Основной закон геополитики и его проявления в мировой истории – Шпаргалка – Сущность геополитики. Основной закон и функции геополитики. Этапы развития науки

5. Основные законы геополитики

Геополитика, как и другие науки об обществе и природе, изучает законы становления, функционирования и развития социальных, экономических, географических, политических, военных и других систем.

Главным законом является закон фундаментального дуализма, проявляющийся в географическом устройстве планеты и в исторической типологии цивилизаций.

Например, западные ученые Р. Челлен и А. Мэхен, X. Макиндер (1861—1947) и К. Хаусхофер (1869—1946), русские исследователи этой проблемы Н.Я. Данилевский и В.П. Семенов-Тян-Шанский (1870—1942), П.Н. Савицкий и Л.Н. Гумилев считали, что этот дуализм выражается в противопоставлении сухопутного могущества (“теллурократии”) и морского могущества (“талассократии”).

Первое проявляется в виде военно-авторитарной цивилизации (например, Древняя Спарта, Древний Рим), второе — торговой цивилизации (Древние Афины и Карфаген).

По мысли родоначальников геополитики, особенно А. Мэхена и X. Макиндера, этот дуализм изначально несет в себе семена враждебности, которые, падая на хорошую политическую и военную почву, дают плоды непримиримой вражды двух стихий (жидкой, текучей и твердой, постоянной), двух типов культурно-исторических цивилизаций (демократии и идеократии).

Сухопутное могущество, или теллурократия, характеризуется четко обозначенными границами, фиксированным пространством, способами жизнедеятельности населения, устойчивостью его качественных ориентации: оседлость, ограниченность в выборе приложения труда, консерватизм, строгие нравственные или юридические нормы и законы, которым подчиняются все индивиды и группы людей, роды, племена, народы, страны, империи.

Суша — это всегда прочно, устойчиво, твердо. Эта твердость формирует твердость морали и закона, твердость традиции. Нравы закрепляются в общественном сознании, передаются по наследству, формируется кодекс этических норм, принципов.

Это проявляется, в частности, и в том, что

сухопутным народам, особенно оседлым, близко чувство коллективизма, а не индивидуализма, чужд дух предпринимательства, наживы. В управлении большими и малыми группами главным принципом является иерархичность.

Морское могущество, или талассократия, по мнению автора этой концепции А. Мэхена, — совершенно противоположный тип цивилизации.

Талассократия, или торговая цивилизация, более динамична и восприимчива к техническому прогрессу. Ей присущ дух индивидуализма, наживы, предпринимательства. Эти и другие качества индивида или группы предопределяет море, требующее такого типа личности, которая может выжить в экстремальных условиях. Поэтому индивидуум, способный на предприимчивость и нестандартные решения, представляет высшую ценность.

Следовательно, в такой цивилизации нравственные и юридические нормы, принципы, законы становятся относительными. Подобный тип цивилизации развивается активнее, чем теллурократический, легко меняет нравственные и культурные ценности, признаки, сохраняя только одну основную установку — стремление вперед, к новым открытиям, приключениям, наживе

.

Столетиями континентальные цивилизации (суша) довлели над морскими: Спарта и Афины, Рим и Карфаген, но ходом развития техники (повышение уровня кораблестроения, совершенствование вооружений, разделение общественного труда и, следовательно, товарообмена и торговли) объективно усиливались позиции моря, морских цивилизаций.

Отсюда вытекает другой закон геополитики: усиление фактора пространства в человеческой истории. Это особо подчеркивает А. Мэхен в работе “Влияние морской силы на историю”. В частности, он замечает, что английская нация обязана своим величием морю более, чем всякая другая.

Рост влияния талассократии начинается вместе с эпохой великих географических открытий, а достигает вершины своего могущества в конце XX в., когда англосаксонский капитализм и индустриализм сформировались как единый комплекс.

Гласным оплотом талассократии с середины XX в. стали США. В середине XX в. геополитический дуализм достиг своего апогея, когда теллурократия отождествлялась с СССР, а талассократия — с США и подконтрольными им сферами влияния.

В качестве производного от основного закона геополитики — дуализма талассократии и теллурократии можно с определенной долей условности назвать закон синтеза суши и моря — “береговая зона”.

Это тоже ключевое понятие в геополитике. “Береговая зона”, или Rimland — фрагмент талассократии или теллурократии. Влияние моря и предопределяет в “береговой зоне” более активное развитие, чем на суше, поэтому она — более сложное и культурное образование.

Rimland напоминает одновременно, как считает А. Дугин, “остров и корабль”, а с другой стороны — “Империю и Дом”. По его мнению, Rimland — “сложная реальность, имеющая самостоятельную логику и в огромной мере влияющая и на талассократию, и на теллурократию[13].

Береговая зона выступает как субъект истории со своей волей и судьбой, но реализуются они в рамках геополитического дуализма

. Таким образом, Rimland выступает поясом, пограничной зоной, или границей. В геополитике этот термин несет иную смысловую нагрузку, чем понятие границы между государствами. Морские пришельцы видят берег не как линию для самого материка, а как территорию, которую можно оторвать от континентальной массы, превратить в базу, торговый, военный анклав для дальнейшего наступления на сушу.

studfiles.net

Основные законы геополитики - Политология Библиотека русских учебников

В классических законов геополитики относятся: 1) закон фундаментального дуализма, 2) закон усиление фактора пространства в человеческой истории, 3) закон синтеза суши и моря

Закон фундаментального дуализма. Он проявляется в географической строении планеты и в исторической типологии цивилизаций. Этот дуализм заключается в противоборстве теллурократии ("сухопутной мощи") и таласок кратии ("морской мощи"). Государства теллурократии в древности древние. Спарта и. Рим, которые были представителями военно-авторитарной цивилизации. Известны центры торговой цивилизации - древние. Аф ины и. Карфаген - типичные образцы таласократипові зразки таласократії.

Для теллурократии характерны четко определенные границы, фиксированный пространство, способы жизнедеятельности населения, стабильность, проявляется в оседлости, консерватизме, устойчивых нравственных нормах и юридические их законах, которым подчиняется все население. Для жителей теллурократическую государства присуще чувство коллективизма в противовес индивидуализму, обогащению, духа предприимчивости талассократию, наоборот ки, более динамичной и благосклонной к техническому прогрессу. Индивидуум, который находится среди водной стихии, может выжить только в экстремальных условиях. Довольно часто ему приходится рисковать жизнью, при йматы нестандартные решения. Такой тип людей достаточно свободно относится к установленных юридических норм, не считая их обязательны, ведь большую часть своей жизни он находится в море, где действуют зако ни морской стихии. Жители моря, в отличие от обитателей суши, развиваются активнее, легко принимают и отказываются от определенных нравственных и культурных ценностей, всегда стремятся идти вперед, не останов яючись перед трудностями на своем пути шляху.

Итак, согласно этому закону геополитики, на протяжении всей истории человечества противостоят между собой континенте море, континентальная и морская потуги. Это приводит к тому, что две стихии - земля и вода символе изують два способа бытия людей, формируют у них два типичные виды поведения. Анализируя схему X. Макиндера,. Р. Арон вполне справедливо заметил:"С изучения прошлого. Макиндер выделил две идеи, которые до сих пор представят яються значимыми в контексте XX века. Первая, более очевидна, но, пожалуй, менее известная, заключается в том, что в битве против морской мощи или потуги континентальной неумолимый закон количества играет ае одинаковую роль. Морское государство не выживет, несмотря высокое качество своего флота и своих моряков, если она окажется лицом к лицу с противником, обладать гораздо большими материальными и человеческими ресурсами. Вторым уроком, еще очевиднее, является то, что морскую державу можно победить только с моря, но и с суши. Когда континентальная держава завладеет всеми сухопутными базами, места для морской государства больше не останется. Море превращается в море закрытое, подчинено земной империи, которая больше не нуждается во флоте. Британская империя может быть разрушена, приходит к выводу. Макиндер, или том случае, когда какая-то континентальная держава накопит ресурсы, которые значительно преобладать британские, или если сеть британских баз, построенных на островках или на полуостровах вокруг. Евраз ского материка, будет разрушена или оккупирована ударами, нанесенными с суши"Безусловно, прав. Р. Арон, подытоживая:"Сегодня, когда наземная мобильность достигла огромного прогресса, центральная из емля имеет все возможности завладеть ресурсами, материальными и людскими, необходимыми для покорения всего мира для підкорення всього світу".

Закон усиление фактора пространства в человеческой истории. К моменту конечной победы. США в холодной войне геополитический дуализм развивался в ранее заданном направлении - талассократия и теллурократия вели жорс стока борьбу за пространство, усиливаясь в экономическом и военно-политическом плане. Эта борьба продолжалась с переменным успехом как талассократии, так и теллурократии. Начиная с эпохи великих географических открытий росло влияние талассократии. Алфред. Тайер. Мехев считал, что на морскую силу наций влияли такие факторы, как географическое положение, физическое построение, включая сюда естественную производительность и к лимат, размеры территории, численность народонаселения, характер народа и правительства. Доказательством преимущества талассократии было создание крупных колониальных империй, прежде английского. По мнению. А. Мэхэна, при чина этом"лежит главным образом в двух чертах национального характера. Во-первых, английский колонист непринужденно и охотно поселяется на новом месте, во-вторых, он сразу и инстинктивно начинает. Пикля ваться развитием ресурсов своей новой страны в самом широком смысле"Б середине XX в главным центром талассократии стали. США, ателурократию отождествляли с. Советским. Союзом. Между двумя супердержавами точил ася жестокая борьба в различных сферах, прежде всего в вооружении и космосе. Достаточно вспомнить"звездные войны", чтобы увидеть, в каких масштабов дошло это противостояние. С распадом. СССР и мировой системы с оциализму двухполюсный мир прекратил существование, приведя к гегемонии. США. По поводу этого. П. Кальвокоресси высказал любопытные соображения:"С одной стороны, окончание холодной войны означало победу ка лизма над коммунизмом и оставило капитализм без соперника. Но, с другой - капитализм торжествовал, будучи не совсем здоровым, а роль. США в мировой капиталистической системе с середины 70 - х годов становилась все более неопределенной. Хотя, по мнению общественности, капитализм победил коммунизм под руководством. Америки,. США, очевидно, находились в опасном положении неопределенности по правления современной капиталистической системой - как своей собственной, так и международнойсистемою — як своєю власною, так і міжнародною".

Под влиянием этого события американский ученый. Фрэнсис. Фукуяма опубликовал в 1989 г, нашумевшую статью"Конец истории?",. В которой предсказывал торжество демократии, отсутствие силовых методов решения суп перечок в мире, а также вооруженных конфликтов. Однако возникновение конфликтных зон в бывшей невинной. Европе, множество локальных войн в различных регионах, усиление международного терроризма доказывало, что к совершенно овитого покоя еще слишком далеко-Реакция на эти события нашла свое отражение в статье, а впоследствии книге американского исследователя. Самуэля. Хантингтона"Столкновение цивилизаций", в которой автор занял позиции ю, совершенно противоположную той, которой придерживался. Ф. Фукуяма. Итак, для каждой геополитической эпохи были характерны свои доминирующие формы геололитичного противоборства. Примерно до середины XX в основной формой решения государствами своих геополитических задач послужило использование военной силы для достижения территориальной экспансии и установления режима прямого (непосредственного) контроля над участками тер итории. В дальнейшем с ростом промышленных и информационных технологий, появлением оружия массового уничтожения, глобализацией экономических отношений произошли дифференциация геололитичного противоборства, выделение ения в его системе новых форм, изменение доминирующего элемента. Ведущие государства все реже обращаются к традиционным формам контроля над пространством, и, как следствие, прямая военная агрессия с целью захвата и содержания территорий перестает считаться эффективным средством геополитической экспансиибом геополітичної експансії.

Теоретические проблемы современного геололитичного противоборства тщательно проанализировал современный российский ученый. Леонид. Ивашов. Оно разнообразен по своим формам: цивилизаций-ным, формационным (хозяйствово но-экономическим), информационным, военно-стратегическим (геостратегическим). Формационный противоборство представляет собой борьбу между геополитическими субъектами за достижения более значительных социально-экономических по показателей, установление режима международного сотрудничества на основе собственных моделей политического и экономического развития. Цивилизационное противоборство охватывает сферу борьбы между геополитическими субъектами за реализацию национальных ценностей и духовных потребностей суперэтнических сообществ с учетом культурно-исторических и национально-религиозных традиций. Военно-стратегический компонент глобального г еопол итичного противоборства имеет прямое отношение к сфере столкновения интересов двух или более геополитических субъектов в процессе реализации их намерений защитить собственный суверенитет или достичь и политических целей с использованием военной силы. Информационное противоборство является совокупностью отношений информационной защиты и соперничества различных геополитических субъектов. Несмотря на то, что в современных условиях, в начале XXI в, система международных отношений претерпевает значительные изменения, независимые государства остаются фундаментальными элементами международной системы, и каждая из них пытается защищать свою неза зависимость, обеспечивать национальную безопасностьбезпеку.

Анализируя действие закона усиление фактора пространства в современных условиях, российский политолога. Дугин предлагает четыре варианта дальнейшего развития: 1) победа талассократии вполне отменяет цивилизацию теллур рократии, 2) победа талассократии завершает цикл противостояния двух цивилизаций, но не распространяет свою модель на весь мир, 3) поражение теллурократии - явление временное, потому. Евразия еще вернется к св оеи континентальной миссии, но в новой форме; 4) победа теллурократии, которая переносит свою модель на всю планету (для примера приводятся идеи"мировой революции"и"планетарное господство. Третьего р ейху"Третього рейху").

Закон синтеза суши и моря - третий классический закон геополитики. Речь идет об одном из ключевых понятий геополитики -"береговую зону", или"Rimland"- фрагмент талассократии или теллурократии. Хотя"береговая со она"упоминалась многими учеными, однако данное понятие в научный оборот впервые ввел американский ученый. Николас. Спайкмен (1893-1943). По его мнению, именно"Rimland", а не"Heartland", как утверждал X. Мак ин-дер, представляет собой ключ к мировому господству. От него поступают импульсы к пространству, именуемом"Heartland", значит"тот, кто доминирует ним, то доминирует над. Евразией, держит судьбы мира в свои руки ах"А. Дугин называет"Rimland""ключевой категорией","островом и кораблем","пограничной зоной"и т.д.. Более развил идею"береговой зоны"геополитик. Владимир. Дергачев, предложив концепцию рубеж ной коммуникации. Речь идет о более широкое понятие контактной зоны в системе"Море -. Коустленд ("Rimland") -. Континент ("Heartland")"Через эту"береговую зону", якаьповьязуе между со-'бою море и сушу дбувалися не только вторжения завоевательных-и ков с моря, но и разнообразные контакты - геополитические, гео-экономические, геоэкологические, социокультурные и т.п.. В. Дергачев вводит понятие. МОРЕМАР - береговую зон у морей и океанов - го-• ловного геополитический плацдарм. С углублением международного разделения труда, тенденциями глобализации и регионализма"береговая зона"становится"зоной жизненных интересов"отдельных гос ав. Наряду с. МОРЕМАРом. В. Дергачев говорит о. ЕВРАМАР - важный"двигатель"духовного прогресса человечества, который, по его мнению, может стать барьером против"морской стихии"открытого общества и, вестерш зации. Понятно, что под"открытым обществом"и"все-тернизациею"ВДергачов подразумевает. США, которые постоянно вмешиваются во внутренние дела независимых держа;морської стихії" відкритого суспільства і , вестершзації.. Зрозуміло, що під "відкритим суспільством" і "вес-тернізацією". В.Дергачов має на увазі. США, які постійно втручаються у внутрішні справи незалежних держав.

uchebnikirus.com

Сущность геополитики. Основной закон и функции геополитики. Этапы развития науки

СОДЕРЖАНИЕ

1. Геополитика как наука …………………………………………………………. 5

2. История геополитики …………………………………………………………... 9

3. Международная политическая система…………………………………...… 23

4. Место конфликтов и войн в международной политике ……………………. 30

5. Геополитическое положение США …………………………………............ 33

6. Европа в системе геополитических отношений ……………………………. 36

7. Современная Россия в системе геополитических отношений …………. …. 40

8. Геополитическое положение СНГ .……………………………………........... 44

9. Геополитика стран АТР ………………………………………………………. 48

10. Геополитическое положение развивающихся стран .…………………….. 53

11. Национальные интересы и национальная безопасность ..……………...... 57

ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА

Краткий курс лекций по геополитике предназначен для студентов, обучающихся по специальности «Государственное муниципальное управление» по полной и сокращенной программе обучения.

Основная цель краткого курса - дать студентам знания для осмысления международных процессов и расстановки геополитических сил, формирования политической культуры, выработки личной позиции и более четкого понимания геополитической и международной ситуации в мире.

В кратком курсе раскрывается сущность геополитики, ее объект, предмет, методы и функции. Так же рассматриваются основные идеи и принципы классиков геополитики, современные геополитические школы и направления в системе геополитического знания.

Рассматривается современная геополитическая и геостратегическая ситуация: место ведущих мировых держав в геополитических процессах и концептуальные основы их внешней политики. Особое внимание уделено месту, роли и перспективам России в геополитическом развитии мира.

В конце каждого раздела имеются контрольные вопросы, при помощи которых студент может проверить себя. В конце пособия представлен глоссарий, в котором раскрываются основные категории геополитики.

Данное пособие предназначено для подготовки студентов к экзамену.

ГЕОПОЛИТИКА КАК НАУКА

Сущность геополитики. Основной закон и функции геополитики. Этапы развития науки.

Термин "геополитика" стал одним из самых популярных в нашем современном политическом лексиконе, когда речь заходит о проблемах внутренней и внешней политики, международных отношений и современного миропорядка.

Русское значение слова "геополитика" произошло от немецкого, образованного в свою очередь от греческих слов "GEO" (земля, пространство) и "POLITIKа"- государственный. Первым слово это употребил шведский политолог, германофил Р. Челлен в 1916 году. Он и последующие исследователи употребляли его для обозначения науки, раскрывающей влияние на политику государств пространственного фактора.

В Советском Союзе геополитика считалась буржуазной лженаукой, оправдывающей территориальную экспансию империалистических держав. Геополитика – наука политических элит, не случайно решением Министерства образования она преподается на факультетах управления по специальности государственное и муниципальное управление.

Как и всякая наука, геополитика имеет свой объект и предмет исследования. Объектом исследования геополитики является пространство. В современных условиях оно стало более многомерным, чем во времена зарождения науки. Сегодня, в условиях глобализации планеты наряду с пространством геополитике приходится учитывать в большей степени, чем ранее, другие факторы.

Предметом геополитики являются закономерности, формы и методы осуществления контроля за пространством со стороны различных субъектов Поэтому самым кратким определением геополитики может быть такое:

Геополитика – это наука или система знаний о контроле за пространством. К основным законам геополитики, можно отнести закон фундаментального дуализма (двойственности), проявляющийся в извечном противостояния двух типов цивилизаций:

· Морской: Афины, Карфаген, Великобритания, США.

· Сухопутной: Спарта, Римская империя, Германия, Россия – СССР -РФ, Китай.

Морские и сухопутные цивилизации имеют свои, присущие только им признаки, которые характеризуют восприимчивость цивилизаций к демократии, научно-техническому прогрессу, наличие в них индивидуализма или коллективизма.

По мысли родоначальников геополитики сухопутные державы развиваются в рамках четко обозначенных границ, им присущи: консерватизм, традиционализм, оседлость, коллективизм и пр.

Им противостоит противоположный тип цивилизации – морской, которому характерен: больший динамизм в развитии, восприимчивость к техническому прогрессу, наживе, предпринимательству, индивидуализму.

Столетиями континентальные (сухопутные) государства довлели над морскими, но с эпохи великих географических открытий соотношение сил постепенно меняется, мирового могущества достигают морские державы, апофеозом этого процесса стало мировое господство англо-американского капитализма.

Из этого основного закона геополитики вытекают две основополагающие концепции:

· Хартленда (сердца земли), обеспечивающего контроль над «мировым островом» и

· Римленда, исходящего из необходимости контролировать береговую зону Евразии, о которых подробнее речь впереди.

Можно сказать, что геополитика исследует закономерности зависимости силы или слабости государства от того, какое пространство оно занимает. Закономерности эти можно сформулировать следующим образом:

1. контроль над пространством теряют те субъекты, которые не обладают возможностями удержания или завоевания оптимальной территории

потеря контроля над пространством одним геополитическим субъектом всегда означает его приобретение другим (страны Восточной Европы)

2. преимущества получает тот субъект, который контролирует ключевые точки пространства[1] .

Геополитика выполняет самые разнообразные функции:

· познавательную, изучая тенденции геополитического развития стран и народов,

· прогностическую, давая прогноз развития геополитических сил, полей, международных конфликтов и пр.

· Управленческую, проявляющуюся в сборе и анализе эмпирической информации, выработке конкретных управленческих решений и рекомендаций,

Категории геополитики :

«Пространство», «границы», «национальные интересы и механизмы их реализации», «жизненное пространство», «Север», «Юг», «баланс сил», «столкновение цивилизаций» и т.д.

Остановимся на таких важных категориях как:

атлантизм (синоним Запад) - понятие, объединяющее западный сектор человеческой цивилизации, атлантизму противостоит

евразийство – геополитическое понятие, объединяющее восточный сектор человеческой цивилизации.

Говоря о функциях геополитики, следует иметь в виду, что геополитика - это наука, прежде всего, власти и для власти, геополитику называют наукой политических элит или наукой править, потому что она состоятельна только тогда, когда ее теоретики могут "навязать" свои взгляды творцам политики или (реже) политики становятся творцами геополитики.

В своем развитии геополитика прошла три основных этапа:

1. Начала геополитики, этот этап связан, прежде всего, с теориями географического детерминизма (предопределенности) и охватывает 2-ю половину Х-IХ века;

2. Классическая геополитика - 1-я половина ХХ века, апогеем ее считают геополитику немецкого нацизма;

3. Послевоенная ревизия геополитики.

Суть ревизии заключается в том, что до середины ХХ века геополитика по преимуществу носила традиционный (географический) характер. На рубеже ХХ и ХХ1 веков геополитика становится более комплексной.

Геополитика, как правило, не бывает общей для нескольких государств, даже, если они являются союзниками, она исходит, прежде всего, из национальных интересов и национальной безопасности. Пространство всегда будет играть важную роль в политике.

Несмотря на то, что в современном мире политический вес стране обеспечивает освоение новых технологий и коммуникаций, географический фактор входит в число жизненно-важных задач самосохранения государства как культурно-исторической общности на определенном пространстве

Вопросы для самопроверки:

1. Назовите предмет и объект геополитики

2. Раскройте суть функций геополитики

3. Объясните основной закон геополитики

ИСТОРИЯ ГЕОПОЛИТИКИ

История геополитической науки. Теории классиков геополитики. Русская геополитика. Современные геополитические теории

Геополитика зарождается на широком фундаменте географии. Идеи об обусловленности жизни людей и обществ географической средой высказывали еще древние мыслители: Аристотель, Геродот, Страбон, Полибий и др.

В новое время наиболее известным продолжателем географического детерминизма был Жан Боден , который считал, что географическая среда влияет на характер народов.

В эпоху Просвещения данное направление развивал Шарль Монтескье. В 1748 году выходит его знаменитый труд, результат 30-летней работы: "о духе законов", 17 книга которого посвящена исследованию влияния климата, пространства, на особенности государственного устройства на нравы и обычаи народов.

После Монтескье многие мыслители, особенно в ХIХ веке, уделяли внимание связи географии и политики: это знаменитый культуролог Гердер, философ Гегель, географы Александр фон Гумбольдт и Карл Риттер.

Но все-таки качественный перелом в развитии идей географического детерминизма в сторону геополитики начинается с немецкого ученого-географа Ф. Ратцель (1814-1904).

Концепцию Ф. Ратцеля отличало внимание к пространству, как главной силе государства. Государство же, в свою очередь, рассматривалось им как живой организм, укорененный в почву деятельностью людей, заинтересованных в защите от внешнего мира. Каждое государство и народ имеют свой "пространственный смысл" и свою "пространственную энергию", которые предопределяют их судьбу. Упадок государства, считал Ратцель, есть результат его слабеющего пространственной энергии.

mirznanii.com

Основные законы геополитики

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Омский государственный технический университет

Кафедра «Государственное и муниципальное управление»

Специальность 080504 – «Государственное и муниципальное управление»

РЕФЕРАТ

по дисциплине Геополитика

на тему: Основные законы геополитики

Студентки

Группы

Руководитель работы

Разработал студент

Оценка ________________________

Омск 2010

Оглавление

Введение. 3

1. Основные понятия, исторические этапы и законы геополитики. 5

1.1 Основные понятия геополитики. 5

1.2 История геополитики. 7

1.3 Источники геополитики и ее предмет. 14

2. Основные законы геополитики. 18

2.1 Закон фундаментального дуализма. 18

2.2 Закон усиления фактора пространства. 22

2.3 Закон синтеза суши и моря. 23

Заключение. 28

Библиографический список. 29

Введение

Современный мир в начале третьего тысячелетия отличается чрезвычайным многообразием, сложной геоэкономической структурой и высокой геополитической динамикой. Очередная волна радикальной трансформации геополитической структуры мира, охватившая современную цивилизацию в последнем десятилетии XX в. и перешагнувшая рубеж XXI в., требует глубокого осмысления всего мирохозяйственного уклада, анализа политико-географической структуры мира, се генезиса и перспективных направлений развития. Вооружить современных специалистов-географов, экономистов, международников, правоведов пониманием этих сложных процессов призван цикл социально-гуманитарных и общественных дисциплин, среди которых устойчивое положение занимает геополитика и политическая география.

В научных кругах геополитика предполагает географический, исторический и социологический анализ вопросов, связанных с политикой и пространственными структурами на различных уровнях (от государственного до международного). При этом рассматриваются политическое, экономическое и стратегическое значение географии, в зависимости от местоположения, размера, функции и взаимоотношения местностей и ресурсов.

Общепринятого определения геополитики не существует, это характерная черта всех формирующихся наук. Понятие «геополитика» трактуется чаще всего чрезвычайно широко. В итоге эта наука лишается свойственных ей черт, границы ее становятся чрезвычайно размытыми, переходящими в предмет экономических, политических, военно-стратегических, природно-ресурсных, экологических и иных дисциплин, международных отношений, внешней политики и т.д.

Геополитика – это научная дисциплина, объясняющая политику с точки зрения географических факторов: характер границ (сухопутные, морские), обеспеченности природными ресурсами (можно объяснить характер внешнеполитической ориентации страны), островного или сухопутного расположения страны, климат, рельеф местности (особенности социальной политики, таможенной, характер открытости страны) и другое.

Любая наука в своем становлении и развитии последовательно проходит путь освоения трех связанных между собой этапов: эмпирического, теоретического и прикладного. А одним из признаков перехода науки в теоретическую стадию является создание и развитие ее специализированного языка. Все это целиком и полностью относится и к геополитике. Однако специальные теоретические исследования в этой области науки пока единичны, и большинство теоретических аспектов рассматриваются «попутно» в конкретных исследованиях. Поэтому не случайно, что подавляющая часть формирующегося понятийно-терминологического словаря геополитики по содержанию недостаточно разработана, между терминами не установлены генетические связи, отсутствуют ключевые понятия, позволяющие интегрировать политико-географическое знание в понятийно-терминологическую систему.

Геополитика, как и другие науки об обществе и природе, изучает законы становления, функционирования и развития социальных, экономических, географических, политических, военных и других систем.

Цель реферата изучить основные законы геополитики. На основании поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

рассмотреть основные понятия геополитики;

обследовать особенности исторического развития геополитики;

разобрать источники и предмет геополитики;

изучить закон фундаментального дуализма, закон усиления фактора пространства, закон синтеза суши и моря.

1. Основные понятия, исторические этапы и законы геополитики

1.1 Основные понятия геополитики

Понятие геополитики в последнее десятилетие стало весьма популярным в России. Оно встречается в статьях, книгах, в выступлениях политических деятелей, учителей и научных работников.

«Слово «геополитика», - отмечает видный французский специалист Ив Лакост, - начиная с 1980-х годов, и особенно со времени окончания «холодной войны», получило широкое распространение. Сегодня это проявляется в средствах массовой информации, практически всех стран, в которых журналисты пытаются объяснить то или иное из умножающихся территориальных соперничеств и не только в Европе, а также в стремлении учесть реакцию на это соперничество общественного мнения». [1, с. 3]

Основы науки «политическая география» заложил немецкий этнограф и географ Фридрих Ратцель. Создателями геополитики были шведский географ и государствовед Рудольф Челлен, американский адмирал Альфред Мэхэн, британский географ и политик Хэлфорд Маккиндер, немецкий исследователь Карл Хаусхофер и французский географ Поль Видаль де ла Блаш. [9, с. 21]

Понятие «геополитика» впервые применил шведский ученый Рудольф Челлен (1864-1922 гг.). Он исходил из того, что государство это географический, пространственный феномен. Поэтому, с его точки зрения, геополитика это наука об отношении земли и политических процессов. Геополитика состоит из двух греческих слов: geo – земля, politikos – государство, гражданин и т.п. В основе этой системы знаний лежит политическая география. Значение этого фактора очень емко сформулировал другой классик геополитики Н. Спикмен: «География самый фундаментальный фактор внешней политики государства потому, что этот фактор самый постоянный. Министры приходят и уходят, умирают даже диктатуры, но цепи гор остаются непоколебимыми».

Таким образом, геополитика – это научная дисциплина, объясняющая политику с точки зрения географических факторов: характер границ (сухопутные, морские), обеспеченности природными ресурсами (можно объяснить характер внешнеполитической ориентации страны), островного или сухопутного расположения страны, климат, рельеф местности (особенности социальной политики, таможенной, характер открытости страны) и др. При этом географические факторы изучаются в единстве с историческими, политическими и другими, оказывающими наибольшее влияние на стратегический потенциал государства.

Геополитика – это дисциплина, которая анализирует и взвешивает данную ситуацию и ориентирует государство на то, что необходимо сделать с точки зрения пространства, какие нужды и требования государства реализовать в целях стратегической безопасности государства. То есть геополитика не статична, она всегда нацелена на будущее. У политической географии и геополитики может быть одна и та же область и методы исследования, но акцент и фокус внимания разные. Геополитика опирается на политическую географию, но не тождественна ей. Кроме того, современная геополитика изучает не только влияние географических аспектов государства (характер расположения, рельеф, климат, ландшафт, полезные ископаемые), но анализирует и все другие факторы, имеющие стратегическое значение для безопасности государства:

новые технологии в экономике вообще и в военном производстве, прежде всего;

телекоммуникационные связи;

количества и качества населения, его политическую и идеологическую сплоченность;

экология;

военная мощь.

В современном значении геополитика это:

система знаний о контроле над пространством (это изучает фундаментальная геополитика). Ее цель: установить взаимосвязь между международной политической мощью и географическим фактором. Выявление таких закономерностей делает геополитику наукой, как часть философии истории и философии политики и даже философии природы (поскольку человек часть природы, хотя и отделившаяся от нее и стремящаяся переделать ее в соответствии со своими прихотями, часто иррациональными).

наука править большим пространством на глобальном или региональном уровне (это прикладная геополитика, которую иногда называют геостратегией).

Главным объектом геополитического исследования является пространство. С этой точки зрения рассматриваются государственное устройство, его внутренняя и внешняя политика, этнография, человеческая психология, сознание, каким образом в рамках определенного пространства формируется смысл жизни и как этот смысл жизни влияет на изменение пространства и др.

Совокупность этих факторов объясняет принятие как внутренних, так и внешнеполитических решений.

Геополитика должна объективно ответить на вопросы:

что движет государствами в их взаимоотношениях на международной арене?

что определяет судьбы отдельных народов и целых цивилизаций?

что несет будущее всему человечеству? [14]

1.2 История геополитики

Геополитика как науки возникла на рубеже XIX-XX вв., но до сих пор отсутствует точная формулировка этого понятия. Это характерная черта всех формирующихся наук. Споры об объекте и предмете геополитики идут около сотни лет. Как правило, понятие «геополитика» трактуется чрезвычайно широко, что затрудняет определение присущих этой науке основных черт и круга проблем, а потому границы геополитики оказываются размытыми, нередко переходящими в область других научных дисциплин, например философских, исторических, экономических, природно-ресурсных, экологических, международных отношений, внешней политики и т.д. [1, с. 9]

mirznanii.com

основные законы геополитики

2. Основные законы геополитики

2.1 Закон фундаментального дуализма

Главным законом, который более всего привлекает внимание исследователей этой науки, по мнению видных специалистов, является закон фундаментального дуализма, проявляющийся в географическом устройстве планеты и в исторической типологии цивилизаций. Например, западные ученые Р. Челлен и А. Мэхен, X. Макиндер (1861 — 1947) и К. Хаусхофер (1869—1946), русские исследователи этой проблемы Н.Я. Данилевский и В.П. Семенов-Тян-Шанский (1870—1942), П.Н. Савицкий и Л.Н. Гумилев считали, что этот дуализм выражается в противопоставлении сухопутного могущества («теллурократии») и морского могущества («талассократии»). Первое проявляется в виде военно-авторитарной цивилизации (например, Древняя Спарта, Древний Рим), второе — торговой цивилизации (Древние Афины и Карфаген).

По мысли родоначальников геополитики, особенно А. Мэхена и X. Макиндера, этот дуализм изначально несет в себе семена враждебности, которые, падая на хорошую политическую и военную почву, дают плоды непримиримой вражды двух стихий (жидкой, текучей и твердой, постоянной), двух типов культурно-исторических цивилизаций (демократии и идеократии). Сухопутное могущество, или теллурократия[1], характеризуется четко обозначенными границами, фиксированным пространством, способами жизнедеятельности населения, устойчивостью его качественных ориентации: оседлость, ограниченность в выборе приложения труда, консерватизм, строгие нравственные или юридические нормы и законы, которым подчиняются все индивиды и группы людей, роды, племена, народы, страны, империи. Суша — это всегда прочно, устойчиво, твердо. Эта твердость формирует твердость морали и закона, твердость традиции. Нравы закрепляются в общественном сознании, передаются по наследству, формируется кодекс этических норм, принципов. Это проявляется, в частности, и в том, что сухопутным народам, особенно оседлым, близко чувство коллективизма, а не индивидуализма, чужд дух предпринимательства, наживы. В управлении большими и малыми группами главным принципом является иерархичность. [2., с. 26]

Морское могущество, или талассократия[2], по мнению автора этой концепции А. Мэхена, — совершенно противоположный тип цивилизации. Талассократия, или торговая цивилизация, более динамична и восприимчива к техническому прогрессу. Ей присущ дух индивидуализма, наживы, предпринимательства. Эти и другие качества индивида или группы предопределяет море, требующее такого типа личности, которая может выжить в экстремальных условиях. Поэтому индивидуум, способный на предприимчивость и нестандартные решения, представляет высшую ценность. Следовательно, в такой цивилизации нравственные и юридические нормы, принципы законы становятся относительными. Подобный тип цивилизации развивается активнее, чем теллурократический, легко меняет нравственные и культурные ценности, признаки, сохраняя только одну основную установку — стремление вперед, к новым открытиям, приключениям, наживе. [2., 27]

Геополитическая теория Мэхэна основана на положении о том, что исторические судьбы стран и народов в значительной мере определяет морская мощь, а вся мировая история есть процесс противостояния и борьбы морских и континентальных держав. [3, с. 147]

Главные условия, влияющие на морскую силу наций, могут быть подведены под следующие рубрики:

1. Географическое положение;

2. Физическое строение (conformation), включая сюда естественную производительность и климат;

3. Размеры территории;

4. Численность народонаселения;

5. Характер народа;

6. Характер правительства, включая национальные учреждения. [4, с. 177]

По Мэхэну, главным геополитическим фактором силы в международной политике является использование морей и контроль над ними. [3, с. 148]

В определенный момент (античный мир) складывается довольно устойчивая картина, отраженная в «карте Макиндера». Зона теллурократии устойчиво отождествляется с внутриконтинентальными просторами Северо-Восточной Евразии (в общих чертах совпадающими с территориями царской России или СССР). Талассократия все яснее обозначается как береговые зоны евразийского материка, Средиземноморский ареал, Атлантический океан и моря, омывающие Евразию с Юга и Запада.

Так карта мира обретает геополитическую специфику:

1) Внутриконтинентальные пространства становятся «неподвижной платформой», heartland («землей сердцевины»), «географической осью истории», которая устойчиво сохраняет теллурократическую цивилизационную специфику.

2) «Внутренний или континентальный полумесяц», «береговая зона», rimland представляют собой пространство интенсивного культурного развития. Здесь очевидны черты «талассократии». Хотя они уравновешиваются многими «теллурократическими» тенденциями.

3) «Внешний или островной полумесяц» представляет собой «неизведанные земли», с которыми возможны только морские коммуникации. Впервые он дает о себе знать в Карфагене и торговой финикийской цивилизации, воздействовав шей на «внутренний полумесяц» Европы извне.

Эта геополитическая картина соотношения талассократии и теллурократии выявляется потенциально к началу христианской эры, после эпохи Пунических войн. Но окончательно она приобретает смысл в период становления Англии великой морской державой – в XVII-XIX веках. Эпоха великих географических открытий, начатая с конца XV века, повлекла за собой окончательное становление талассократии самостоятельным планетарным образованием, оторвавшимся от Евразии и ее берегов и полностью сконцентрировавшимся в англосаксонском мире (Англия, Америка) и колониях. «Новый Карфаген» англосаксонского капитализма и индустриализма оформился в нечто единое и цельное, и с этого времени геополитический дуализм приобрел уже четко различимые идеологические и политические формы.

Позиционная борьба Англии с континентальными державами – Австро-венгерской империей, Германией и Россией – была геополитическим содержанием XVIII-XIX веков (плюс вторая половина XX века), а с середины нашего столетия главным оплотом талассократии стали США.

В холодной войне 1946–1991 годов извечный геополитический дуализм достиг максимальных пропорций, талассократия отождествилась с США, а теллурократия – с СССР.

Два глобальных типа цивилизации, культуры, метаидеологии вылились в законченные геополитические очертания, резюмирующие всю геополитическую историю противостояния стихий. При этом поразительно, что этим формам законченного геополитического дуализма на идеологическом уровне соответствовали две столь же синтетические реальности – идеология марксизма (социализма) и идеология либерал-капитализма.

В данном случае можно говорить о реализации на практике двух типов «редукционизма»: экономический редукционизм свелся к противопоставлению идей Смита и идей Маркса, а геополитический – к разделению всех секторов планеты на зоны, подконтрольные талассократии (Новому Карфагену, США) и теллурократии (Новому Риму, СССР).

Геополитическое видение истории представляет собой модель развития планетарного дуализма до максимальных пропорций. Суша и Море распространяют свое изначальное противостояние на весь мир.

Человеческая история есть не что иное, как выражение этой борьбы и путь к ее абсолютизации.

Таково самое общее выражение главного закона геополитики – закона дуализма стихий (Суша против Моря). [6]

2.2 Закон усиления фактора пространства

Политическая история народов земли демонстрирует постепенный рост политических форм, становящихся все более масштабными. Так возникают государства и империи. Этот процесс на геополитическом уровне означает усиление фактора пространства в человеческой истории. Характер крупных политических образований – государств и империй – выражает дуальность стихий более впечатляюще, выходя на уровень все более и более универсальных цивилизационных типов. [7]

Согласно этому закону безопасность государства зависит не только от его военной силы, технологического развития и экономической базы, но прежде всего от величины и географического месторасположения его земель и территорий. Без территориальной самодостаточности невозможно решить проблему суверенитета. Эта закономерность отчетливо проявляется по мере развития техники и науки.

Совершенствование уровня кораблестроения и вооружений объективно усилили позиции морских цивилизаций. Начиная с эпохи великих географических открытий (развитие торговли и товарообмена) эта цивилизация наращивает свое преимущество. В этой закономерности никто не сомневался, когда происходило противостояние двух сверхдержав во второй половине XX века. Рано или поздно даже «неприсоединившиеся» страны были вынуждены делать свой выбор в пользу одного из центров мировой политики.

В конце XX века создается единый англосаксонский комплекс, который закрепляет свое господство над подконтрольными им сферами влияния. Однако это отнюдь не означает, что принцип Больших Пространств теряет свое значение. Напротив, все очевиднее становится, что проект США заключается в превращение всей поверхности земли в Единое Большое Пространство, управляемое из американского центра. Поэтому перед каждым государством и народом стоит альтернатива – либо интеграция в единое Большое Пространство под руководством атлантистов, либо организация нового Большого Пространства, способного противостоять последней сверхдержаве. [12]

2.3 Закон синтеза суши и моря

В качестве производного основного закона геополитики — дуализма талассократии и теллурократии можно с определенной долей условности назвать закон синтеза суши и моря — «береговая зона». Это тоже ключевое понятие в геополитике. «Береговая зона», или Rimland — фрагмент талассократии или теллурократии. Влияние моря и предопределяет в «береговой зоне» более активное развитие, чем на суше, поэтому она — более сложное и культурное образование. Rimland напоминает одновременно, как считает А. Дугин, «остров и корабль», а с другой стороны — «Империю и Дом». По его мнению, Rimland — «сложная реальность, имеющая самостоятельную логику и в огромной мере влияющая и на талассократию, и на теллурократию. Береговая зона выступает как субъект истории со своей волей и судьбой, но реализуются они в рамках геополитического дуализма. [2., с. 27]

Береговая зона выступает как территория, которую можно оторвать от континентальной массы и превратить в базу, торговый или военный анклав для наступления на сушу. С другой стороны, она используется для ограничения влияния моря. [13]

Rimland представляет собой составное пространство, которое потенциально несет в себе возможность быть фрагментом либо талассократии, либо теллурократии. Это наиболее сложный и насыщенный культурой регион. Влияние морской стихии, Воды, провоцирует в «береговой зоне» активное и динамическое развитие. Континентальная масса давит, заставляя структурализировать энергию. С одной стороны, rimland переходит в Остров и Корабль. С другой стороны – в Империю и Дом.

Rimland не сводится, однако, лишь к промежуточной и переходной среде, в которой протекает противодействие двух импульсов. Это очень сложная реальность, имеющая самостоятельную логику и в огромной мере влияющая и на талассократию, и на теллурократию. Это не объект истории, но его активный субъект. Борьба за rimland талассократии и теллурократии не есть соперничество за обладание простой стратегической позицией. Rimland обладает собственной судьбой и собственной исторической волей, которая, однако, не может разрешиться вне базового геополитического дуализма. Rimland в значительной степени свободен в выборе, но не свободен в структуре выбора – так как кроме талассократического или теллурократического пути третьего ему не дано.

В связи с таким качеством «внутренний полумесяц» часто вообще отождествляется с ареалом распространения человеческой цивилизации. В глубине континента царит консерватизм, вне его пределов – вызов подвижного хаоса.

«Береговые зоны» самой своей позицией поставлены перед необходимостью давать ответ на проблему, предложенную географией.

Rimland является пограничной зоной, поясом, полосой. Вместе с тем – это граница. Такое сочетание подводит к геополитическому определению границы.

В отличие от границ между государствами, геополитика понимает этот термин иначе, отправляясь от изначальной модели, в которой первограницей или архетипом всех границ является конкретное историко-географическое и культурное понятие rimland.

Пространственный объем береговых зон является следствием взгляда на материк извне, «от лица морских пришельцев». Именно для «сил моря» берег является полосой, простирающейся вглубь суши. Для самого материка, берег напротив, это предел, линия.

Граница как линия (а именно так она понимается в международном праве) – это рудимент «сухопутной юриспруденции», унаследованный современным правом из древнейших традиций. Это взгляд сугубо сухопутный.

Но взгляд морской, внешний по отношению к материку, видитбереговые территории как потенциальные колонии, как полоски земли, которые можно оторвать от остальной континентальной массы, превратить в базу, в стратегическое пространство. При этом береговая зона никогда не становится до конца «своей»; при необходимости можно сесть на корабль и уплыть на родину, на «остров». Полосой же берег становится именно за счет того, что пришельцам с моря небезопасно углубляться внутрь континента только на определенное расстояние.

Так как геополитика совмещает оба взгляда на пространство – морской и сухопутный, то в ней rimland понимается как особая реальность, как граница-полоса, причем ее качественный объем зависит от того, какой импульс доминирует в данном секторе – сухопутный или морской. Гигантские и вполне судоходные океанические побережья Индии и Китая – суть линии, полосы минимального объема. Соответствующие культуры имеют сухопутную ориентацию, и объем береговых полос тяготеет к нулю, к тому, чтобы стать просто концом материка. В Европе и особенно в Средиземноморье береговые зоны суть широкие полосы, уходящие далеко вглубь материка. Их объем максимален. Но в обоих случаях речь идет о геополитической границе. Следовательно, это категория переменная, варьирующаяся, в зависимости от обстоятельств, от линии до полосы.

Такой подход геополитика проецирует и на анализ более частных проблем, связанных с границами. Она рассматривает границы между государствами как «зоны переменного объема». Этот объем – его сокращение или расширение – зависит от общей континентальной динамики. В зависимости от нее эти зоны меняют форму и траекторию в заданных пределах. В понятие «геополитической границы» могут входить целые государства. Например, английская идея “санитарного кордона” между Россией и Германией предполагала создание “ничейной” (полуколониальной и ориентированной на Англию) зоны, состоящей из прибалтийских и восточноевропейских государств. Континенталистская политика России и Германии, напротив, тяготела к тому, чтобы превратить эту зону в линию (Брест-Литовск, Раппало, пакт Риббентроп-Молотов).

При этом законченная и совершенная талассократия (Англия, США) применяет в данном случае двойной стандарт: границы собственных Островов талассократы стремятся свести к линии, а береговые зоны Евразии максимально расширить. Для континенталистской геополитики логично использовать точно такой же принцип в обратном направлении: границы Евразии – линии, границы Америки – полосы.

Аналогия с историческим rimland’ом как “колыбелью цивилизации” показывает важнейшее значение «зон-границ» и в более частных случаях. Свободные от необходимости нести на себе тяжесть географического заряда истории «пограничные зоны» сплошь и рядом направляют свою энергию в культурно-интеллектуальные сферы. И умелое использование этого «легкого» геополитического потенциала составляет искусство геополитической стратегии противоборствующих сторон.

При этом именно «морские силы» овладели этим в совершенстве, так как всегда основывались на принципе максимального и скорейшего извлечения пользы из колонизированных территорий. Это отличало их от сухопутных завоевателей, которые после захвата территории сразу же начинали считать ее своей, а, следователь но, не очень спешили выжимать из нее все, что можно. [6]

Таким образом, Rimland выступает поясом, пограничной зоной, или границей. В геополитике этот термин несет иную смысловую нагрузку, чем понятие границы между государствами. Морские пришельцы видят берег не как линию для самого материка, а как территорию, которую можно оторвать от континентальной массы, превратить в базу, торговый, военный анклав для дальнейшего наступления на сушу. [2., с. 28]

1.7. Функции геополитики

Геополитика как научная дисциплина имеет многообразные связи с жизнью отдельного государства, союза государств, противостоящих блоков. Она отражает объективные связи и закономерности реальной жизни, что позволяет ей выполнять определенные функции. Наиболее важные из них — познавательная, или гносеологическая, прогностическая, управленческая, идеологическая. Некоторые ученые называют в качестве самостоятельных функций аксиологическую, или оценочную, воспитательную, или функцию политической социализации, формирования гражданственности, политической культуры населения. Но все они органически входят в четыре перечисленные функции.Познавательная функция связана прежде всего с изучением тенденций геополитического развития стран и народов, с изменением различных явлений, процессов, событий. В научном познании геополитической жизни чаще всего оперируют совокупностью теоретических знаний из жизни государств, стран и народов, используя при этом методы сравнения, аналогий, экстраполяции. Широко применяются и эмпирические исследования, которые обеспечивают приоритет новых знаний о геополитической действительности. Делается это путем обнаружения и анализа новых явлений и тенденций изменения всей совокупности факторов геополитической жизни. Это служит важной предпосылкой для понимания и объяснения глобальных и региональных сдвигов на геополитической карте мира.Безусловно, для такого понимания и объяснения надо применять общелогические методы: анализ и синтез, индукцию и дедукцию и т.д. Приходится перерабатывать и обобщать огромный объем информации о конкретных геополитических явлениях, фактах, процессах. Могут применяться и другие психологические, социальные, специальные методы: контент-анализ документов, тестирование, социометрия и т.д. Это может быть анализ действий, поступков, поведения, выступлений, заявлений участников политических событий небольшого региона, глобального блока или союза.Исследователь получает информацию, которая выражается в объективных и субъективных показателях. Первая группа информации дополняет и уточняет данные официальной статистики, изменений, протекающих в мире; вторая — это информация о мотивах, намерениях, целях деятельности различных субъектов мировой или региональной геополитики. Познавательная ценность субъективной информации очень велика. Она раскрывает роль человеческого фактора в международной или региональной жизни, обращает внимание на субъективно-психологические стороны массовых геополитических процессов, позволяет видеть степень адекватности отражения объективных тенденций геополитического развития в сознании лидеров государств, блоков стран, социальных или этнических групп, а также наций и народов, принимающих участие в мировых или региональных событиях.Представляют интерес для познания и прогноза информация об участниках политических событий, подробности их социальнонравственных ориентаций, данные об их потребностях и интересах, уровне культуры, мотивах, фактах реального и вербального поведения и даже их пристрастиях (хобби). Эмпирические исследования позволяют собрать информацию об общественном мнении в интересующем исследователя регионе или мнение народов тех или иных глобальных регионов, а также изучить морально-психологическое настроение населения нужной части планеты. Кроме чисто информационной функции, а ее мы рассматриваем как неотъемлемую часть познавательной, эмпирические исследования позволяют выявлять новые тенденции геополитического развития, тем самым они обогащают теорию.Для того чтобы России выйти из нынешнего тупика, необходим теоретико-методологический прорыв в системе знаний об обществе, мире, науке, технике. Без этого невозможно внедрение новых технологий, а без них Россия в экономической, политической, военной, социальной, духовно-нравственной сферах жизни, в государственном управлении может оказаться на задворках истории, превратиться в сырьевой придаток развитых стран. Отсюда одна из важнейших задач молодой науки геополитики — создать теоретический, концептуальный аппарат, способствующий формированию такой системы идейно-политических взглядов в обществе и руководстве страны, которая полностью соответствует задаче сохранения Российской Федерации в качестве сильного и независимого государства, имеющего соответствующее место в современном геополитическом пространстве. Прогностическая функция геополитики вытекает из познавательной, тесно смыкается с ней. Собственно, любые исследования — теоретические и эмпирические — проводятся во многом для того, чтобы дать более или менее верный прогноз развития геополитических сил, полей, обозначить конфигурацию стран или союзов, их влияние на развитие международных, межрелигиозных, межэтнических отношений, уладить возможные локальные конфликты и выработать рекомендации для их предотвращения или погашения.Ценность любого геополитического исследования, начиная от конкретных, эмпирических, и заканчивая теоретическими, в которых дается анализ эмпирического материала, состоит в том, насколько адекватно, точно они отражают тенденции многообразных геополитических процессов. Немаловажно еще и то, в какой степени они завершаются научно обоснованными прогнозами, насколько эти прогнозы будут способствовать реализации прогрессивных геополитических изменений в интересах человека, страны, региона, человечества в целом. В подготовке краткосрочных и долгосрочных прогнозов геополитических изменений региональ- ного или глобального характера важную роль играет мониторинг — слежение за проходящими процессами. Применение методов сравнения, аналогий и некоторых других позволит заранее предупреждать нежелательные геополитические события.Управленческая функция геополитики проявляется прежде всего в сборе и анализе эмпирической информации, выработке конкретных управленческих решений и рекомендаций. Без оптимального объема информации, без должного ее анализа, выводов и рекомендаций ученых политическим лидерам, военным руководителям, экономистам невозможно принимать верные решения, управлять геополитическими процессами да и вообще руководить конкретной сферой — общественной, политической, финансово-экономической. При управлении любым видом деятельности, а также при подготовке управленческих решений важно хорошо проанализировать проблемную ситуацию, дать правильную оценку соотношения различных факторов — политических, географических, экономических, военных и т.п., знать уровень влияния субъектов всех событий, определить степень риска — политического, военного, социального, экономического, экологического и др., наметить конкретные меры противодействия оппозиционным, противодействующим силам и т.д. Итак, управленческая функция геополитики конкретно проявляется в том, что ее прикладная часть напрямую участвует в подготовке и разработке практических рекомендаций для управления геополитическими событиями, формирования для этого соответствующих сил и средств. Практические рекомендации в геополитике делятся чаще всего на две группы: объективные и субъективные.Объективные рекомендации учитывают реальные условия человеческой жизнедеятельности. Анализируя их влияние на конкретную систему геополитических отношений, исследователь, ученый, политический лидер, военачальник и т.д. опираются на конкретную информацию, получаемую в ходе исследования, сбора разведданных и т.п. После анализа информации определяются тенденции развития событий: от факта, конкретного случая или явления к обобщению. Затем даются рекомендации для теоретического уровня науки. Но уровень рекомендаций может остаться чисто прикладным, утилитарно-прагматическим, носящим сиюминутный характер, и не иметь существенного значения.Чтобы этого не случилось, важно помнить, что многое зависит от умения анализировать, от уровня подготовки специалиста-ана- литика, т.е. большое значение имеют субъективные рекомендации. Они включают интересы, мотивы, цели, намерения, ценностные ориентации и установки, идеологическую и мировоззренческую позиции и т.д. Это важно знать, чтобы вычислить степень отклонения от прогнозируемого управленческого решения.Итак, обобщая все сказанное выше, можно утверждать, что геополитика — наука управлять и править. Идеологическая функция геополитики так же многогранна, как и предыдущие, но здесь есть некоторые сложности. Сама по себе эта дисциплина долгие десятилетия была яблоком идеологического раздора и считалась в СССР лженаукой, идеологией империализма, фашизма, оправдывающей агрессивные устремления высокоразвитых стран к мировому господству. Отчасти так действительно было, когда геополитикой занимались ученые только по ту сторону «железного занавеса», обслуживая в основном западных политиков. Да и сейчас геополитика часто выступает на практике как адвокат сильных мира сего.В условиях однополярного мира, сложившегося после разрушения системы коллективной безопасности стран Восточной Европы, после развала СССР происходит массированная идеологическая атака на умы народов и Запада, и Востока. Примеров тому бесчисленное множество. Например, интересы прежде всего США, Великобритании, Германии, Японии и других высокоразвитых стран выдаются ими за общечеловеческие интересы и ценности. НАТО от имени ООН или Совета Безопасности ООН, а порой и не спрашивая их разрешения, берет на себя функции мирового жандарма.Однако надо исходить из понимания идеологии как системы политических, правовых, нравственных, религиозных, эстетических и философских взглядов и идей, в которых осознается и оценивается отношение людей к действительности. Следовательно, агрессивным, антигуманным геополитическим воззрениям можно и нужно противопоставить идеологию мирного, прогрессивного развития человеческого общества, провозглашающую равные права и возможности для всех без исключения наций и народов во имя сохранения человеческой цивилизации на нашей планете.



sundekor.ru

Сущность геополитики. Основной закон и функции геополитики. Этапы развития науки

СОДЕРЖАНИЕ
1. Геополитика как наука …………………………………………………………. 5

2. История геополитики …………………………………………………………... 9

3. Международная политическая система…………………………………...… 23

4. Место конфликтов и войн в международной политике ……………………. 30

5. Геополитическое положение США  …………………………………............  33

6. Европа в системе геополитических отношений …………………………….  36

7. Современная Россия в системе геополитических отношений …………. …. 40

8. Геополитическое положение СНГ .……………………………………........... 44

9. Геополитика стран АТР ………………………………………………………. 48

10. Геополитическое положение развивающихся стран  .…………………….. 53

11. Национальные интересы и национальная безопасность ..……………......   57
ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА
Краткий курс лекций по геополитике предназначен для студентов, обучающихся по специальности «Государственное муниципальное управление» по полной и сокращенной программе обучения.

      Основная цель краткого курса - дать студентам знания для осмысления международных процессов и расстановки геополитических сил, формирования политической культуры, выработки личной позиции и более четкого понимания геополитической и международной  ситуации в мире.

         В кратком курсе раскрывается сущность геополитики, ее объект, предмет, методы и функции. Так же рассматриваются основные идеи и принципы классиков геополитики, современные геополитические школы и направления в системе геополитического знания.

         Рассматривается современная геополитическая и геостратегическая ситуация:  место ведущих мировых держав в геополитических процессах и концептуальные основы их внешней политики. Особое внимание уделено месту, роли и перспективам России в геополитическом развитии мира.

         В конце каждого раздела имеются контрольные вопросы, при помощи которых студент может проверить себя. В конце пособия представлен глоссарий, в котором раскрываются основные категории геополитики.

         Данное пособие предназначено для подготовки студентов к экзамену.

        
ГЕОПОЛИТИКА КАК НАУКА

Сущность геополитики. Основной закон  и функции геополитики. Этапы развития науки.

        

         Термин "геополитика" стал одним из самых популярных в нашем современном политическом лексиконе, когда речь заходит о проблемах внутренней и внешней политики, международных отношений и современного миропорядка.

         Русское значение слова "геополитика" произошло от немецкого, образованного в свою очередь от греческих слов "GEO" (земля, пространство) и "POLITIKа"- государственный. Первым слово это употребил шведский политолог, германофил Р. Челлен в 1916 году. Он и последующие исследователи употребляли его для обозначения науки, раскрывающей влияние на политику государств пространственного фактора.

         В Советском Союзе геополитика считалась буржуазной лженаукой, оправдывающей территориальную экспансию империалистических держав.        Геополитика – наука политических элит, не случайно решением Министерства образования она преподается на факультетах управления по специальности государственное и муниципальное управление.

         Как и всякая наука, геополитика имеет свой объект и предмет исследования.          Объектом исследования геополитики является пространство. В современных условиях оно стало более многомерным, чем во времена зарождения науки. Сегодня, в условиях глобализации планеты наряду с пространством геополитике приходится учитывать в большей степени, чем ранее, другие факторы.

         Предметом геополитики являются закономерности, формы и методы осуществления контроля за пространством со стороны различных субъектов Поэтому самым кратким определением геополитики может быть такое:

         Геополитика – это наука или система знаний о контроле за пространством.       К основным законам геополитики, можно отнести закон фундаментального дуализма (двойственности), проявляющийся в извечном противостояния двух типов цивилизаций:

·       Морской: Афины, Карфаген, Великобритания, США.

·       Сухопутной: Спарта, Римская империя, Германия, Россия – СССР -РФ, Китай.

         Морские и сухопутные цивилизации имеют свои, присущие только им признаки, которые характеризуют  восприимчивость цивилизаций к демократии, научно-техническому прогрессу, наличие в них индивидуализма или коллективизма.

         По мысли родоначальников геополитики сухопутные державы развиваются в рамках четко обозначенных границ, им присущи:  консерватизм, традиционализм, оседлость, коллективизм и пр.

         Им противостоит противоположный тип цивилизации – морской, которому характерен: больший динамизм в развитии, восприимчивость к техническому прогрессу, наживе, предпринимательству, индивидуализму.

         Столетиями континентальные (сухопутные) государства довлели над морскими, но с эпохи великих географических открытий соотношение сил постепенно меняется, мирового могущества достигают морские державы, апофеозом этого процесса стало мировое господство англо-американского капитализма.

         Из этого основного закона геополитики вытекают две основополагающие концепции:

·       Хартленда (сердца земли), обеспечивающего контроль над «мировым островом» и

·       Римленда, исходящего из необходимости контролировать береговую зону Евразии, о которых подробнее речь впереди. 

         Можно сказать, что геополитика исследует закономерности зависимости силы или слабости государства от того, какое пространство оно занимает.       Закономерности эти можно сформулировать следующим образом:

1.    контроль над пространством теряют те субъекты, которые не обладают возможностями удержания или завоевания оптимальной территории

потеря контроля над пространством одним геополитическим субъектом всегда означает его приобретение другим (страны Восточной Европы)

2.    преимущества получает тот субъект, который контролирует ключевые точки пространства[1].

         Геополитика выполняет самые разнообразные функции:

·       познавательную, изучая тенденции геополитического развития стран и народов,

·       прогностическую, давая прогноз развития геополитических сил, полей,  международных конфликтов и пр.

·       Управленческую, проявляющуюся в сборе и анализе эмпирической информации, выработке конкретных управленческих решений и рекомендаций,

         Категории геополитики:

«Пространство», «границы», «национальные интересы и механизмы их реализации», «жизненное пространство», «Север», «Юг», «баланс сил», «столкновение цивилизаций» и т.д.

         Остановимся на таких важных категориях как:

         атлантизм (синоним Запад) - понятие, объединяющее западный сектор человеческой цивилизации, атлантизму противостоит

         евразийство – геополитическое понятие, объединяющее восточный сектор человеческой цивилизации.

         Говоря о функциях геополитики, следует иметь в виду, что геополитика - это наука, прежде всего, власти и для власти, геополитику называют наукой политических элит или наукой править, потому что она состоятельна только тогда, когда ее теоретики могут "навязать" свои взгляды творцам политики или (реже) политики становятся творцами геополитики.

         В своем развитии геополитика прошла три основных этапа:

         1. Начала геополитики, этот этап связан, прежде всего, с теориями географического детерминизма (предопределенности) и охватывает 2-ю половину Х-IХ века;

         2. Классическая геополитика - 1-я половина ХХ века, апогеем ее считают геополитику немецкого нацизма;

         3. Послевоенная ревизия геополитики.

         Суть ревизии заключается в том, что до середины ХХ века геополитика по преимуществу носила традиционный (географический) характер. На рубеже ХХ и ХХ1 веков геополитика становится более комплексной.

         Геополитика, как правило, не бывает общей для нескольких государств, даже, если они являются союзниками, она исходит, прежде всего, из национальных интересов и национальной безопасности. Пространство всегда будет играть важную роль в политике.                  

         Несмотря на то, что в современном мире политический вес стране обеспечивает освоение новых технологий и коммуникаций, географический фактор входит в число жизненно-важных задач самосохранения государства как культурно-исторической общности на определенном пространстве

Вопросы для самопроверки:

1.      Назовите предмет и объект геополитики

2.      Раскройте суть функций геополитики

3.      Объясните основной закон геополитики
ИСТОРИЯ ГЕОПОЛИТИКИ
История геополитической науки. Теории классиков геополитики. Русская геополитика. Современные геополитические теории

        

         Геополитика зарождается на широком фундаменте географии.  Идеи об обусловленности жизни людей и обществ географической средой высказывали еще древние мыслители: Аристотель, Геродот, Страбон, Полибий и др.   

         В новое время наиболее известным продолжателем географического детерминизма был Жан Боден, который считал, что географическая среда влияет на характер народов.        

         В эпоху Просвещения данное направление развивал Шарль Монтескье. В 1748 году выходит его знаменитый труд, результат 30-летней работы: "о духе законов", 17 книга которого посвящена исследованию влияния климата, пространства, на особенности государственного устройства на нравы и обычаи народов. 

         После Монтескье многие мыслители, особенно в ХIХ веке, уделяли внимание связи географии и политики: это знаменитый культуролог Гердер, философ Гегель, географы Александр фон Гумбольдт и Карл Риттер.

         Но все-таки качественный перелом в развитии идей географического детерминизма в сторону геополитики начинается с немецкого ученого-географа Ф. Ратцель  (1814-1904).

         Концепцию Ф. Ратцеля отличало внимание к пространству, как главной силе государства. Государство же, в свою очередь, рассматривалось им как живой организм, укорененный в почву деятельностью людей, заинтересованных в защите от внешнего мира. Каждое государство и народ имеют свой "пространственный смысл" и свою "пространственную энергию", которые предопределяют их судьбу. Упадок государства, считал Ратцель, есть результат его слабеющего пространственной энергии.

         В своих наиболее значительных трудах "Политическая география" (1897), "О законах пространственного роста государств" (1901) Ратцель сформулировал семь законов экспансии, которую Л.Гумилев назовет пассионарностью:

1.     Пространство государств растет вместе с ростом культуры.

2.     Рост государства сопровождается повышенной активностью, идеями, торговлей, мессионерством.

3.     Рост государства осуществляется путем соединения и поглощения малых государств.

4.    Граница, как периферийная зона государства служит свидетельством его силы или слабости, других изменений в этом политическом организме.

5.    В своем росте государство стремится вобрать в себя наиболее ценные элементы окружающего пространства: береговые линии, русла рек, равнины, районы, богатые ресурсами.

6.    Импульс к территориальному росту дают более высокоразвитые государства.

7.    Будущее за крупными государствами.

         Наибольший интерес, с позиций сегодняшнего дня, представляет его оценка значения бассейна Тихого океана. Этот огромный океанический район станет, по его мнению, местом активной деятельности и столкновений интересов многих ведущих держав мира.  Государства, которые будут доминировать в Тихом океане, будут доминировать в мире.[2]

         Ратцель предсказал, что именно зона Тихого океана будет местом выяснения сил между США, Англией, Россией, Японией и Китаем. Таким образом, Ратцель от описательского пассивного характера географического пространства перешел к геополитическому и даже геостратегическому аспекту роли пространства.          

         Эти идеи были подхвачены его учениками, как в Германии, так и за ее пределами. Одним из них был шведский профессор истории и политологии, пангерманист по убеждениям Рудольф Челлен (1846-1922гг.). Именно ему мир обязан самим термином и определением "геополитики".

         Уже само название главного труда Челлена "Государство как форма жизни" (1916), говорит о том, что он следовал в фарватере идей Ратцеля. "Государство …..  не случайный конгломерат, удерживаемый лишь формулами законников - оно живое существо"[3]. Он дополняет своего учителя в том, что не только пространство определяет характер государства. Помимо географических черт, здоровье государства зависит еще от четырех признаков:

1.     формы хозяйствования  

2.     национально-этнических характеристик

3.     социально-классового взаимопонимания

4.     формы государственного управления.

Государства возвышаются, потому что они сильны. Сила для государства, по Челлену, важнее закона, поскольку сам закон может поддерживаться только силой.

         Идеи Ратцеля и Челлена о взаимозависимости географии и политики, можно сказать, заложили основу геополитики, однако наукой в полном смысле ее сделали Альфред Мэхэн и Гарольд (Хэлфорд) Макиндер, создавшие глобальные геополитические концепции, объясняющие ретроспективу и перспективу развития мира.

         Главной работой Мэхэна стала книга "Влияние морской силы на историю", опубликованная в 1890 г.  Книга имела громадный успех. Суть концепции А. Мэхэна состояла в том, что морская мощь определяет исторические судьбы стран и народов. Параметры морской мощи зависят от:

·        географического положения страны,

·        ее природных ресурсов и климата, протяженности территории,

·        численности населения,

·        национального характера

·        государственного строя.

         Исходя из этого, Мэхэн обосновывает мысль о неизбежности превращения США в могущественную военно-морскую державу. Выполнить это историческое предназначение, обеспечив господство сначала в обеих Америках (Доктрина Монро (1758-1831), а затем в Мировом океане, США смогут только, имея сильный флот.

         Главную опасность для морской цивилизации он видел в континентальных цивилизациях. Для того, чтобы уменьшить их геополитическую значимость Мэхэн предложил по отдельности "удушать" их в кольцах "Анаконды", сдавливая их путем блокирования территорий с моря и по береговым линиям, чтобы не допустить их усиления. Особенно отчетливо геополитические идеи Мэхэна реализовывались в годы "холодной войны".

         Наибольший вклад в разработку геополитики внес английский географ Гарольд Макиндер (1861-1947). Его по праву можно назвать первым ученым, нарисовавшим сухопутную, в отличие от Мэхэна, глобальную модель мира.     Макиндер утверждал, что с планетарной точки зрения в центре мира лежит Евразийский континент, а в его центре - "сердце мира" или "Хартленд". Срединная земля - это наиболее благоприятный географический плацдарм для контроля над всем миром.

         В Хартленд включалась, прежде всего, Россия, Балтийское море, Дунай, Малая Азия, Закавказье, Иран, Монголия. На Востоке и Юге Хартленд ограничен государствами составляющими "муссонный прибрежный пояс" и "районами Аравии". Демаркационной зоной между Хартлендом и европейским прибрежным поясом служила территория Германии.

         Северной Америке, Японии, Австралии, Африке и Англии по карте  Макиндера отводилось место "внешнего или островного пояса". Макиндер предсказывал, что потенциальная возможность господства над миром принадлежит тому государству, которое владеет Хартлендом, ибо оно может закрыть доступ на материковую часть суши островным странам, изолировать их друг от друга.

         Чтобы не допустить такого развития событий, морским державам следовало объединиться и повести решительную борьбу за овладение ключевыми районами для проникновения в глубину Хартленда.

         Наиболее важным в этом отношении районом являлась располагающаяся между Черным и Балтийским морями Восточная Европа. Отсюда суть важнейшего геополитического закона Макиндера обрела всеобщую известность в трех взаимозависимых максимах:

·        тот, кто контролирует Восточную Европу, контролирует Хартленд;

·        кто контролирует Хартленд, тот контролирует мировой остров;

·        кто контролирует мировой остров, тот контролирует весь мир.

         Однако стратегическую роль в Хартленде,  по мнению Маккиндера, играет Россия и Маккиндер заранее предупреждал и об опасности особого усиления России в осевом регионе, и о нежелательности геостратегического ослабления России в пользу какой-либо азиатской страны.

         Опасаясь движения Германии на Восток, Маккиндер, участвуя в подготовке Версальского договора, «предложил создать "срединный ярус" независимых государств между Германией и Россией. Звеньями этого яруса стали после Первой мировой войны Финляндия, Эстония, Латвия, Литва, Польша, Чехословакия и Румыния»[4].

         Мэхэн и Маккиндер своими геополитическими идеями о важности морского и сухопутного могущества государств дали богатую пищу для размышлений теоретиков и действий авторов политики. Благодатной почвой для геополитики стала на рубеже веков Россия. Заняв одну шестую часть суши, имея мощный экономический потенциал, российская империя становилась одним из центров силы, обретала геополитические амбиции. 

         Большое влияние на становление русской геополитики оказала география и особенно военная география. Наибольший вклад в русскую геополитику внесли ученые - "евразийцы" Николай Сергеевич Трубецкой (1890-1938 гг.), Петр Николаевич Савицкий (1895-1968гг.), Лев Николаевич Гумилев (1912-1992 гг.).

         В основе евразийства лежит тезис о том, что Евразии не абстрактное понятие, а особая цивилизация, являющаяся одним из геополитических центров мира. В понимании евразийцев Европа исчерпывается Западной Европой. Восточная Европа есть часть Евразии, кроме нее Евразию составляют Западно-Сибирская, Туркестанская равнины и окаймляющие их с Востока, Юго-востока и Юга горы. Россия выступает в качестве центра этого пространства.    

         Евразийцы исходят из того, что тюрки в лице татаро-монголов сыграли не отрицательную, а положительную роль в развитии России. Татаро-монгольское иго, по их мнению, сохранило независимость России от агрессивного романо-германо-католического мира и обеспечило ее геополитическую самостоятельность.

         Реформы Петра 1 тоже на 200 с лишним лет открыли эпоху романо-германского ига, духовного засилья европейских идей, плодом которых явился и коммунизм. 

         Возможность его преодоления открыло образование Советского Союза, в котором были найдены наилучшие формы сохранения евразийства: Советы и федеративное устройство. Последующая замена большевистской идеологии на православие позволит добиться расцвета Евразии-России.       

         В 1960-е годы движение возрождает Л.Н.Гумилев в форме неоевразийства. По сути, он принципиально ничего не меняет в евразийстве, он дополняет его теорией пассионарности, иными словами, людские образования (этносы) переживают независимо от себя цикл развития, укладывающийся в три этапа:        1. пассионарный подъем

         2. состояние равновесия

         3. спад .

         В заключение следует сказать, что главная идея евразийцев в том, что Евразия является альтернативным Западу источником цивилизационных процессов. Мир не может быть одномерным.

         Существенный вклад в разработку геополитических идей внесли немецкие ученые, это не было случайным.

         Германия, как единое централизованное государство образовалось уже после раздела мира и немецкая геополитика должна была оправдать необходимость расширения "жизненного пространства" Германии. Отто фон Бисмарк (1815-1898) любил повторять, что «единственными эффективными границами Германии является ее армия»[5].

         В 1924 году в Мюнхене был основан Институт геополитики, который сыграл ключевую роль в ее развитии не только в Германии. Организатором института явился профессор Карл Хаусхофер (1869-1946), сын генерал-майора немецкой армии, один из самых ярких поклонников геополитики.

         В центре внимания Хаусхофера и его коллег стоял вопрос о "германской ситуации" в системе европейских и мировых держав. Хаусхофер исходил из того, что периоду господства морских держав приходит конец, а будущее принадлежит крупным сухопутным государствам.

         Упадок Великобритании и более мелких морских держав создал, по мнению немецких геополитиков, благоприятные условия для формирования нового мирового порядка, в котором доминирующее место должна занять Германия в союзе с Россией и Японией. В мировой политической системе должно остаться лишь три региона, каждый со своей пан-идеей:

1.     Пан-Америка во главе со США,

2.     Великая Восточная Азия во главе с Японией

3.     Пан-Европа во главе с Германией.

         Считая Центральную Европу оплотом Германии, Хаусхофер указывал на Восток как главное направление германской территориальной экспансии, дарованное немецкому народу самой судьбой для расширения своего жизненного пространства.

         Вторая мировая война пробудила пристальный интерес к проблемам геополитики не только в плане критики немецкой школы, но и в плане позитивного развития этих идей.

         В США формировалась "гуманизированная версия геополитики". Призывая учиться у германской геополитики, американские геополитики делали упор (особенно до начала "холодной войны") на то, что в послевоенный период Америка должна способствовать освобождению Евразии от всех форм империализма, колониализма и утверждения там свободы и демократии, естественно американского образца.

         Особенно такие взгляды были характерны президенту США Ф. Рузвельту. Рузвельт, который  был «преисполнен решимости положить конец существованию британской и французской колониальных империй»[6].

         Рузвельт создал  "план четырех полицейских", котором США, СССР, Великобритания и Китай  должны были гарантировать глобальный мир на основах коллективной безопасности. Однако этот план не был реализован в силу нескольких причин.

         В 1945г. Рузвельт умер и его место занял Трумэн, который опирался на другие геополитические концепции, поэтому и случилась знаменитая Фултоновская речь Черчилля в 1946 году, открывшая эпоху "холодной войны"

         Позиция Сталина, который добивался осуществления советских идеологических и политических интересов даже ценой конфронтации с союзниками.  Сталин вновь сделал ставку на мировую революцию, на экспорт ее в стратегически важные регионы, а вместе с тем и на геополитическую гегемонию и мировую революцию.

         Тогда американцам ничего не оставалось, как разрабатывать новую геополитическую модель. Главной ее составляющей стала экономическая помощь странам, оказавшимся в зоне интересов США (план Маршалла) в обмен на удаление социалистов и коммунистов из правительств стран Восточной Европы, оставление мощной группировки американских войск в Западной Европе , противостоящей Советской армии.

         А геополитическим обоснованием этому как нельзя лучше стала концепция американского геополитика Николаса Спайкмена (1893-1943), противопоставившая ставшему советским Хартленду, другой стратегический регион под названием Римленд.

         В своих книгах "Стратегия Америки в мировой политике" (1942) и "География мира" (1944) он обращает внимание на важность прибрежных территорий, охватывающих Евразию и  дает им общее название Евразийский Римленд, который и является ключом к мировому господству.

         Геополитический закон Макиндера он предложил заменить новым:

·        Кто доминирует над Римленд, господствует над Евразией;

·        тот, кто господствует над Евразией, держит судьбу мира в своих руках.

         Помимо переоценки Римленд, Спайкмен внес одно важное дополнение в геополитическую картину мира. Он ввел понятие срединного  океана. В основе этого геополитического представления лежит аналогия между Средиземным морем в древности и Атлантическим океаном в новейшей истории.

         Атлантика, как и Средиземноморье, не разъединяет, а объединяет американский и европейский берега, становится регионообразующим фактором нового атлантического сообщества, интеллектуальным и силовым механизмом которого являются США.       

         Развивая идеи Мэхэна о гегемонии морских держав, Спайкмен придал законченную форму тактике "Анаконды", поэтому его можно назвать "отцом атлантизма". Римленд, а через него весь мир должен находиться под контролем США.

         Для чего США, как главная океаническая ядерная держава с помощью военно-морских сил и авиации должна обеспечить свое присутствие на военно-морских базах:

·        атлантическому, тихоокеанскому побережьям

·        в Северном Ледовитом океане.

         СССР, понимая геополитическую важность Римленда, в течение многих лет стремился не уступить США. Жесткое идеологическое и политическое противостояние двух военных, ядерных супердержав СССР и США в течение 40-80-х годов исказили в определенной степени территориальный аспект геополитики, придав ей характер борьбы двух систем и блоков социалистического и капиталистического.

         Рассматривая советскую геополитику, следует отметить, что она как научная и учебная дисциплина не существовала. Ее функции выполняло несколько дисциплин - военная стратегия, военная география, теория международного права и международные отношения, география и т.п.

         И вместе с тем, общее геополитическое поведение СССР на международной арене выдает наличие довольно рациональной, с геополитической точки зрения, поведение.  Последовательная и геополитически обоснованная политика СССР указывает на существование какого-то "центра решений".

         Однако события перестройки и  реформ в России круто изменили геополитическую ситуацию в мире, что потребовало ее нового переосмысления.

          Геополитические идеи Н. Спайкмена были продолжены его соотечественниками в годы "холодной" войны. Наибольший вклад в детализацию концепции Римленда внесли: Дональд Мейниг, Колин Грей.

         Немалую роль в победе атлантизма над евразийством, или блока НАТО над Варшавским блоком государств сыграли геополитические идеи мондиализма.          Мондиализм - это идеология, предполагающая слияние всех государств и народов в единое планетарное образование с мировым правительством. В мире существует три основных мондиалистских организации:

·        Совет по международным отношениям,

·        В 1954 году был создан Бильдербергский клуб

·       в 1973 году активисты Бильдербергского клуба создали еще одну структуру, получившую название Трехсторонняя комиссия. Она получила название, так как имела в своем составе представителей Америки, Европы и Азии, штаб-квартиры ее помимо Европы были созданы в СССР и Японии

         Мондиалисты стремятся распространить власть капитала на весь мир с помощью формирования единого мирового правительства.

         С победой атлантизма, мондиализм как течение утратил смысл, так как борьба двух систем утратила актуальность. Можно сказать, что в настоящее время геополитические понятия: мондиализм, атлантизм и запад стали синонимами.

         Таким образом, наступила новая эра, которая потребовала новых геополитических моделей будущего.

         В неоатлантизме наиболее популярны сегодня две версии: пессимистическая и оптимистическая.

         К пессимистам с определенной долей условности относят одного из крупнейших американских геополитиков директора Центра стратегических исследований Гарвардского университета С. Хантингтона с его теорией столкновения цивилизаций. Хантингтон считает, что не существует "человечества вообще", а есть определенные цивилизации.

         Прогнозируя будущее, ученый приходит к выводу о неизбежности конфликтов не между государствами, а между цивилизациями в местах их пересечения.   

         Пессимизм Хантингтона заключается в том, что, анализируя победу атлантизма в "холодной" войне, ученый считает, что западная цивилизация победила неокончательно, скоро у незападных народов будут проступать антизападные настроения. Больше того, все они могут объединиться в противостоянии Западу.  Хантингтон предсказал, что главную опасность для Запада представляют исламская цивилизация и ее возможный блок с конфуцианством.

         Хантингтон предлагает меры, которые, по его мнению, должны укрепить Запад перед нависшей над ним опасностью.

         Эти рекомендации сводятся к следующему:

1.     Обеспечить единство Запада в рамках собственной цивилизации;

2.    Интегрировать в Западную цивилизацию страны Восточной Европы и Латинской Америки

3.    Обеспечить более тесные связи с Японией и Россией;

4.    Не допускать перерастания локальных конфликтов в глобальные войны

5.    Ограничивать военную экспансию исламских и конфуцианских государств;

6.    Использовать конфликты между исламской и конфуцианской цивилизациями;

7.    Поддерживать социальные группы незападных стран, ориентирующихся на Запад;

8.    Усиливать международные организации, отражающие западные интересы и ценности, обеспечить вовлечение незападных стран в эти организации.

9.    Хантингтон выступает за сохранение сильной России, способной помогать Западу в противостоянии с Исламом. 

         Эта концепция имеет немало сторонников, прежде всего, потому, что подтвердилась ходом реальных событий. К оптимистам неоатлантизма можно отнести Збигнева Бжезинского, который считает победу Запада окончательной.   В отличие от Хантингтона Зб. Бжезинский считает возможным «расчленить Россию на три самостоятельных республики: Европейскую, Сибирскую и Дальневосточную»[7]. Процесс этот должен происходить, согласно этому замыслу, под руководством США.

         С точки зрения главного американского геостратега, российского наследства хватит всем, что позволит США, реализовывать стратегию своей "мягкой гегемонии в мире.  Идея Бжезинского расчленить Россию находит поддержку у ряда его соотечественников.

         Самым большим оптимистом неоатлантизма считают американского футуролога Френсиса Фукуяму, опубликовавшему в 90-х годах статью "Конец Истории". Развитие исторического процесса, по Фукуяме, происходило в результате борьбы рационального капитализма и иррационального социализма. Распад СССР и Варшавского договора ознаменовали собой крушение иррационализма, а значит, наступило окончание истории и начало особого планетарного существования, которые объединят мир в слаженную рационально-функциональную машину под руководством ООН и других международных организаций, которые выступят ядром Мирового Правительства.

         Европейская геополитика как нечто самостоятельное после окончания 2-й мировой войны практически не существовала.      По мере того, как к началу 1970-х годов в США геополитические исследования становятся чрезвычайно популярными, европейские ученые тоже начинают включаться в геополитический процесс. Большую роль в популяризации геополитики сыграл французский философ Ален де Бенуа.

         Ему принадлежит разработка идеи новой единой Европы в форме "Федеральной империи", противостоящей Западу - США. Новые правые, как они себя называют, стали выступать за выход из НАТО, за развитие своего самодостаточного ядерного потенциала и строгий нейтралитет между Востоком и Западом, причем если уж говорить о союзе, то таковой предпочтителен с Востоком, а не с Западом.

         Совершенно другой геополитический подход предлагает известный французский философ, бывший советник президента Франции Миттерана Жакатлли. Он считает, что в основе геополитики лежит экономика.

         Исходя из этого, в мире сформируется три центра силы:

1.     Американское пространство, объединяющее обе Америки

2.     Европейское пространство, возникшее после объединения Европы  

3.     Тихоокеанский регион, зона нового процветания Токио-Тайвань-Сингапур. Между этими пространствами не будет существовать никаких особых различий - наступит эра геоэкономики, которая снимет политические противоречия в мире.

         Остановившись кратко на истории геополитики понятна значимость геополитических подходов для лучшего и более глубокого осмысления происходящих в мире процессов.

coolreferat.com

Основные принципы геополитики

Любая интерпретация исторических данных в геополитическом контексте возможна только в определённой системе координат или принципов.

В таком случае основные принципы геополитики можно свести к следующему.

I. На протяжении всей истории соперничают между собой социумы сухопутные и социумы морские, идет борьба Суши против Моря.

Итак, исторический процесс - это взаимодействие крупных человеческих общностей. Социумы отличаются друг от друга возможностями, связанными с мобильностью, потенциалом быстро перестраиваться, в частности усложнять свою социальную структуру.

Усложнение социальной структуры связано с быстрой возможностью перераспределять ресурсы, накапливать «богатство», то есть, упрощая, с торговлей, с рыночными регуляторами. Оптимальный и наиболее эффективный вариант торговли связан с использованием водных коммуникаций.

Возникают, с одной стороны, сухопутные общества. Они статичны, самодостаточны, существуют за счёт внутренних источников ресурсов. Олицетворяют Сушу, сухопутное могущество, «теллурокра́тию».

С другой стороны, появляются общества морские. Это уже общества паразитические, существующие за счёт торговли, то есть за счёт внешних источников ресурсов. Они олицетворяют Море, морское могущество, «талассокра́тию». По своей внутренней природе эти общества противоположны, враждебны, между ними идёт борьба в виде противостояния на уровне планетарного дуализма.

Геополитическое видение истории предполагает собой как раз идею развития этого планетарного дуализа до масштабов всего земного шара.

В древние времена развитие морских обществ сдерживали исторические обстоятельства. Система обмена не позволяла существовать только за счёт торговли. Не случайно Афины проиграли Спарте, а Карфаген Риму, финикийцы вообще были уничтожены.

Становление дуализма начинается с 1492 года, с эпохи великих географических открытий. Торговля становится явлением мирового масштаба. Преимуществами такой ситуации смогла воспользоваться небольшая островная страна Англия, которая быстро стала единственной по-настоящему мировой державой. В эпохе становления талассократии выделяется два ключевых эпизода: разгром «Непобедимой Армады» Испании в Ла-Манше 1588 года и нападение Наполеона на Россию 1812 года, что привело к его дальнейшему падению. В итоге в XVII-XIX веках на основе идеи баланса сил в Европе («помогай слабейшему») Британии удавалось вести позиционную борьбу с целым рядом крупных континентальных держав (Россия, Франция, Австро-Венгрия, потом Германия). В середине XX века в англо-саксонском мире сменился лидер: в 1941 году подписана Атлантическая Хартия и оплотом талассократии становятся США. В «холодной войне» 1945-1991 годов геополитический дуализм достигает максимальных пропорций и нейтральных социумов практически не остаётся. После 1991 года и распада СССР миром правит талассократия (США).

II. Основным субъектом исторического процесса, как это явствует уже из определения геополитики, является государство, внешняя политика которого определяется его пространственными параметрами («географический рельеф как судьба»).

Итак, пространство мобилизует живущий на его территории народ, придаёт историческое своеобразие истории конкретной общности. Особенность в том, что само понятие государства многозначно, его интерпретировали и интерпретируют по-разному, а значит, круг проблем, которые мы в этом контексте можем рассматривать, очень обширен.

С одной стороны, образование любого государства индивидуально. Непонятен критерий, связанный с характеристикой «государственности». Так, на планете Земля в начале XXI века насчитывалось около 6800 языков, около 2000 этносов, около 200 государств. Причём все эти три цифры дискуссионны. «Законное» государство «зарегистрировано» в ООН, но существует множество «непризнанных» государств. Есть этносы, у которых несколько государств (ФРГ и Австрия), есть исторические территории, у которых «по-любому» должно было бы быть государство (Тибет), но его нет. Есть непонятные квазигосударственные образования, которые не нужны даже своим гражданам, но мировое сообщество их поддерживает и т. д. В начале XX века появилось и так называемое «право нации на самоопределение», что придало этому процессу ещё больше вариативности.

С другой стороны, в контексте дискурса государства, то есть политической надстройки, можно рассматривать целый ряд других важнейших понятий: от «государства-силы» до идеи самовоспроизводства социума. Связанные с этим идеи прагматично ориентированы и востребованы, поэтому актуальны. Как и сама геополитика.

III. Государства, подобно биологическим организмам, «растут» (усиливаются) и «умирают» (испытывают упадок), а значит их границы постоянно меняются.

Пространственные «расширение» и «сжатие» любого государства является естественным процессом, связанным с его внутренним «циклом развития». Ослабление государства сменяется новым расцветом, а подъём является началом распада.

С геополитической точки зрения здесь важна сама длительность существования конкретной государственности, а не состояние его границ. В этой связи приведём мнение Ф. Броделя из работы «Что такое Франция», где он говорит о том, что о стабильности той или иной границы можно судить только по прошествии временного промежутка в 60-70 лет.

IV. Мировое географическое пространство делится на три зоны, за преобладание в каждой из этих зон между морскими и сухопутными социумами идёт борьба.

Политическую развёртку карты мира делят на три окружности или зоны. Формулируется эта идея британским геополитиком Макиндером, поэтому сама система координат и получила название «карты Макиндера».

Во-первых, выделяется зона «осевого ареала», или «земля сердцевины», или «хартлэнд». Географически эта зона ближе всего к территории бывшего СССР. Это континентальная часть Евразии. Здесь формируются сухопутные социумы, отсюда шла их экспансия. Делается предположение, что эта территория обеспечивает наибольшие преимущества в достижении мирового господства. При правильной организации средств связи и транспортных систем обеспечивается наибольшая мобильность и возможности для политического доминирования. Характерно, что основа этой территории отождествляется с политическими проектами (Империей, Союзом), основой которых выступал социум великороссов.

Во-вторых, береговая зона, или «зона внутреннего полумесяца». Географически это государства Евразии, имеющие выход к морским коммуникациям, побережье Евразии: Британия, Средиземноморье, Аравия, Индостан, Индокитай, Япония. Это зона наиболее интенсивного развития человеческой цивилизации. Государства этой зоны обладают признаками и морских, и сухопутных социальных систем. Контроль над этой зоной благоприятствует развитию любой политической силы. Стратегия «связи звеньев» США в годы «холодной войны» как раз преследовала своей целью отрезать СССР от прибрежных государств Евразии, окружить поясом недружественных блоков, что в целом удалось.

В-третьих, территории, с которыми возможны только морские коммуникации, «зона внешнего полумесяца», или «мировой остров». Это Северная и Южная Америка, Африка ниже Сахары, Индонезия, Австралия, Тихоокеанские острова. Эта территория, на которой формируются морские социумы. Социумы отличаются агрессивным характером, социальной мобильностью.

В этой системе координат основным смыслом исторической действительности была и является геополитическая борьба морских и сухопутных социумов между собой и за преобладающее влияние на береговую зону Евразии. В теории вроде можно говорить о том, что борьба шла с переменным успехом, но, по нашему мнению, сухопутные социумы консервативны, отличаются низкой социальной мобильностью, предоставляют индивиду слабые возможности по самореализации. Поэтому они проиграли.

Это не значит, что «Америка лучше всех», это значит, что крупные сухопутные территориальные образования исторически неэффективны, на социумы, выступающие основой таких «политических проектов», ложится очень большая нагрузка, механизм самовоспроизводства разрушается, и они приходят в упадок. В чем смысл таких «политических проектов», вопрос чисто риторический.

V. Идёт противостояние морских и сухопутных социумов на уровне образа жизни. Здесь демократия (власть народа) противопоставляется идеократии (власти идеи) или меритократии (власти одарённых).

В образной форме этот момент обыгран в фильме Говорухина «Место встречи изменить нельзя», когда Шарапов и Жеглов спорят о том, должен ли вор сидеть в тюрьме «по закону» или «по справедливости».

Сухопутные, традиционные социумы сложились, сформировались первыми, но так и не смогли решить проблему самовоспроизводства политической элиты. В чистом виде ни идеократии, ни меритократии не было нигде и никогда. Гипотетически на власть могли бы влиять религиозные системы, но церковь и общество, особенно на Западе, стали развиваться параллельно. Церковь занялась противостоянием со светской наукой и «бросила» общество на произвол судьбы. Само понятие национальных приоритетов в контексте идеи «личной доблести» возникло в период Возрождения в Италии, в первую очередь, в работах гениального Макиавелли. Идеи стабильности системы вне зависимости от её политической надстройки, самореализации в политике как проявления высшей степени состоятельности универсального человека, специфика этой самореализации в рамках демократической и авторитарной систем оказались неоценёнными, всё свелось к т. н. «дурному макиавеллизму». В дальнейшем разного рода «национальные проекты» связывались уже не с идеей социума, а с идеей «сильного» государства. Интересы власти и социума разошлись, и даже представительная система оказалась механизмом «корыстным». В итоге именно сухопутные общества дали феномен истеблишмента: власть - это демагогия, она нужна для личного обогащения. Сухопутные общества реализовать себе не смогли, и, видимо, можно говорить о том, что на современном этапе это общества аутсайдерские. Не случайно реальный прототип героя Высоцкого в жизни себя не нашёл, всё закончилось трагически.

Морские, торговые социумы формируются гораздо позднее, но быстро сухопутные, традиционные общества обгоняют. В основе их существования уже не религия и традиция, а рассудок, логика, что нашло выражение и в идеологии. Отсюда парадокс морских социумов: их идеи примитивны и просты, но они конкретны, они могут воплотиться на практике. Идея достижения успеха в бизнесе как критерий состоятельности индивида гораздо более доступна для самых широких слоёв населения. Во власть приходят «рыночно» ориентированные люди и, даже если они ничтожны как личности, объективно они отражают интересы прослойки населения, связанной с бизнесом, то есть с неформальным показателем. Пусть Рональд Рейган был актёром, но именно он запустил в США последнюю реальную экономическую программу не в интересах получателей пособий или медицинских страховок, а в интересах национально ориентированной промышленной буржуазии, основы «всего». Именно эта прослойка постоянно меняется, а значит, саморегулируется, она «самая нужная». Кроме того, морские общества формулируют идею представительной системы. В итоге за 300 лет капитализм победил в мировом масштабе бесповоротно. Параллельно и активно это фиксировалось на уровне идеологии. Так, уже в Новое время в Англии говорят о том, что у морских обществ представительные институты складываются раньше, такие общества подвижны, их граждане склонны к «свободе», и, значит, превосходят немобильные сухопутные социумы.

На начало XXI века можно утверждать, что так называемые «демократические» ценности, ценности морских социумов победили окончательно и альтернативы им в ближайшее время не будет.

psychohistory.ru