ли, если ребенка из русской семьи с детских лет отдают в литовскую школу?

Т.Михнева: Это решают мама с папой, и мы тут не можем вмешиваться.

Э.Канайте: Я не вполне согласна с мнением Татьяны. Да, решают мамы и папы, но, к сожалению, они не задумываются, что они калечат детей. Мы знаем случай, когда в Друскининкай была закрыта единственная русская школа и родители переехали в Вильнюс, чтобы отдать ребенка в 4 класс.

В.Шалковская: Это не единственный случай, дети массово возвращаются из литовских школ в русские.

Э.Канайте: А почему? Потому что есть психологический дискомфорт. Более того, в литовских школах особый подход — там создают изначально классы из представителей национальных меньшинств. И вешают ярлык. Вот и все.

Т.Михнева: Допустим, есть цыганский класс. И все ясно. Это противозаконно, но никто не хочет учиться с цыганами. А у нас ситуация другая. Наши дети, попадая в литовский класс, создают несколько заниженный уровень знания литовского языка. Им труднее осваивать литовскую грамматику и поэтому учителя стремятся их скинуть в один класс.

Э.Канайте: Кстати, это тоже нарушение.

В.Шалковская: А потом они массово начинают возвращаться в русские школы — кто в 5, кто в 4 класс. Даже в 11 класс возвращаются. Они просто-напросто психологически не могут учиться.

 

А какова сейчас ситуация с русскими детскими садами?

 

Директор Литературного музея А.С. Пушкина Татьяна Леонидовна Михнёва.

Э. Канайте: Не могу сейчас дать точную статистику, примерно в садах более 4 тысяч детей.

В.Шалковская: Детских садов не хватает.

Э.Канайте: Да, не хватает.

Т.Михнева: Многие были закрыты.

Э.Канайте: Сейчас трудно судить, потому что это многим не по карману. Есть еще социальный фактор, который необходимо учитывать.

Т.Михнева: Многие детские садики сдвоены, например, польско-русские, польско-литовские, русско-литовские. Они должны в своем микрорайоне принять детей.

В.Шалковская: Если это ясли-сад, то это большой плюс, потому что ребенок приходит туда с 2-х лет. Они тогда идут до 1-го класса, а если еще есть и школа, то идут до 5-го класса. Это очень большой плюс.

Т.Михнева: Таких садов у нас немного.

В.Шалковская: Да, их очень мало, а в 3 года отдать ребенка в садик сложно. Родители начинают уходить на работу когда ребенку 1,5-2 года, то есть ребенок еще маленький и надо его куда-то отдать. Если русский сад не переполнен, значит туда. А чаще всего русские группы переполнены, поэтому предлагают идти в литовские. С этого все начинается. Русские дети начинают изучать литовский язык.

Т.Михнева: С другой стороны, мы живем в этом государстве и наши дети должны освоить литовский, должны его знать.

Э.Канайте: А этого никто не оспаривает. Это априори, наши дети знают литовский.

Т.Михнева: Но есть еще финансовая сторона вопроса. У города все равны.

Э.Канайте: Я согласна. Я сейчас говорю не о реорганизации, потому что это финансовая сторона, но я говорю о законе. Новый закон лишает нас нашего конституционного права.

В.Шалковская: Нас 5 процентов здесь в Литве, почему нас должны сравнивать с литовцами?

Э.Канайте: Понимаете, когда мне начинают доказывать, что нужно принимать во внимание опыт стран западной Европы, например, Германии, Франции и так далее, я говорю, что ни Германия, ни Франция не имела опыта пятидесятилетнего проживания в составе другой страны. Эти 50 лет так просто не выкинешь. Надо насколько поколений, я говорю вам это как учитель истории.

Т.Михнева: Мы тоже можем сравнить русских Литвы с русскими, живущими во Франции, могу сказать, что во Франции русские прекрасно адаптировались, хотя у них были свои русские школы.

Э.Канайте: Да, у них были частные школы.

Т.Михнева: Русская община в Париже содержала эти школы. В Вильнюсе в 30-х годах была русская частная гимназия, куда детей отдавали русские, которые жили в Вильнюсе. Вильнюс тогда отошел к Польше и во имя самосохранения они создали русскую гимназию и русскую начальную школу.

Большинство стран, которые беспокоит судьба своих соотечественников, отстаивают их права в других государствах. Например, Польша всегда становится на защиту своих соотечественников, если затронуты интересы поляков в Литве. Как вы считаете, Россия должна подобным образом реагировать на события в Литве?

Э.Канайте: Может быть и должна, но между Польшей и Литвой договорная база на трех уровнях: межпрезидентском, межправительственном, межведомственном. У нас нет никакой договорной базы. Нельзя нас сравнивать с польской диаспорой, потому что польская диаспора за пределами Польши не так  многочисленна. А русских за пределами России – около 25 миллионов. Это один момент, а второй — это наше отношение к России. Мы привыкли смотреть на Россию как на «дойную корову». Надо менять подходы, находить конструктивный диалог.

Т.Михнева: Как продолжение этой мысли, я хочу сказать, что в основу надо класть самоорганизацию общины. Вот это самое главное. Не рассчитывать на Россию, а рассчитывать на самоорганизацию самих. Мы должны сами здесь внутри решать свои проблемы. Польша помогает Литве, потому что здесь самая большая польская диаспора, находящаяся близко и совсем недавно бывшая в составе Польши. Поэтому у них здесь актуальные, незабытые интересы. У нас ситуация несколько иная: Россия не член НАТО, не член Евросоюза, у нее сложные экономические и политические отношения с Литвой. Поэтому я думаю, что это откладывает отпечаток на вопросы участия России на полемики образования русских в Литве.

Спасибо за беседу.

 

Элла Канайте, Виктория Шалковская, Татьяна Михнева.

Автор фото: Ярослав Мошков, ИА «Русские Новости»

ru-news.ru

кто в Литве, как и зачем убивает русские школы в Вильнюсе?

Учителя, школьники и их родители из двух школ Вильнюса с русским языком обучения потребовали от властей литовской столицы затормозить реформу бульдозерного типа и соблюдать конвенцию Европейского Совета об основах защиты национальных меньшинств, гарантирующую право обучения на родном языке.

С плакатами в руках к мэрии Вильнюса вышли школьники из Старогородской школы и школы имени Александра Пушкина. Первые борются за существование, вторые два года безуспешно добиваются статуса гимназии. (Фоторепортаж ЗДЕСЬ).

Если поглядеть со стороны, в Литве чётко виден алгоритм уничтожения школ с русским языком обучения. Их осталось совсем немного. Но в 2015 году в столице Литвы закрыли школу имени Добужинского. В 2016 году ликвидировали Центральную школу. В 2017 году мэрия готова закрыть Старгородскую и детсад-школу "Бержялис". За минувшие два года шесть русских школ Вильнюса были преобразованы из средних в основные, несмотря на протесты и многочисленные обращения в суды.

Вот что по этому поводу думает Валерий Красоцкий, молодой и энергичный председатель недавно созданной вильнюсской ассоциации родителей учеников (VMTA):

"Недальновидная политика власти в отношении национальных меньшинств и неудачно спланированные потоки учащихся могут, на наш взгляд, привести к тому, что в ближайшее время русским детям негде будет учиться. Это будет способствовать насильственной ассимиляции, а не интеграции [как государственная власть утверждает].

К тому же действия вильнюсского руководства противоречат множеству международных правовых актов".

Учителя и родители солидарны с убедительным Красоцким: тоже говорили, что администрация Вильнюса не считается с мнением общественности, "бульдозерным способом" проводит процесс реорганизации и ликвидации школ и берёт на себя право самолично решать, где и чему должны учиться дети. 

"Нынешний протест — это точка кипения, нагретая равнодушием нынешней администрацией мэрии, позицией бездумной силы, нежеланием искать компромисс. Школьники всего лишь настаивают на реализации  права на обучение в родной школе, на родном языке, и это право им гарантировано Конституцией. И если сегодня мы все не услышим голос молодого поколения, желающего жить в своей стране и служить её процветанию, то завтра мы столкнемся с ещё большими миграционными потерями", — сказала в микрофон депутат Вильнюсского горсовета Ромуальда Пошевецкая. 

Вместе с Пошевецкой оппозицию столичного самоуправления на акции протеста представляли Рената Цытацка из партии "Избирательная акция поляков Литвы — Союз христианских семей" и правоцентрист Гядиминас Руджёнис из партии "Порядок и справедливость".

Это же утверждают и сами школьники. На плакатах, с которыми они вышли в центр Вильнюса, было начертано "Реорганизация школ – насилие над детьми!", "Действительно ли родине важен каждый ребёнок?", "Семья – школа – родина" и аналогичные, любому понятные истины.

К плакатам и транспарантам протестующие ученики добавили музыку, танцы, соревнования по мини-футболу и волейболу. Получился отличный флешмоб, поглазеть на который собралось немало зевак.

Мэр Вильнюса либерал Ремигиюс Шимашюс к протестующим жителям города не вышел. Шимашюс в данном контексте любопытен тем, что привёз в столицу Литвы из провинции, где "родился, крестился, женился", все её запахи. Как говорятся, и запах овчины тоже не забыл прихватить. Он настолько силён, что французским парфюмом не перешибёшь. Подходит к характеристике градоначальника и блуждающий в Facebook мем "Девушку можно вывезти из деревни, а деревню из девушки – нельзя".

Впрочем, с чего вдруг мэру покидать кабинет? Вот если б школьники протестовали против декриминализации марихуаны или против требований ЛГБТ-сообщества – тогда иное дело: выскочил бы, как чёрт из табакерки.

Виленским либералам интересы школ с русским языком обучения безразличны, плакаты в руках учащихся со словами о родине – пустой звук. Под родину, знания и аттестаты зрелости денег из Брюсселя не выколотишь. Будут деньги – будем решать проблемы, нет денег – нет проблем.

Впрочем, не надо бочку только на градоначальника катить. Не стреляйте в пианиста, он играет, как умеет. Никто, кроме охраны, из здания мэрии носа не высунул. Что касается охранников, им протест понравился: красиво дети танцевали и пели красиво.

В архиве BALTNEWS.lt сохранился № 165 (16578) газеты "Эхо Литвы" от 28 августа 1999 года. В нём опубликовано "Обращение к президенту, Сейму и правительству Литовской Республики". В документе речь идёт о "тревоге по поводу решения министерства образования и науки Литвы об отмене обязательного экзамена по родному языку на аттестат зрелости в школах национальных меньшинств".

В "Обращении" сделан обобщающий вывод:

"По сути, это программа мягкой ликвидации русской школы, последовательной и принудительной ассимиляции её воспитанников".

Нас сегодня больше интересуют подписи возмущённых. Они прямо указывают, что "в своём стремлении вытеснить русский язык из русской школы чиновники министерства зашли слишком далеко". Кто это писал? Вспомним:

— политическая организация "Союз русских Литвы",

— Ассоциация учителей русских школ Литвы,

— Русское собрание Литвы,

— Координационный совет русских общественных организаций Литвы,

— Русский культурный центр,

— Литовское славянское общество милосердия "Надежда",

— Гильдия русских актёров Литвы,

— родители учащихся и представители общественности.

Итого: 7580 подписей. Немало. Все подписанты живы и здравствуют. Им ещё в 1999 году было понятно, что русский язык и русские школы необходимо защищать от чиновничьего произвола. Но, позвольте, отчего же на акцию протеста 16 мая никто не пришёл?

Чтобы сэкономить время и место, дадим три ссылки на мартовские публикации в литовской прессе:

Не надо искать виноватых

Активная позиция русской общины – гарант сохранения школ

А в остальном, прекрасная маркиза, все хорошо, все хорошо…

Вот что рассказал BALTNEWS.lt Жильвинас Радавичюс, преподаватель Старгородской школы:

"Мне, литовцу, стыдно за русских Литвы, которые не в состоянии защитить и не желают защищать свой язык, своих детей и свои школы. Вы поглядите, как покорно и организованно Русский мир капитулирует раз за разом перед местной властью!? И не только в Вильнюсе, но, например, в Клайпеде!?

Вот и 16 мая никто из русского бомонда и официоза не поддержал детей из школы имени Пушкина и Старгородской школы.

О чём думают ваши вожди? Неужели они не понимают, что за продажность, беспринципность и безделье нарождающиеся новые и хорошо организованные силы смоют их с пьедесталов точно так же, как вода смывает унитаз?

От коллег доводилось слышать, что право решать судьбу школьного образования для такой большой национальной общины, как русская община Литвы, узурпировала "банда четырёх".

В этом месте BALTNEWS.lt пока ставит точку с запятой. В распоряжение независимого информационно-аналитического портала переданы документы, аудио- и видеоматериалы. С ними предстоит детально ознакомиться.

А с понедельника, 22 мая, ресурс расскажет о "Банде четырёх" и делишках этой "гуманитарной ОПГ".


Также по теме:

Трагедия одной русской школы, или почему в Литве игнорируют русских?

Протесты нипочём: власти Вильнюса твёрдо решили закрыть русскую школу

Член горсовета: мэр Вильнюса продавил решение о закрытии русской школы

ИАПЛ-СХС: мэр Вильнюса всего лишь имитирует диалог с нацменьшинствами

baltnews.lt

Русские школы в Литве: узаконивание второго сорта


Уничтожение русскоязычных школ в Литве даёт первые результаты – выросли Иванасы, ненавидящие всё русское и стесняющиеся своих отцов.

Планомерное уничтожение русскоязычных школ в Литве за все 27 лет независимости балтийской республики, вместе с агрессивной пропагандой вреда от всего русского и насаждения комплекса вины («ваши родители — в лучшем случае колонисты, а часто — оккупанты», «ваши предки ответственны за все наши сегодняшние беды» и так далее) приносят первые результаты. Подрастает поколение русскоязычных литовцев, которые мечтают стать большими литовцами, чем сами этнические литовцы.

В стремлении доказать свою лояльность, свою литовскость, такие молодые люди встают в авангард ненависти ко всему русскому. Добавив к своим фамилиям и именам окончание «ас», они сегодня первыми выступают за разделение общества на «своих» и «чужих», где «чужие» — все те, кто имеет отличное мнение от генеральной линии партии. Под последней следует понимать всю политику сегодняшней политической элиты, вне зависимости от фасада названий — консерваторы, социал-демократы, либералы, или даже сегодняшние новички от политики в виде крестьян-зелёных. Все они представители партии Национал-моноэтнической Литвы. В идеальной Литве этой партии — нет никого, кроме литовцев.

И постоянная мантра действующего министра иностранных дел Линаса Линкявичюса, который любит повторять обратное, что Литва страна сотен национальностей, что государство должно продолжать политику ВКЛ многовековой давности, приглашая и давая кров самым талантливым, — лишь демагогия на публику, которая только подтверждает избранный путь на уничтожение всего нелитовского.

В этом, желая быть «своим», национал-моноэтнистов горячо поддерживает плод их же 27-летней работы. Иванасы, стыдящиеся своего происхождения. Сегодня их можно увидеть в литовских СМИ, в юмористических шоу, на русскоговорящем радио, да что там — 27 лет последовательной работы достаточный срок, что бы Иванасы подросли и были сегодня в возрасте до 35 лет. Так что отдельные образцы есть и в политике. Даже среди советников мэра Вильнюса.

Так в чём их гибридность? Ненависть к современной российской власти? Это совсем не показатель. Иначе в Иванасов придётся записать тот один процент (два, три, пять?) россиян, которые сегодня кажутся большинством в «прогрессивной» части социальных платформ в интернете. Литва, конечно, любит присваивать себе плоды работы других, но это всё же не то.

Их ненависть гораздо глубже, и совсем не к современной российской власти. Им с детства прививали, что Россия — зло, а русский язык — инфекция. Они стесняются своего происхождения, они демонстративно говорят по-литовски даже с русскими, а если на свой родной приходится переходить по необходимости, то делают это со страшным нарочитым акцентом. Их дети, которые в семье говорят с обоими русскоязычными родителями по-литовски, посещают литовские садики и школы, сами стесняются своих пап и мам и просят не употреблять русские слова даже случайно.

И это было бы всего лишь комплексом неполноценности, если бы не являлось инструментом национал-моноэтнистов, которые прекрасно понимают, что этих первых ростков рабской части населения удалось достигнуть, уничтожив часть русских школ. Добившись под лозунгами интеграции массовой отправки детей из русских семей в литовские школы, где они сразу становились изгоями, а на уроках истории вынуждены были выходить к доске и рассказывать, как русские оккупанты веками варварски насиловали несчастную литовскую идентичность.

Чтобы это стало правилом и массовым явлением, необходимо уничтожить оставшуюся часть когда-то разветвлённой сети русских школ. Топорно закрыть — не даст хозяин, который хоть и в целом поддерживает стремление литовской элиты, но хочет сохранить лицо этакого защитника прав человека.

Но окольные пути есть всегда и везде. И в этот раз помог переход на систему школ, где есть начальная/средняя /прогимназия/гимназия. Русскоязычные школы разом лишили статуса полного 12-летнего цикла, оставив его лишь избранным, но поначалу действительно равномерно сохранив по одной полной школе в каждом районе крупных городов. Естественно, родители ринулись отдавать детей только в 12-летки — зачем мучить ребёнка, отдавая его в начальную, потом в другое здание и школу до 10-го класса, а потом — опять в другую до 12-го класса?

Кто-то, повинуясь быту, собственной лени и невежеству, отдал детей в полные, но литовские школы — ближе к дому просто. Неполные школы сразу испытали дефицит учеников за счёт того, что полные оказались забиты до такой степени, что подвальные помещения и раздевалки пришлось переоборудовать в классы (без окон и вентиляции). После этого власти сделали следующий шаг — просто закрыли неполные школы под предлогом «а у вас детей мало и недобор».

Тут отдельно стоит отметить, что в «борьбе» за собственную шкуру администрация переполненных русскоязычных 12-леток никак не реагировала на закрытие неполных русскоязычных школ. Ни скоординированных протестов, ни коллективных исков в суд. Пусть гибнут, главное, нас не трогают. Но не трогали недолго.

На следующем этапе у части 12-леток также отобрали статус полной школы, оставив только 10 классов. Тут они, конечно, зашумели, завозмущались, но было уже поздно. И опять всё провели по кругу.

В итоге сегодня, например, в Вильнюсе ситуация следующая: за десять лет — минус шесть школ, а только за последние два года уничтожено сразу три русскоязычные школы. Сейчас действует всего 16 школ, и только пяти учебным заведениям позволено иметь 11−12-е классы.

Местная 10-летняя школа имени А. Пушкина безрезультатно два года добивается статуса гимназии. В этом году в первый класс этой школы записано 123 ребёнка. Это пять первых классов — неслыханное для русскоязычных школ явление, которые раньше закрывали за тотальный недобор.

Это большая проблема для национал-моноэтнистов. Причина наплыва — не сознательность русских семей, которым надоели унижения, а пик рождаемости в 2011—2012 годах. В следующем году ситуация будет аналогичной. Поэтому дать 12-летний цикл — против всей 27-летней работы по созданию второсортного населения. В мэрии Вильнюса говорят прямо: Литве нужны рабочие руки, учиться весь цикл и поступать в университет русским необязательно.

Для господ даже в моноэтническом государстве нужна обслуга. Для обслуги подойдут и Иванасы, которые сделают грязную в переносном смысле работу за тебя, и безграмотные, которые сделают грязную работу в прямом смысле.

Изображение: Магнус Энкель. Начальная школа. 1899

polit-mir.ru