Поляков а н древнерусская цивилизация основы политического строя – А. Н. Поляков. Древнерусская цивилизация и варяжский вопрос – Статьи

А. Н. Поляков. Древнерусская цивилизация и варяжский вопрос - Статьи

А. Н. Поляков. Древнерусская цивилизация и варяжский вопрос - Статьи - Северная Слава

А. Н. Поляков
Оренбургский государственный университет

В статье рассматривается одна из наиболее сложных проблем в русской историографии: роль варягов в становлении Киевской Руси и происхождение русов. На основе широкого круга источников автор предлагает свое видение спорных вопросов.

Древнерусская цивилизация складывается в течение X столетия [1, с. 75, 76]. Вехами в ее создании являются: а) поход Вещего Олега на Киев и образование здесь киевской городской общины (Русской земли) — 882 год по летописной хронологии; б) походы киевской дружины на славянские племена и освоение Киевом восточнославянских земель — конец IX — X век; в) крещение Руси князем Владимиром — 988 год.

Согласно летописи этому предшествовало призвание варягов ильменскими словенами и их соседями. Легенда о приглашении Рюрика на княжение в Новгород или Ладогу породила множество вопросов. Известно, что сообщение «Повести временных лет» во многом совпадает с рядом европейских сказаний о начале династии или государства [2, с. 49]. Текст древнерусской повести особенно близок англо-саксонской традиции: рассказу Видукинда Корвейского о приглашении саксов бриттами1 (X век) и «Церковной истории англов» Бэды Достопочтенного (VIII век)2. И.Н. Данилевский полагает, что речь следует вести о каком-то общем для этих сказаний литературном источнике [3, с. 42]. По его мнению, это мог быть текст третьего стиха 111 псалма3. Иную библейскую параллель летописному рассказу находил Г.М. Барац [4, с. 108]. С его точки зрения, в основе летописи лежит текст I Книги Царств4. Как бы то ни было, вывод здесь напрашивается один: легенда о призвании варягов — плод литературного творчества, основанный на книжной традиции. И.Н. Данилевский, возможно, прав: для «летописца Священная история — вневременная и постоянно… переживаемая в реальных, «сегодняшних» событиях ценность» [5, с. 79] и потому он действительно описывал увиденное или услышанное им «через прямое или опосредованное цитирование Библии» [5, с. 79]. Только это совсем не значит, что никаких варягов не было и они являются чистым вымыслом, и вопрос — а был ли Рюрик? — никак не решает. Излагая свою версию событий о появлении русов в землях восточных славян, летописец должен был опираться на общеизвестные факты. Он мог домыслить детали, чтобы привести события русской истории в соответствие с библейским прототипом, но не более того. Как отмечает И.Н. Данилевский, «летописец, видимо, стремился… не столько точно описать конкретное событие, сколько передать

смысл легендарного призвания Рюрика с братьями» [3, с. 43]. «Судя по образной системе, — пишет он, — которой пользовался автор летописи, призвание варягов для него было связано с первыми шагами к обретению правды — истинной веры, Слова Божия» [3, с. 43]. Вместе с тем цель летописца имеет и вполне явные, открытые черты. Согласно его собственному заявлению в начале «Повести», рассказ должен был показать «откуду есть пошла русская земля» [17, стб. 1]. Если летописец о появлении варягов и в самом деле думал меньше всего, то что же в его рассказе отражает факт, а что смысл, вкладываемый в него? Думаю, только так поставленный вопрос позволит решить проблему достоверности летописной легенды. Рассуждая в рамках идейной борьбы норманизма и антинорманизма, историки не могли смотреть на эту проблему трезво и высказывали самые разные, порою противоположные мнения. М.Н. Покровский писал, что «весь рассказ, несомненно, стилизован, и настолько, что разглядеть его историческую основу почти невозможно» [6, с. 75]. С.В. Юшков полагал, что рассказ летописца сплошь легендарен и в нем трудно отделить правду от вымысла [7, с. 29, 67]. Примерно так же думал и Д.С. Лихачев [8, с. 159–160]. Б.А. Рыбаков, соглашаясь с тем, что историческая правда в летописном предании тесно переплетена с вымыслом, признавал реальность Рюрика, но сомневался в существовании его братьев: Синеуса и Трувора. Не подлежат сомнению, по его мнению, норманнские набеги на славян в конце IX и в X веке [9, с. 37.; 10, с. 298–300]. А.Н. Кирпичников, И.В. Дубов и Г.С. Лебедев считают летописное сказание о призвании варягов вполне достоверным источником [11, с. 193]. «Призвание «князя из-за моря», по мнению Г.С. Лебедева, было хорошо рассчитанной политической акцией» [12, с. 212]. В самом ее факте у него сомнений нет. Г.С. Лебедев допускает лишь легендарность братьев Рюрика. Б.Д. Греков верным признавал факт найма новгородцами варяжских вспомогательных отрядов [13, с. 452]. Близки к его мнению В.В. Мавродин и И.Я. Фроянов [14, с. 791]. «Призвание», думается, было, — пишет И.Я. Фроянов, — но не на княжение, а для помощи в войне, и не трех мифических братьев, а одного варяжского конунга с дружиной» [14, с. 805]. Опираясь на поздние источники, он считает возможным говорить и более детально: «Военная помощь, оказанная варягами новгородцам, была, очевидно, …эффективной» и побудила Рюрика совершить своего рода «государственный переворот», «сопровождавшийся истреблением славянских князей и знатных людей» [14, с. 806]. И.Я. Фроянов имеет в виду некоего Вадима, о котором говорится в Никоновской летописи: «
Того же лета уби Рюрик Вадима Храброго, и иних многих изби новгородцев съветников его
» [15, с. 9].

На мой взгляд, под сомнение можно поставить не только факт призвания варягов «княжить и володеть», но и трактовку его как приглашения наемников для обороны от других варягов. Последнее даже менее вероятно в силу того, что о призвании на княжение прямо говорится в летописи, а о призвании в качестве наемников нигде не сообщается. Это не факт, а всего лишь предположение историков, основанное главным образом на недоверии летописцу.

Не вполне обоснованным мне кажется и отрицание историчности братьев Рюрика: Синеуса и Трувора. Если летописец действительно переводил сагу о походах на славян какого-то скандинавского конунга или, как считает Н.Н. Гринев, договор о призвании (актовый документ, написанный на древнешведском языке старшими рунами5), почему в летописи больше нет никаких следов этого «древнешведского документа»? Странно и то, что русский книжник больше не сделал никаких ошибок. Получается, плохо разбираясь в чужом языке, он не мог понять только одну простую фразу и, если речь идет о договоре, вполне стандартную формулу. Неужели летописец намеренно разлучил Рюрика с его «родом» (sine hus) и «верной дружиной» (thru varing), посадив его одного в Новгороде, а всю родню и друзей в иных городах, превратив их в братьев? Вряд ли все это можно объяснить без очевидных натяжек. Если летописец сознательно выдумывал, то для этого вовсе не нужно заниматься переводами с иностранного документа, ради того, чтобы только взять оттуда всего одну фразу. Вся эта история с подменой в лучшем случае — досадное недоразумение, в худшем — сознательный обман. Автором этой знаменитой подмены является один из основателей норманизма И.Г. Байер [16, с. 12]. «Sine hus» и «Синеус», «thru varing» и «Трувор» — это созвучия, похожие на те, что практикует в своих печально известных трудах А.Т. Фоменко6. Как отмечают Е.А. Мельникова и В.Я. Петрухин, подобное истолкование имен братьев не соответствует морфологии и синтаксису древнешведского языка и прямо противоречит всему, что известно о языковых связях Древней Руси и Скандинавии [2, с. 54].

Рюрик, Синеус и Трувор есть не только в русской книжной легенде, но и в немецком устном предании, вошедшем в научный оборот благодаря Владимиру Чивилихину7. Все трое вполне могли быть историческими личностями, хотя и не обязательно братьями. В XII веке, когда русский книжник писал свою летопись, имена Рюрика, Синеуса и Трувора должны были знать многие, иначе зачем о них вспоминать, коль вскоре они умерли и никакой роли в русской истории не сыграли. Впрочем, однозначно об этом говорить трудно. Более или менее уверенно можно утверждать только то, что русы были находниками, т. е. людьми, пришедшими в земли, где уже жили славяне. Русский летописец, предлагая свою версию событий, ссылался на это, как на общеизвестный факт. Реальные события отражают, видимо, и те места в рассказе летописца, которые служат для него фоном:

«Изъгнаша Варяги за море и не даша имъ дани» — варяги нападали на славян и собирали с них дань.

«…и быша в них [славян] усобице и воевати почаша сами на ся» — между славянскими племенами была вражда [17, стб. 19].

Только опираясь на эти три факта, летописец мог вписывать книжный, возможно библейский, сюжет в русло реальных событий.

Данные сведения русской летописи подтверждаются более ранними зарубежными источниками. Арабский ученый начала X века Ибн Русте сообщает, что русы живут на острове, окруженном озером. На кораблях они совершают набеги на славян и другие народы, «берут их в плен и везут на продажу в Хазарию и Волжскую Булгарию» [18, с. 209]. Труд Ибн Русте «Дорогие ценности», в котором содержатся эти сведения, датируется 903 — 913 годами, а его данные отражают ситуацию IX или даже VIII века [19, с. 308]. Арабский географ IX века Ибн Хордадбех упоминает славянских рабов, которые служат переводчиками русам [20, с. 384–385]. У Константина Багрянородного славяне — пактиоты росов. Слово «пактиот» чаще всего в греческих источниках означает «данник», иногда «союзник» [21, с. 316]. Славяне, согласно сообщению Константина Багрянородного, «кормили» росов, разъезжавших от одного племени к другому целых полгода — с ноября по апрель. Называлась такая поездка полюдьем.

Историки чаще всего не отличают полюдье от дани. Однако некоторые исследователи, пусть и не всегда последовательно, разграничивают эти два понятия (М.Д. Приселков, В.В. Мавродин, Б.А. Рыбаков, В.И. Горемыкина и другие.) [22, с. 451 — 453]. И.Я. Фроянов однозначно трактует полюдье и дань как совершенно разные явления. «Можно думать, — пишет И.Я. Фроянов, — что полюдье давали «свои люди», а дань «чужие» или по происхождению «чужие», как, например, древнерусские смерды» [22, с. 459].

Первое упоминание полюдья содержится в отмеченном выше труде Константина Багрянородного. В древнерусских источниках оно встречается относительно поздно: в Жалованной грамоте Мстислава Владимировича Юрьеву монастырю, датируемой 1130 годом; Грамоте Ростислава Смоленской епископии, также XII века [22, с. 457] и в Лаврентьевской летописи под 1190 годом. В них дань и полюдье явно отличаются друг от друга. В Жалованной грамоте 1130 года Мстислав Владимирович велит своему сыну Всеволоду отдать монастырю село Буице с данью, вирами и продажами и дополнительно осеннее полюдье даровное [23, №81. с. 140]. Князь Ростислав выделял Смоленской епископии десятину от всех

даней смоленских, исключая продажи, ви

norse.ulver.com

А. Н. Поляков Древнерусская цивилизация основы…

[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] > [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] > [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Древнерусская цивилизация: основы политического строя
А. Н. Поляков (Поляков Александр Николаевич - кандидат исторических наук, доцент кафедры истории России Оренбургского государственного университета)

О политическом строе Киевской Руси написано очень много. Единого взгляда по этому вопросу не сложилось. Можно выделить два основных подхода. Первый представляет Русь княжеством, поначалу единым, а затем распавшимся на множество более мелких княжеств. Второй предполагает, что Русь - это совокупность восточнославянских племен или городов (городовых волостей).
Первая точка зрения восходит к трудам русских историков XVIII в. (А. И. Манкиев, В. Н. Татищев, М. В. Ломоносов). Господствует она и в первой половине XIX века. Н. М. Карамзин писал о русской истории исключительно как об истории самодержавия. Схема развития древнерусской государственности, нарисованная им, можно сказать, стала классической для отечественной историографии. Согласно этой схеме, русское государство зарождается как монархия с приходом в Новгород Рюрика. Русь становится собственностью великого князя, так что он может раздавать города и волости кому захочет. Часть земель "государь" сохраняет за собой, которыми управляет через своих посадников, другую часть раздает во владение варяжской дружине. Варяги, с которыми пришел Рюрик, становятся первыми в нашей стране чиновниками. Они составляют отборное войско и верховный совет, с ними князь делится своей властью. Данный порядок вещей нарушается сохранившимися с прежних времен вольностями. Жители городов в наиболее важных или опасных случаях собираются на вече и принимают решения. После смерти Ярослава Мудрого Русь делится на уделы, возникают первые междоусобицы. Владимиру Мономаху и его сыну Мстиславу временно удается сплотить Русскую землю воедино и держать других князей в повиновении, но после смерти Мстислава Русь окончательно распадается на множество мелких княжеств. В правлении в это время сочетаются два противоположных начала: самовластие и вольность. Устав Рюриковых времен, писал Карамзин, не был отменен: везде, и в самом Новгороде, князь судил, наказывал и сообщал власть свою тиунам; объявлял войну, заключал мир, налагал дани. Но горожане столицы, пользуясь свободою веча, нередко останавливали государя в делах важнейших: предлагали ему советы, требования; иногда решали собственную судьбу его как вышние законодатели1.

В трудах С. М. Соловьева политический строй Киевской Руси принял своеобразный вид. Как и его предшественники, он считает Русь княжеством, но владельцем страны называет не князя, а княжеский род в целом. Великий князь киевский, в представлении Соловьева, не государь и даже не верховный глава государства, а старший в роду, причем, часто, старший физически. "Волости, - пишет он, - находятся в совершенной независимости одна от другой и от Киева, являются отдельными землями и в то же время составляют одно нераздельное целое вследствие родовых княжеских отношений, вследствие того, что князья считают всю землю своею отчиною, нераздельным владением целого рода своего"2. Со времени правления Андрея Боголюбского в княжескую среду проникают иные ("государственные", по Соловьеву) отношения, которые еще долго - вплоть до начала XVII в. - будут бороться с родовым началом. Соловьев признает существование и городовых волостей. Князь и волость выглядят у него параллельными политическими структурами. Русь предстает одновременно и княжеством, принадлежащим роду Рюриковичей, и механической суммой городовых волостей, связанных между собой княжеским родом.
Вторая точка зре

filesclub.net

Поляков А.Н. Древнерусская цивилизация: основы политического строя

ФАКУЛЬТЕТ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ

КАФЕДРА СОЦИАЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК

 

РЕЦЕНЗИЯ НА СТАТЬЮ

Поляков А.Н. Древнерусская цивилизация: основы политического строя

                                                             

                                                       Выполнил:ст-т стоматологического ф-та

                                                                               1 курса,5 группы

                                                                             Ф.И.О

                                                       

                                                           Проверила: 

 

                                         Новосибирск 2013г.

                             

Содержание:

 

1. Введение……………………………………………………..2

 

2. Основная часть………………………………………………3

 

3. Заключение…………………………………………………..

 

4. Список литературы………………………………………….

                                                               

 

                                         Введение

О политическом строе Киевской Руси написано много. Как у старых, так и у современных нам историков нет определенного мнения о политической сущности Киевской Руси. Нет сколько-нибудь устойчивого решения вопроса даже о том, имеем ли мы право называть Киевскую Русь государством, далеко не ясны даты существования этого государства, весьма спорен и характер этого государства даже в среде тех историков, которые склонны считать Киевскую Русь государством. 

 

  В исторической науке нет единой точки зрения на природу княжеской власти. Дореволюционные историки, такие как С.М.Соловьев, В.О.Ключевский, Н.И.Костомаров, М.С.Грушевский, В.И.Сергеевич, А.Я.Ефименко и А.Е.Пресняков, а из новейших – И.Я.Фроянов, не считают великого князя киевского монархом. Напротив, В.Н.Татищев в своей «Истории Российской» изображал древнерусских князей до Мстислава Владимировича (1076-1132) включительно в качестве самовластных государей, а политическую систему Руси – как монархию.

 

  Меня заинтересовал вопрос о цивилизации древней Руси, а именно, основы политического строя. Как уже говорилось раньше, этот вопрос рассматривался с разных точек зрения. Многие историки, высказывая свое мнение, так и пришли к единому выводу.

Актуальна проблема и в настоящее время.Недаром по-этому предмету спорили всегда, спорят сейчас, и едва ли полная ясность когда-либо придет на смену более или менее обоснованным гипотезам.

 

                   Содержание

 

Можно выделить два основных подхода.            

 Первый представляет Русь княжеством, поначалу единым, а затем распавшимся на множество более мелких княжеств.

Второй предполагает, что Русь — это совокупность восточнославянских племен или городов (городовых волостей).        

Как уже ранее говорилось можно выделить два основных подхода политического строя Руси.

   Первая точка зрения восходит к трудам русских историков

XVIII века (А. И. Манкиев, В. Н. Татищев, М. В. Ломоносов). Господствует она в тех или иных вариантах и в первой половине XIX века.

 

    Н. М. Карамзин писал о русской истории исключительно как об истории самодержавия.По схеме Карамзина, русское государство зарождается как монархия с приходом в Новгород Рюрика. При этом Русь становится собственностью великого князя, так что он может раздавать города и волости кому захочет.

  

  Часть земель «государь» сохраняет за собой, которыми управляет

через своих посадников, другую часть раздает во владение варяжской дружине. Варяги, с которыми пришел Рюрик, становятся первыми в нашей стране чиновниками. Они составляют отборное войско и верховный совет, с ними князь делится своей властью.

Данный порядок вещей нарушается сохранившимися с прежних времен вольностями. Жители городов в наиболее важных или опасных

случаях собираются на вече и принимают решения.1

    

   М. П. Погодин главными действующими лицами русской истории видел князей с их дружинами, города с воями, волости с народом и церковь. Центральной фигурой политической системы он считал князя. Князья были властелинами своих подданных и господами земли, но не в смысле собственности, а временного владения.

   

   В трудах С. М. Соловьева политический строй Киевской Руси принял своеобразный вид. Как и его предшественники, он считает Русь

княжеством. Но в качестве основных выделяет родовые связи. Русью,

по его мнению, владел не князь, а княжеский род в целом. Великий

князь Киевский, в представлении Соловьёва, не государь и даже не

верховный глава государства, а старший в роду, причем часто старший

физически. «Волости, — пишет он, — находятся в совершенной независимости одна от другой и от Киева, являются отдельными землями

и в то же время составляют одно нераздельное целое вследствие родовых княжеских отношений, вследствие того, что князья считают всю

землю своею отчиною, нераздельным владением целого рода своего»

 

С. М. Соловьев в основу деления истории России на периоды кладет междукняжеские отношения, которые, по его мнению, обнаруживают «естественное развитие общества из самого себя». Первый период — от призвания Рюрика до Андрея Боголюбского, когда «княжеские отношения носят характер чисто родовой». Второй период — от Андрея до Калиты: «здесь обнаруживается стремление сменить родовые отношения, вследствие чего начинается борьба между князьями северной и южной Руси, преследующими противоположные цели; эта борьба после раздробления рода сменяется борьбою отдельных княжеств с целью усиления одного за счет другого, окончательная победа остается на стороне княжества Московского». Третий период — от Калиты до Ивана III. Здесь «Московские владетели все более и более дают силы государственным отношениям над родовыми» и, наконец, период четвертый — от Ивана III до пресечения династии Рюриковичей есть период, когда окончательно торжествуют государственные отношения над родовыми, «торжество, купленное страшною кровавою борьбою с издыхающим порядком вещей».2

Вторая точка зрения распространяется во второй половине XIX

века. Её защищали В. И. Сергеевич, Н. И. Костомаров, В. О. Ключевский, С. Ф. Платонов, М. Ф. Владимирский_Буданов, М. А. Дьяконов,

А. Е. Пресняков и другие.

 

В. И. Сергеевич соединяет князя и вече в единое политическое

целое. Народ и князь, по его мнению, составляют два одинаково существенных элемента древнерусского общественного быта. С одной

стороны народ, который выражает своё мнение на вече, не может без

князя, с другой — главной силой князя был именно народ. Вече рассматривается им как основная форма государственной власти. Оно

ведает всеми делами, кроме тех, которые передаёт князю . Основной

задачей князя он считает заботу об общественном благе . Главными

занятиями — управление и суд.

 

  По мнению Н. И. Костомарова, каждое из восточнославянских

племен («народцев» по его терминологии) с древнейших времен составляло особое политическое образование — землю. Руководили

этими землями князья, но высшая власть принадлежала вечу — общему собранию.3

 

  В. О. Ключевский считал, что первой политической формой у

восточных славян была городовая область, под которой он понимал

крупный торговый округ, управляемый городом. Возникновение областей Ключевский относил к середине IX века. Затем в конце IX и в

течение X веков образуются вторичные политические образования

— варяжские княжества.4

 

                        Заключение

Объективное отношение к историческим источникам и фактам вынуждает признать – Русь невозможно назвать ни монархией, ни республикой в чистом виде и в современном смысле этих понятий.

  

Исходя исключительно из формы власти, древнерусские князья, конечно, монахи. Но ограниченные княжеским родом, относительно которого великий киевский князь совсем не монах, а старший в роду. А главное, это такая монархия, которая ограничена самим обществом.

 

Как политическое целое, Русская земля напоминает империю: оющирное национальное государство, во главе с монахом, опирающимся на военную силу. Это усвоил в свое время К. Маркс, который называл Русь «империей Рюриковичей» .

  

Русская земля – это Киевская империя. Внешне – это огромная, по европейским меркам, держава, богатая, процветающая, со множеством городов, сверкающими золотыми куполами, и народом, который больше всего ценит свободу, любит веселье и верит в старых и новых богов. Внутри – это политическое образование, состоящее из полунезависимых земель, которые управляются князьями одного рода, а подлинная власть принадлежит общинам стольных городов.

 

 

                                   Список литературы:

 

1. Карамзин Н. М. История государства Российского. Т. I, гл. Х; Т. II, гл. VII.

2. Cоловьев С. М. История России с древнейших времен. Русь изначальная. М. 2001. Т. 2, С. 407

3. Костомаров Н. И. Начало единодержавия в Древней Руси. – Костомаров Н. И. История Руси Великой. В 12 т. М 2004. Т. 12, с. 7, 15-17,48-50

4. Ключевский В. О. Русская история. В 3 кн. М .1995. Т. 1, с. 115, 118, 123, 165

5. www.bibliotekar.ru/rusFroyanov/10.htm

 

                            

 

                  

 

 



stydopedya.ru

Древнерусская цивилизация: основы политического строя -  Voprosy istorii,  2007 , No. 3

Автор: А. Н. Поляков

О политическом строе Киевской Руси написано очень много. Единого взгляда по этому вопросу не сложилось. Можно выделить два основных подхода. Первый представляет Русь княжеством, поначалу единым, а затем распавшимся на множество более мелких княжеств. Второй предполагает, что Русь - это совокупность восточнославянских племен или городов (городовых волостей).

Первая точка зрения восходит к трудам русских историков XVIII в. (А. И. Манкиев, В. Н. Татищев, М. В. Ломоносов). Господствует она и в первой половине XIX века. Н. М. Карамзин писал о русской истории исключительно как об истории самодержавия. Схема развития древнерусской государственности, нарисованная им, можно сказать, стала классической для отечественной историографии. Согласно этой схеме, русское государство зарождается как монархия с приходом в Новгород Рюрика. Русь становится собственностью великого князя, так что он может раздавать города и волости кому захочет. Часть земель "государь" сохраняет за собой, которыми управляет через своих посадников, другую часть раздает во владение варяжской дружине. Варяги, с которыми пришел Рюрик, становятся первыми в нашей стране чиновниками. Они составляют отборное войско и верховный совет, с ними князь делится своей властью. Данный порядок вещей нарушается сохранившимися с прежних времен вольностями. Жители городов в наиболее важных или опасных случаях собираются на вече и принимают решения. После смерти Ярослава Мудрого Русь делится на уделы, возникают первые междоусобицы. Владимиру Мономаху и его сыну Мстиславу временно удается сплотить Русскую землю воедино и держать других князей в повиновении, но после смерти Мстислава Русь окончательно распадается на множество мелких княжеств. В правлении в это время сочетаются два противоположных начала: самовластие и вольность. Устав Рюриковых времен, писал Карамзин, не был отменен: везде, и в самом Новгороде, князь судил, наказывал и сообщал власть свою тиунам; объявлял войну, заключал мир, налагал дани. Но горожане столицы, пользуясь свободою веча, нередко останавливали государя в делах важнейших: предлагали ему советы, требования; иногда решали собственную судьбу его как вышние законодатели1.

В трудах С. М. Соловьева политический строй Киевской Руси принял своеобразный вид. Как и его предшественники, он считает Русь княжеством,

...

dlib.eastview.com

Поляков А. Киевская Русь как цивилизация

Министерство образования и науки
Российской Федерации
Федеральное агентство по образованию
Государственное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
«Оренбургский государственный университет»

А. Н. Поляков

КИЕВСКАЯ РУСЬ
КАК ЦИВИЛИЗАЦИЯ
Монография

Рекомендовано к изданию Ученым советом
государственного образовательного учреждения
высшего профессионального образования
«Оренбургский государственный университет»

Оренбург
ИПК ГОУ ОГУ
2010
1

А. Н. Поляков
УДК 947
ББК 63.3(2)
П54

Рецензенты:
доктор исторических наук, профессор В. В. Амелин (Оренбург
ский государственный аграрный университет)
доктор исторических наук, профессор Р. Р. Хисамутдинова
(Оренбургский государственный педагогический университет)

П 54

Поляков, А. Н.
Киевская Русь как цивилизация: монография / А. Н. Поля
ков, Оренбургский гос. унт. – Оренбург: ОГУ, 2010. – 484 с.
ISBN 9785741009949

Монография является, с одной стороны, обоснованием но
вой теории цивилизации, с другой — применением данной тео
рии и методологии в конкретноисторическом исследовании.
Настоящий труд посвящен истории Киевской Руси от её воз
никновения до монгольского нашествия. На основе выработан
ного метода исследования цивилизации определяются типоло
гические черты древнерусского общества и важнейшие эпохи в
его развитии.
Для научных работников, преподавателей и студентов гума
нитарных специальностей, всех, кто интересуется древней рус
ской историей.

УДК 947
ББК 63.3(2)

ISBN 9785741009949
2

© Поляков А. Н., 2010
© ГОУ ОГУ, 2010

СОДЕРЖАНИЕ
Предисловие......................................................................................................... 5
Введение ................................................................................................................ 8
Глава 1 Цивилизация: теория, типология, метод ............................... 19
§1 К проблеме общественноэкономических формаций ........... 20
§2 Общество как объект исторического исследования .............. 23
§3 Формы организации общества ....................................................... 25
§4 Цивилизация ........................................................................................ 33
§5 Типология цивилизаций .................................................................. 44
§6 Метод исследования .......................................................................... 53
Глава 2 Возникновение древнерусской цивилизации ...................... 63
§1 Предпосылки образования Киевской Руси .............................. 64
§2 Время и признаки зарождения цивилизации ........................... 71
§3 Славяне и русы .................................................................................... 77
§4 Первые русские города ..................................................................... 87
§5 Формирование территории Киевской Руси ............................. 99
§6 Возникновение социального ядра цивилизации...................117
Глава 3 Вехи развития древнерусской цивилизации .....................131
§1 К истории вопроса ............................................................................132
§2 Вехи ........................................................................................................135
§3 Древнерусская цивилизация в начале XI – первой трети
XIII вв. .................................................................................................138
Глава 4 Политический строй Киевской Руси ....................................161
§1 К истории вопроса ............................................................................162
§2 Князь ......................................................................................................172
§3 Старейшины градские .....................................................................185
§4 Вече.........................................................................................................187
§5 Русская земля как политическое целое ....................................192
3

А. Н. Поляков
Глава 5 Социальный строй Киевской Руси ........................................205
§1 К истории вопроса ............................................................................ 206
§2 Социальное ядро древнерусской цивилизации .....................211
§3 Экономические основы жизни социального ядра ................ 232
§4 Социальноэкономический уклад ..............................................241
§5 «Работные» слои древнерусского общества ........................... 253
§6 Социальная мобильность на Руси ..............................................267
§7 Базовые ценности древнерусского общества ......................... 297
Глава 6 Социальнополовые отношения в Древней Руси ............ 327
§1 К истории вопроса ............................................................................ 328
§2 «Настоящий мужчина» и «настоящая женщина» ................ 336
§3 Телесный канон .................................................................................. 350
§4 Брак ........................................................................................................364
§5 Формы сексуального поведения .................................................372
Заключение ......................................................................................................391
Список использованных источников .....................................................404
Список сокращений ...................................................................................... 437
Приложение А .................................................................................................438
Приложение Б .................................................................................................444

4

И

Предисловие

деи, которые легли в основу настоящей книги, впервые были
высказаны мной в 2002 году в небольшой брошюре, вышед
шей в издательстве «Оренбургская губерния»1 . Широкой на
учной общественности они стали известны в следующем, 2003 году,
когда содержание данной брошюры было опубликовано в качестве
статьи в журнале «Вопросы философии»2 . В 2004 году статья была
переиздана в звуковом журнале «Мысль»3 . Результаты исследова
ния цивилизации в Древней Руси, опирающегося на эти идеи, пуб
ликовались мной в различных изданиях, в том числе в книге «“Сло
во о полку Игореве” как памятник политической мысли»4 , опубли
кованной в том же 2004 году и журнале «Вестник Оренбургского го
сударственного университета»5 . Начиная с 2005 года стали выходить
статьи в журнале «Вопросы истории», что сделало развиваемые мной
идеи известными не только в России, но и в других странах Русского
мира6 . К настоящему времени опубликованы шесть статей, которые
отражают почти все основные положения издаваемого труда.
Данные публикации вызвали некоторые отклики. Среди того, что
мне известно, детального разбора предлагаемой концепции пока нет.
Краткое изложение первой моей статьи, опубликованной в «Вопро
сах истории», было представлено в журнале «Континент» в обзоре
научной периодики по основным проблемам русской истории7 . Не
которые соображения о политическом строе Киевской Руси, в част
ности о положении князя, были поддержаны И. В. Павловским в его
докторской диссертации8 . Получила распространение идея о значи
тельной роли озимой ржи в становлении и развитии древней Руси9 .
Начинают признаваться факты существования свободы как одной из
важнейших ценностей древнерусского общества. Например,
С. В. Ткаченко, говоря о месте либерализма в русской истории, вы
нужден был отметить, что отдельные элементы либерализма просле
живаются на всем её протяжении. При этом он привёл довольно зна
чительную цитату из моей статьи о социальном строе древнерусской
цивилизации с подборкой данных о месте свободы в Древней Руси10 .
В. В. Мещеряков в историографической статье о феномене дружин
ной верности дал краткое описание моей точки зрения на понятие
«древнерусская дружина»11 . И. В. Тушканов согласился с высказы
ванием об устойчивости понятия «Русская цивилизация» в совре
менной историографии12 .
5

А. Н. Поляков
Яков Риер выразил несогласие с идеей существования древне8
русской цивилизации, указывая на то, что выделение цивилизации
предлагается на основе отдельных признаков и изучается вне обще8
европейского контекста13 . Должен заметить, что в статье о возник8
новении древнерусской цивилизации, на которую он ссылается, вов8
се не делалась попытка доказать существование особой цивилизации
в Древней Руси. Данная мысль была в ней изначальной установкой и
не доказывалась. Древнерусская цивилизация представляется мне
частью ныне существующей Русской цивилизации, о чём писали и
пишут многие авторы. Свои соображения на этот счёт я излагаю в
данной книге. Что касается признаков цивилизации — в статье они
играли роль основных фактов, которые свидетельствуют о динамике
и времени зарождения цивилизации у восточных славян.
А. И. Гусейнов высказался против идеи отказа от понятия «фор8
мация»14 . В. С. Гнатко и В. И. Пефтиев в книге, посвящённой кон8
цептуальным поискам места корпораций в изменяющемся мире, от8
несли меня к группе наиболее эмансипированных неомарксистов,
увидев смысл моей концепции в замене понятия «формация» на по8
нятие «социально8экономический уклад»15 .
Украинский историк Степан Сворак приводит мою статью в ка8
честве примера труда, стоящего в современной русской историогра8
фии на позициях цивилизационного подхода. Развёрнутой критики
он не даёт16 . Другой украинский исследователь, Николай Мацкевич,
выразил неудовольствие отождествлением понятий «Русская циви8
лизация» и «Российская цивилизация»17 . Ещё один украинский ав8
тор — Лариса Нагорная, хотя и с оговоркой, приняла моё определе8
ние политического строя Киевской Руси как «вечевой монархии»18 .

1 Поляков А. Н. Проблемы методологии в исторической науке. Оренбург, 2002. 35
с.
2 Поляков А. Н. К проблеме общественных формаций // ВФ. 2003. №6. С.3 – 15.
3 Мысль [Звукозапись] // Философия. Социология. Психология / Читает Н. Са8
вицкая. М.: Логос. Вып.382004 – 2005. 2 мфк.(07 ч 01 мин):2,38 см/с, 4 дор.
4 Поляков А. Н. «Слово о полку Игореве» как памятник политической мысли.
Оренбург, 2004. 100 с.
5 Поляков А. Н.:
1) Община как форма социальной организации // ВОГУ. 2004. №6. С.17 – 20.
2) Зависимое население в Древней Руси // ВОГУ. 2006. №9. С.143 –150.
3) К вопросу об изгоях в Древней Руси // ВОГУ. 2006. №10. С.191 –193.

6

Предисловие
4) Древнерусская цивилизация и варяжский вопрос // ВОГУ. 2007. №1. С.4 –
10.
5) Древнейшие русские города и начало цивилизации // ВОГУ. 2007. №4. С.21
– 27.
6 Поляков А. Н.:
1) Образование древнерусской цивилизации // ВИ. 2005. №3. С.72 – 89.
2) Древнерусская цивилизация: основные черты социального строя // ВИ. 2006.
№9. С.67 – 86.
3) Древнерусская цивилизация: основы политического строя // ВИ. 2007. №3.
С.50 – 69.
4) Цивилизация как социальная система: теория, типология и метод // ВИ. 2007.
№11. С.52 – 64.
5) Древнерусская цивилизация: вехи развития // ВИ. 2008. №9. С.70 – 82.
6) Древнерусская цивилизация: вопросы социальной мобильности // ВИ. 2009.
№9. С.65 – 80.
7 Денискин А. Проблемы российской истории и современности в русской перио*
дике первого квартала 2005 г. // Континент. 2005. № 124; То же [Электронный ре*
сурс] // Журнальный зал [М]., 2009. Режим доступа: http://magazines.russ.ru/
continent/2005/124/bsk12.html (05.06.09).
8 Павловский И. В. Государство и общество средневековой Руси: Западные влия*
ния и отечественный культурный фон: автореф. дис... док. ист. наук: 24.00.01 / Пав*
ловский Игорь Владимирович. М., 2007. С.6, 12, 15.
9 Дневник Егора Холмогорова [Электронный ресурс]. [М]., 2007. Режим доступа:
http://holmogorow.nigilist.ru/index.html#1.01.2007
10 Ткаченко С. В. Правовые реформы в России: проблемы рецепции Западного
права [Электронный ресурс] // Всё о праве: Электронная библиотека [Самара],
2007. Режим доступа: http://www.allpravo.ru/. Сноски № 41 –43.
11 Мещеряков В. В. К вопросу о степени изученности феномена дружинной вер*
ности в отечественной исторической науке // ИРГПУ. 2008. №12 (85). С.77.
12 Тушканов И. В. Вопросы совершенствования законодательства в политико*пра*
вовых учениях русских монархистов XIX – XX веков // Актуальные проблемы
совершенствования законодательства, правоприменения и правовых теорий в Рос*
сии и за рубежом: материалы международной научно*практической конференции
(20 ноября 2008 г.). Т.1. Секция теории и истории государства и права. Уголовно*
правовая секция. Челябинск: ЮУПИ, 2008. С.134.
13 Риер Я. Цивилизации средневековой Европы // Вестник Европы. 2007. №19*
20. Сноска 99.
14 Гусейнов А. И. Право как феномен культуры: автореф. дис... док. юр. наук: 12.00.01
/ Гусейнов Абульфаз Ибрагим*оглы. М., 2007. С.30.
15 Гнатко В. С., Пефтиев В. И. Корпорации в трансформирующемся мире: концеп*
туальные поиски. Ярославль, 2005. С.14.
16 Сворак С. Формування та трансформація вічового устрою Руської держави
[Электронный ресурс] // Вiче. Журнал Верховноi Ради Украiни. Киев, 2009. Ре*
жим доступа: http://www.viche.info/journal/1067/
17 Мацькевич М. Iстрорична пам'ять народу та сучасне українське державотво*
рення // Юридична Україна. 2009. №1. С.6.
18 Нагорна, Л. Регiональна iдентичнiсть: украiнський контекст. Киiв: ІПіЕНД імені
І.Ф.Кураса НАН України, 2008. С.145.

7

А. Н. Поляков

Н

Введение

ачиная с 90х годов XX века, в России говорят о кризисе исто
рической науки. Считается, что он был спровоцирован нео
жиданным разрывом с марксизмом, который произошёл
вслед за распадом Советского Союза. Кризис “отечественной исто
риографии, — отмечает А. А. Искендеров, — в главном и основном
порождён кризисом марксизма (прежде всего метода материалисти
ческого понимания истории в его крайне детерминированной фор
ме…)”1 . С ним солидарны М. А. Чешков, В. М. Межуев, Ю. К. Плет
ников, В. А. Дьяков и другие историки и философы2 . В. М. Межуев
полагает, что «беспокоящий историков кризис … науки есть не столько
кризис знания, сколько кризис “веры”»3 . Образно рисует состояние
исторической науки в конце XX века Н. Н. Болховитинов: “… Старая
марксистская парадигма … рухнула … “Собор” истории лишился “ку
пола” (т.е. высшей коммунистической формации). Возникли огром
ные трещины и в самом его фундаменте, что угрожает развалом все
го здания”4 .
Критика марксизма в нашей стране началась еще в годы пере
стройки. Уже тогда стали говорить о недостатках формационного
подхода. На международной конференции в Москве в октябре 1990
года профессор М. А. Барг отметил, что за пределами формационно
го анализа находятся многоукладность и многовариантность разви
тия, деятельность и роль социальных слоев, которые не входят в рам
ки противостояния двух основных классов, значительная часть ду
ховной культуры5 . А. Я. Гуревич в те годы указывал на значение в
микрообществе горизонтальных связей, как правило, не учитывае
мых историкамимарксистами6 .
Общим местом при обсуждении положения исторической науки
стало убеждение, что никакая теория и методология истории не мо
жет претендовать на универсальность, монополию и абсолютное зна
ние7 . По свидетельству В. А. Данилова и Н. П. Носовой на Всерос
сийской конференции в Тюменском университете, проходившей 27
– 28 апреля 2000 года, эта мысль была поддержана всеми её участни
ками8 . Некоторых историков это приводит к полному отрицанию лю
бой возможности объективного исследования прошлого. “Невозмож
но создать такую теорию исторического процесса, — пишет
И. Д. Ковальченко, — которая была бы способна всё объяснить”9 . “Не су
8

Введение
ществует, — вторит ему В. М. Межуев, — единственной и до конца
объективной исторической теории”10 . Вместе с тем, нельзя не заме8
тить, что современная русская наука нуждается в новом осмыслении
исторического процесса. “Историку нужна теория”— справедливо
отмечает Л. Б. Алаев11 . И попытки создать такую теорию постоянно
предпринимаются.
Среди новых подходов, предлагающих иное осмысление истори8
ческого процесса — концепция А. С. Ахиезера. В её центре стоит не8
кий абстрактный субъект истории. По словам Ахиезера, он не сво8
дится к личности, но на самом деле во многом с ней отождествляет8
ся, так как именно личность является творческим рефлекторным на8
чалом 12 . В его концепции личность постоянно подвергается либо
инверсии, либо медиации. Инверсия трактуется как способность пе8
реосмысления явлений на основе накопленного культурного богат8
ства через большое количество дуальных оппозиций. Медиация –
выход за рамки смысла каждого из полюсов оппозиции. Эти два “вза8
имопроникаемых явления” ставятся в основание двух типов воспро8
изводственной деятельности субъекта. Первый тип воплощает в ка8
честве высшей ценности возможность жить и работать так, как жили
и работали отцы и деды (здесь царит инверсия). Второй тип ставит в
качестве высшей ценности стремление постоянно повышать эффек8
тивность всех форм деятельности (здесь главное – медиация). В со8
ответствии с каждым из типов воспроизводства, А. С. Ахиезер выде8
ляет типы суперцивилизаций: традиционную и либеральную13 . Су8
перцивилизации — такая же абстракция, как и общественно8эконо8
мическая формация, но в отличие от последней, сутью которой явля8
ется вполне реальная вещь — способ производства, во главу угла дан8
ной концепции ставится такой же абстрактный субъект, как и сама
суперцивилизация, с не менее абстрактными переживаниями типа
инверсии или медиации.
Иной подход предлагает А. И. Ракитов. Он предлагает заменить
основную марксистскую категорию “способ производства” на поня8
тие “технология”14 (искусство делания15 ). Технология, в современ8
ном смысле слова, наряду с привычным — система деятельности, со8
вокупность операционных процедур, включает в себя весь объём зна8
ний и информации, политические, социальные, экономические и эко8
логические последствия от её реализации и ещё многое другое. Тех8
нология объединяет явления культуры и цивилизации, примиряет
их с экономической обусловленностью16 . История видится Ракито8
ву сложным социальным, технологическим,

freedocs.xyz

Retsenzia_po_Istorii_Rossii

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Новосибирский государственный медицинский университет

Федерального агенства по здравоохранению и социальному развитию»

(ГОУ ВПО НГМУ Росздрава)

ФАКУЛЬТЕТ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ

КАФЕДРА СОЦИАЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК

РЕЦЕНЗИЯ НА СТАТЬЮ

Поляков А.Н. Древнерусская цивилизация: основы политического строя

Выполнил:ст-т стоматологического ф-та

1 курса,5 группы

Ф.И.О

Проверила:

Новосибирск 2013г.

Содержание:

  1. Введение……………………………………………………..2

  1. Основная часть………………………………………………3

  1. Заключение…………………………………………………..

  1. Список литературы………………………………………….

Введение

О политическом строеКиевской Руси написано много.Как у старых, так и у современных нам историков нет определенного мнения о политической сущности Киевской Руси. Нет сколько-нибудь устойчивого решения вопроса даже о том, имеем ли мы право называть Киевскую Русь государством, далеко не ясны даты существования этого государства, весьма спорен и характер этого государства даже в среде тех историков, которые склонны считать Киевскую Русь государством.

В исторической науке нет единой точки зрения на природу княжеской власти. Дореволюционные историки, такие как С.М.Соловьев, В.О.Ключевский, Н.И.Костомаров, М.С.Грушевский, В.И.Сергеевич, А.Я.Ефименко и А.Е.Пресняков, а из новейших – И.Я.Фроянов, не считают великого князя киевского монархом. Напротив, В.Н.Татищев в своей «Истории Российской» изображал древнерусских князей до Мстислава Владимировича (1076-1132) включительно в качестве самовластных государей, а политическую систему Руси – как монархию.

Меня заинтересовал вопрос о цивилизации древней Руси, а именно, основы политического строя. Как уже говорилось раньше, этот вопрос рассматривался с разных точек зрения. Многие историки, высказывая свое мнение, так и пришли к единому выводу.

Актуальна проблема и в настоящее время.Недаром по-этому предмету спорили всегда, спорят сейчас, и едва ли полная ясность когда-либо придет на смену более или менее обоснованным гипотезам.

Содержание

Можно выделить два основных подхода.

Первый представляет Русь княжеством, поначалу единым, а затем распавшимся на множество более мелких княжеств.

Второй предполагает, что Русь — это совокупность восточнославянских племен или городов (городовых волостей).

Как уже ранее говорилось можно выделить два основных подхода политического строя Руси.

Первая точка зрения восходит к трудам русских историков

XVIII века (А. И. Манкиев, В. Н. Татищев, М. В. Ломоносов). Господствует она в тех или иных вариантах и в первой половине XIX века.

Н. М. Карамзин писал о русской истории исключительно как об истории самодержавия.По схеме Карамзина, русское государство зарождается как монархия с приходом в Новгород Рюрика. При этом Русь становится собственностью великого князя, так что он может раздавать города и волости кому захочет.

Часть земель «государь» сохраняет за собой, которыми управляет

через своих посадников, другую часть раздает во владение варяжской дружине. Варяги, с которыми пришел Рюрик, становятся первыми в нашей стране чиновниками. Они составляют отборное войско и верховный совет, с ними князь делится своей властью.

Данный порядок вещей нарушается сохранившимися с прежних времен вольностями. Жители городов в наиболее важных или опасных

случаях собираются на вече и принимают решения.1

М. П. Погодин главными действующими лицами русской истории видел князей с их дружинами, города с воями, волости с народом и церковь. Центральной фигурой политической системы он считал князя. Князья были властелинами своих подданных и господами земли, но не в смысле собственности, а временного владения.

В трудах С. М. Соловьева политический строй Киевской Руси принял своеобразный вид. Как и его предшественники, он считает Русь

княжеством. Но в качестве основных выделяет родовые связи. Русью,

по его мнению, владел не князь, а княжеский род в целом. Великий

князь Киевский, в представлении Соловьёва, не государь и даже не

верховный глава государства, а старший в роду, причем часто старший

физически. «Волости, — пишет он, — находятся в совершенной независимости одна от другой и от Киева, являются отдельными землями

и в то же время составляют одно нераздельное целое вследствие родовых княжеских отношений, вследствие того, что князья считают всю

землю своею отчиною, нераздельным владением целого рода своего»

С. М. Соловьев в основу деления истории России на периоды кладет междукняжеские отношения, которые, по его мнению, обнаруживают «естественное развитие общества из самого себя». Первый период — от призвания Рюрика до Андрея Боголюбского, когда «княжеские отношения носят характер чисто родовой». Второй период — от Андрея до Калиты: «здесь обнаруживается стремление сменить родовые отношения, вследствие чего начинается борьба между князьями северной и южной Руси, преследующими противоположные цели; эта борьба после раздробления рода сменяется борьбою отдельных княжеств с целью усиления одного за счет другого, окончательная победа остается на стороне княжества Московского». Третий период — от Калиты до Ивана III. Здесь «Московские владетели все более и более дают силы государственным отношениям над родовыми» и, наконец, период четвертый — от Ивана III до пресечения династии Рюриковичей есть период, когда окончательно торжествуют государственные отношения над родовыми, «торжество, купленное страшною кровавою борьбою с издыхающим порядком вещей».2

Вторая точка зрения распространяется во второй половине XIX

века. Её защищали В. И. Сергеевич, Н. И. Костомаров, В. О. Ключевский, С. Ф. Платонов, М. Ф. Владимирский_Буданов, М. А. Дьяконов,

А. Е. Пресняков и другие.

В. И. Сергеевич соединяет князя и вече в единое политическое

целое. Народ и князь, по его мнению, составляют два одинаково существенных элемента древнерусского общественного быта. С одной

стороны народ, который выражает своё мнение на вече, не может без

князя, с другой — главной силой князя был именно народ. Вече рассматривается им как основная форма государственной власти. Оно

ведает всеми делами, кроме тех, которые передаёт князю . Основной

задачей князя он считает заботу об общественном благе . Главными

занятиями — управление и суд.

По мнению Н. И. Костомарова, каждое из восточнославянских

племен («народцев» по его терминологии) с древнейших времен составляло особое политическое образование — землю. Руководили

этими землями князья, но высшая власть принадлежала вечу — общему собранию.3

В. О. Ключевский считал, что первой политической формой у

восточных славян была городовая область, под которой он понимал

крупный торговый округ, управляемый городом. Возникновение областей Ключевский относил к середине IX века. Затем в конце IX и в

течение X веков образуются вторичные политические образования

— варяжские княжества.4

Заключение

Объективное отношение к историческим источникам и фактам вынуждает признать – Русь невозможно назвать ни монархией, ни республикой в чистом виде и в современном смысле этих понятий.

Исходя исключительно из формы власти, древнерусские князья, конечно, монахи. Но ограниченные княжеским родом, относительно которого великий киевский князь совсем не монах, а старший в роду. А главное, это такая монархия, которая ограничена самим обществом.

Как политическое целое, Русская земля напоминает империю: оющирное национальное государство, во главе с монахом, опирающимся на военную силу. Это усвоил в свое время К. Маркс, который называл Русь «империей Рюриковичей» .

Русская земля – это Киевская империя. Внешне – это огромная, по европейским меркам, держава, богатая, процветающая, со множеством городов, сверкающими золотыми куполами, и народом, который больше всего ценит свободу, любит веселье и верит в старых и новых богов. Внутри – это политическое образование, состоящее из полунезависимых земель, которые управляются князьями одного рода, а подлинная власть принадлежит общинам стольных городов.

Список литературы:

  1. Карамзин Н. М. История государства Российского. Т. I, гл. Х; Т. II, гл. VII.

  2. Cоловьев С. М. История России с древнейших времен. Русь изначальная. М. 2001. Т. 2, С. 407

  3. Костомаров Н. И. Начало единодержавия в Древней Руси. – Костомаров Н. И. История Руси Великой. В 12 т. М 2004. Т. 12, с. 7, 15-17,48-50

  4. Ключевский В. О. Русская история. В 3 кн. М .1995. Т. 1, с. 115, 118, 123, 165

  5. www.bibliotekar.ru/rusFroyanov/10.htm

studfiles.net

Читать книгу История цивилизации в Древней Руси А. Н. Полякова : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 34 страниц) [доступный отрывок для чтения: 23 страниц]

А. Н. Поляков
История цивилизации в Древней Руси

Введение

Киевская Русь постоянно привлекает внимание исследователей. Со времени появления исторической науки в России по этой теме накопилась громадная историография. Круг источников сложился и практически не меняется, за исключением археологических данных и берестяных грамот, пополняемых благодаря работам археологов. При этом многие проблемы истории Киевской Руси за этот период так и не получили более или менее обоснованного решения. Если дореволюционная историография занималась в основном изучением источников и выявлением фактов, испытывая трудности от недостатка развитой методологической базы, то советская историческая наука не стеснялась играть фактами в угоду принятой теоретической схеме.

В данном пособии история древнерусского общества рассматривается как история особой цивилизации. Изложение материала строится исходя из авторского понимания смысла цивилизационного развития и соответствующей типологии цивилизованных обществ.

Под цивилизацией подразумевается социальная система органического типа, связанная определённым культурно-экономическим укладом жизни, направленным на освобождение человека от труда и обеспечение полной свободы личности. Ядро системы образуют слои, освобождённые от необходимости заниматься производительным трудом, и обладающие, благодаря этому, наибольшей степенью свободы. Отношения внутри этого слоя определяют образ цивилизации в целом. На основе культурно-экономического базиса этих отношений можно выделить три основных типа цивилизации, присущих сельскохозяйственному обществу: полисный, вотчинный и феодальный. Полисный тип в основе своей имеет верховное право на землю городской общины (полиса). Чтобы владеть земельным участком (наделомжребием), землевладельцу необходимо было находиться в составе полисной общины. В качестве важнейших ценностей полисный тип культивирует патриотизм, чувство солидарности и свободу. Вотчинный тип цивилизации предполагает только одного полноправного собственника земли – царя (государя). Государь наделял землёй остальных землевладельцев на условии несения военной или иной службы. Вотчинному укладу соответствуют такие ценности как исполнительность, преданность, угодливость. Феодальный тип зиждется на основе иерархических связей между владельцами земли. В этом случае верховные права на землю принадлежат самим землевладельцам, а отношения между ними строятся на основе вассалитета, т.е. над правом одного земельного собственника здесь стоят права другого, более крупного, а над ним третьего и т.д. Важнейшей ценностью феодального общества является «верность» – как сеньору со стороны вассала, так и вассалу со стороны сеньора.

В развитии цивилизации выделяются несколько этапов, подобных возрастам человека: зарождение, рост, расцвет, упадок и гибель. Временем роста цивилизации является тот этап, на протяжении которого социальное ядро ещё не полностью освободилось от необходимости заниматься какой-либо деятельностью. Оно уже может жить за счёт чужого труда, но не может вообще ничем не заниматься, накладывая на себя другие («благородные») обязанности – такие как война, суд, религиозные ритуалы. Данный этап в истории цивилизации можно обозначить как этап восходящей линии развития. После того, как социальное ядро достигает такого состояния, когда оно освобождается от труда полностью и вообще никакой деятельностью не занимается, предаваясь исключительно развлечениям – можно сказать, что цивилизация достигла пика своего развития. Затем рано или поздно наступает период разложения и упадка. Этот этап в истории цивилизации можно обозначить как этап нисходящей линии развития.


Рисунок 1 – Типология цивилизаций

Отношение к истории Киевской Руси как развитию особой цивилизации требует преодоления психологического барьера, зародившегося в результате европеизации России. Начиная с Петра I, в обществе существует желание видеть Россию частью Европейского мира. Определённые основания для этого действительно есть. Русское государство зарождается в Европе, в географическом смысле этого слова. Русский народ по своему антропологическому типу принадлежит к европейской расе. Русский язык является частью индоевропейской семьи. Основная религия в России – христианство. А это – общие представления о Боге, устройстве вселенной и общества, общие герои, праздники, обряды, правила поведения и т.п. Однако хорошо известно, что вплоть до Петра Первого у России и Европы не было общей истории, а значит не было и нет общих исторических переживаний – нет психологического единства. Географическое размещение исторического ядра России не может быть основанием, ибо речь совсем не о географии, а об обществе. То же самое следует сказать и об антропологическом типе – биологические и расовые особенности не имеют решающего влияния на сущность социальной системы. Принадлежность нашего языка к одному семейству большинства европейских языков создаёт только видимость единства, ибо эта общность в повседневном общении не ощущается, оставаясь всего лишь достоянием учёных. Кроме того, к данной группе принадлежат и многие азиатские языки (персидский, хеттский, таджикский, хинди), но ведь никто не может, даже при большом желании, причислить к Европейской цивилизации Иран или Индию. Религия также не объединяет Россию с Европой. Европейская цивилизация складывается на основе одной ветви христианства – католичества, а у нас распространяется другая – православие. Между ними различий не меньше, чем между христианством и исламом, в котором почитается тот же самый библейский Бог, что и в христианстве. Чтобы это понять, не нужно глубоко вникать в суть догматических расхождений, которые, кстати, совершенно непреодолимы (взять хотя бы догмат о Троице1
  См. Гл.7 § 1 настоящей книги.

[Закрыть]), достаточно заметить, что средневековые католики и православные видели друг в друге не меньших врагов, чем в мусульманах. Европейские рыцари с одинаковым рвением совершали крестовые походы и на тех, и на других. Нужно ли вспоминать о взятии крестоносцами Константинополя или о призыве папы римского совершить крестовый поход на Русь? Православные и католики мыслили одними понятиями, но по-разному. Различия усугубляются ещё и тем, что восточное и западное христианство, распространённые в народной среде, а не в тиши монастырских келий или католических университетов, впитали в себя совершенно разные языческие системы. В итоге – не совсем одинаковое восприятие Бога, совсем разные представления об устройстве вселенной и общества, не похожие друг на друга герои, иное отношение к праздникам, расходящиеся межу собой обряды, различные правила поведения.

Оригинальный метод определения границ цивилизации как исторического поля применил А. Д. Тойнби. На примере Англии он показал, что её историю невозможно понять вне общеевропейского исторического процесса. Тем самым он косвенно определил принадлежность, казалось бы, оторванного от остальной Европы острова к Западной цивилизации. Если мы зададимся теми же вопросами, что и Тойнби, применительно к русской истории, то результат окажется совсем иным. Вот эти вопросы: является ли история России умопостигаемой сама по себе? Можем ли мы абстрагировать внутреннюю историю России от её сношений с Европой? Если да, то можем ли мы сказать, что внешние сношения вторичны? Не трудно заметить, что русская история проходила совершенно иначе, чем европейская. В отличии от истории островной Англии, история материковой России не только умопостигаема, но и гораздо более понятна вне европейской истории, чем в её контексте. В противном случае возникает множество неприятных вопросов: почему в русской истории не было рыцарских турниров, крестовых походов, замков, вассалитета, цеховых организаций, борьбы городов за вольности, реформации, ренессанса, университетов, бродячих студентов, инквизиции, т.е. всего того, что создаёт зримый образ средневековой Европы и объединяет её в единое историческое целое? Если всего этого в русской истории не было, что же общего остаётся в судьбе России и Европы, кроме социологических схем? И наоборот: Европа не знала постоянной и напряжённой борьбы с кочевниками, ордынского ига, опричнины, крестьянской колонизации, старообрядчества, казачества, крепостных мануфактур, борьбы славянофилов и западников, т.е. всего того, что объединяет в единой целое наш Русский мир. Даже в явлениях на первый взгляд схожих вскрываются существенные различия. Например, процесс образования национальных государств в Европе и России проходил в одно время, и, казалось бы, носил тот же характер. Однако в Европе он сопровождался развитием товарно-денежных отношений, а у нас крепостничества; в Европе королевская власть опиралась на дворянство – у нас князья действовали в союзе с боярством; в Европе национальные государства складывались в борьбе с церковью – у нас, наоборот, в союзе с ней. И так далее, и тому подобное.

Данное пособие по истории Киевской Руси охватывает период от возникновения цивилизации до монгольского нашествия, которое было важнейшей вехой в развитии Русского общества, полностью изменившей дальнейшей ход событий.

История цивилизации в Киевской Руси рассматривается с точки зрения отношений человека с властью, обществом и человеком противоположного пола. В результате освещаются наиболее важные социальные связи, характеризующие древнерусское общество с разных сторон, раскрывающие общие черты данного типа цивилизации и особенные, присущие только древнерусской общественной системе. В книге освещены и отдельные черты древнерусского образа жизни: культура, быт, хозяйство и политическое развитие. Понятия «Киевская Русь», «Древняя Русь», «древнерусская цивилизация» используются в пособии как синонимы и подразумевают период развития русского общества с X по XIII век.

В основе пособия – монография автора «Киевская Русь как цивилизация». Дополнительные материалы, которые не отражены в монографии, взяты из научных публикаций других авторов и учитывают последние достижения русской исторической науки или лучшие её образцы. Ссылки на данные издания даются в конце глав или параграфов, которые написаны с их использованием. Учебное издание снабжено приложениями: таблицами, выписками из источников и опорным конспектом, необходимым для лучшего запоминания студентами основных положений изучаемого курса. Книга богато иллюстрирована.

Глава 1 Становление древнерусской цивилизации
§ 1 Предпосылки образования Киевской Руси

Социально-экономические предпосылки. Цивилизация, которую мы привыкли называть Киевской Русью, возникла на месте, где уже существовали политические объединения восточных славян. Ко времени, когда началось становление новых форм жизнедеятельности, восточнославянское общество достигло необходимого уровня развития, достаточного для того, чтобы здесь могла возникнуть и существовать цивилизация. Речь идёт о политических и социально-экономических условиях, без которых сохранить вновь возникшую структуру общества и обеспечить устойчивость развития было бы невозможно.

Первой предпосылкой, создавшей условия для образования цивилизации у восточных славян, является участие славян в международной торговле. Роль международных торговых путей, проходивших через земли восточных славян, выражается в том, что они вызвали к жизни военно-торговые общины, нередко состоявшие из разноплемённого люда – оторванного от производительного труда, объединённого общим делом, спаянного кровью и воинским братством. Об их существовании можно судить на основе ряда источников. Так, Ибн Русте рассказывает о том, что русы часто нападают на славян, берут их в плен и везут на продажу в Хазарию и Волжскую Булгарию. Гардизи сообщает о том, что русы ходят на славян по сотне или двести человек, а славяне приходят к русам и служат им. На основе данных общин на Руси сформировался господствующий слой, ставший социальным ядром древнерусской цивилизации.

Существование военно-торговых общин – недостаточное условие для образования цивилизации. Для того чтобы мог возникнуть слой людей, живущий за счёт чужого труда, необходимо, чтобы непосредственный производитель делал больше, чем ему нужно самому. Вторым важнейшим условием расслоения общества и зарождения цивилизации является развитие произ-водящего хозяйства, в нашем случае, земледелия – основного занятия восточных славян. Иначе все эти военно-торговые общины были бы обречены рано или поздно слиться с господствующим народом без каких-либо последствий для социального строя.

По данным археологических раскопок изменения в сельском хозяйстве у восточных славян начинаются с IX века. Прежде всего, это связано с переходом к использованию озимой ржи, что было общим явлением как для славян, так и для скандинавов. Рожь зреет раньше других хлебов и может довольно долго стоять на корню. Зная это, земледельцы оставляли рожь до поры до времени и принимались за уборку других культур. Рожь стабильна, почти всегда урожайна. Не требуя весенне-летней подготовки, рожь давала приемлемый урожай на любой почве. Русский народ рожь называл «матушкой», она не раз спасала людей в трудные годы. «Матушка-рожь кормит всех дураков сплошь, а пшеница – по выбору» – гласит русская пословица. Или: «Красно поле рожью…», «когда рожь, тогда и мера…», «тот хорош, у кого родилась рожь». Озимая рожь обладает сороочистительной способностью и менее яровых культур требовательна к наличию питательных веществ и поэтому более приспособлена к выращиванию на окультуренных почвах. Посев озимых культур чаще всего осуществляется по пару, и поэтому использование озимой ржи косвенно свидетельствует о переходе восточных славян к интенсивной системе земледелия – трёхпольному севообороту. Использование паровой системы увеличивало производительность земли в 10 – 15 раз.

Первые находки озимой ржи датируются IX веком (городище Свила I , Витебская обл.). В X – XIII веках она выходит на первое место среди зерновых культур, а в XIII – XV столетиях количество озимой ржи превышает общее количество яровых. Динамика изменения доли озимой ржи в посевах точно совпадает с динамикой развития древнерусской цивилизации: ростом городов, развитием ремесла, зодчества, культуры и искусства. Это говорит о взаимозависимости этих процессов. Использование озимой ржи, дававшей стабильные урожаи, переход к паровой системе (трёхполью) растёт синхронно с увеличением числа городов, а значит и доли людей, освобождённых от труда. Достаточно высокие урожаи хлеба позволяли использовать в земледелии чужой труд, что превращало городских земледельцев в землевладельцев. Озимая рожь давала возможность прокормить не только самих пахарей и хозяев земли, но и ремесленников, художников, строителей, слуг, скоморохов и т.п., которые делали жизнь этих хозяев более яркой и насыщенной. По существу древнерусская цивилизация выросла на ржи, перефразируя «Слово о полку Игореве», – на ржи взлелеяна, на ржи вскормлена, ржаными колосьями спелената. На ней и держалась. Матушка-рожь кормила Матушку-Русь.

Распространение озимой ржи сопровождалось и другими новшествами. Особое значение имеет появление дуговой и шлейной упряжки, давшее возможность использовать в качестве тягловой силы лошадь, которая в этом качестве является в два раза эффективней быка или вола. Использование лошади как тягловой силы позволило значительно расширить посевные площади. В это же время появляется и соха, с помощью которой можно было обрабатывать тяжёлые почвы.

Политические предпосылки. Первой политической предпосылкой следует считать накопление достаточного опыта объединения больших социальных групп на основе территориального признака. Основой политической системы, которую впитала в себя Русь, стала традиция межплеменного объединения славян. А. А. Горский предлагает называть такие объединения «племенными княжествами» или «славиниями». Сведения о них крайне скудны. Греческие авторы, в частности Прокопий Кесарийский, главной чертой политической системы славян и антов называл народоправство (демократию). Он писал, что славяне и анты, не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве (демократии), и поэтому у них счастье и несчастье в жизни считается делом общим. Имеется в виду, что дела, которые касаются всех, славяне привыкли решать на общих собраниях.

Источники знают и предводителей славян – князей. Греки называли их риксами или архонтами. В латинских источниках они – короли (rex). Некоторые из них известны по именам. Это Ардагаст (Радигост), Пирагаст (Пирогост), Дерван, Даврит (Добрит, Доброслав?), Славун и другие. Одно из них, возможно, не имя, а титул – Валдук, т.е. Владыка. Все они возглавляли войска, занимались судебными тяжбами и на свой пост, вероятно, избирались. Есть сведения о царе славян и о кагане русов. Ибн Русте называет славянского царя «главой глав». По его словам, он коронуется, имеет помощника – супанеджа, который является его заместителем. Ежегодно «владыка» славян объезжает свою страну, собирая подарки в виде одежды. Попутно он занимается судебными разбирательствами. Похожее положение, по данным Ибн Русте, занимал и каган русов. Несколько иначе о нём пишет Ибн Фадлан. Царь русов живёт во дворце, около него находятся четыреста мужей из числа его сподвижников. С каждым из них – две девушки. Все они сидят рядом с ложем кагана. Оно огромно и украшено драгоценными самоцветами. С ним на этом ложе сидят сорок девушек. Иногда он использует одну из них, как наложницу, в присутствии своих сподвижников. Каган русов не спускается со своего ложа никогда. У него есть заместитель, который управляет войсками, нападает на врагов и замещает его во всех остальных делах.

Границы и хронологические рамки существования объединений подобного рода являются предметом споров. По мнению В. В. Мавродина, в борьбе с аварами в VI веке на Волыни, в Прикарпатье, создаётся мощное политическое объединение восточных славян-антов под руководством дулебовволынян. Это политическое объединение он считает начальным этапом русской государственности. Ещё до революции 1917 года подобную мысль высказывал А. А. Шахматов. К VII веку относится объединение, которое возглавлял некто Само. Как следует из «Хроники Фредегара» в 623 (624) году он был избран славянами королём и царствовал 35 лет. У него было 12 жён, которые родили ему 22 сыновей и 15 дочерей. Будучи королём, он принимал послов, проводил всевозможные разбирательства (суд), возглавлял войско – воевал с аварами и франками. Межплеменными объединениями, очевидно, были летописные восточнославянские народности: древляне, кривичи, северяне, вятичи и другие. Автор «Повести временных лет» указывает на существование у них самостоятельных княжений и называет землями, как и Русь. В IX веке становится известным так называемый Русский каганат. По мнению О. Прицака, он располагался в междуречье Волги, Трубежа и Которосли. Д. А. Мачинский, А. Н. Кирпичников и К. Цукерман считают, что он находился в ВолгоИльменском бассейне, и его столицей была Ладога. Б. А. Рыбаков, Х. Ловмяньский и П. П. Толочко относят каганат русов к среднему Поднепровью и считают его непосредственным предшественником Киевской Руси. Е. С. Галкина помещает Русский каганат в верховьях Донца, Оскола и на среднем и верхнем Дону, связывая его с салто-маяцкой археологической культурой. В. В. Седов создателями Русского каганата считает носителей волынцевской культуры. По его мнению, располагался он между Днепром и Доном. Как бы то ни было, существование подобных политических союзов позволяет предполагать, что определённый опыт, и мы знаем, примерно, какой именно, у восточных славян был, и он мог лечь в основу формировавшейся политической системы Киевской Руси.

Второй политической предпосылкой, сыгравшей большое значение для становления цивилизации у восточных славян, является военная активность, позволявшая быстро накапливать материальные средства, необходимые для содержания государства и социальных слоёв, освобождённых от производительного труда. По словам Менандра Протиктора, византийского историка второй половины VI века, до нашествия аваров славянские земли изобиловали деньгами, потому что славяне издавна грабили римлян… их же земля не была разорена никаким другим народом. Набеги славян на Восточную империю известны под 547, 549, 550, 578, 581, 583, 589 и другими годами. Под 844 годом Ал-Якоби сообщает о нападении русов на Севилью в Испании. В «Житии Георгия Амастридского» говорится о нападении русов на южное побережье Чёрного моря в начале 40-х годов IX века. 18 июня 860 года русы напали на Константинополь. «Повесть временных лет» связывает этот поход с киевскими князьями Аскольдом и Диром. Под 912 – 913 годами Масуди рассказывает о походе русов на Каспий. Хорошо известны походы Олега и Игоря на Царьград.

Таким образом, древнерусская цивилизация возникла на почве социально-экономического и политического развития восточнославянских племён. Важнейшими социально-экономическими предпосылками были: вовлечение восточных славян в международную торговлю и развитие земледелия, связанное с началом использования озимой ржи и переходом к трёхполью. Главными политическими предпосылками стали: опыт создания протогосударственных объединений (держава волынян, Русский каганат, восточнославянские земли) и возросшая военная активность восточных славян.

iknigi.net


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *